Происшествия

15 лет строгого режима и штраф в 35 миллионов запросил прокурор для бывшего «хозяина» дорог Мордовии Александра Шелудякова

У Александра Шелудкова появилось много вопросов к прокурору У Александра Шелудкова появилось много вопросов к прокурору

Громкий процесс по обвинению в коррупции троих бывших высокопоставленных гаишников выходит на финишную прямую. 11 июня в Пролетарском райсуде начались прения. Гособвинители предложили признать ВСЕХ подсудимых виновными по ВСЕМ предъявленным им уголовным статьям. Для экс-руководителя ГАИ Александра Шелудякова они запросили 15 лет строгого режима и штраф в размере 35 миллионов рублей. Бывшему хозяину ковылкинских дорог Рустаму Исякаеву гособвинители предлагают «выписать» 9 лет общего режима и денежное наказание в 3 миллиона 800 тысяч рублей, а недавнему командиру специализированного батальона ДПС Владимиру Астунину — 10 «строгих» лет и 17 миллионов рублей штрафа. Репортаж ВАЛЕРИЯ ЯРЦЕВА.

 

…Тем солнечным утром судебный зал был забит до отказа. Чтобы найти себе местечко, люди принесли из других кабинетов стулья и скамейку. На этот раз гособвинение представлял не только Валерий Попков, но и один из его начальников — заместитель прокурора республики Равиль Мяльдзин. «А что же третьего прокурора не прислали-то?» — иронизировал один из адвокатов. «Должны справиться вдвоем!» — заверил защитника Мяльдзин. Он первым и начал зачитывать хлесткую речь…

 

Прокурор

Равиль Мяльдзин разложил по полочкам все прегрешения подсудимых Равиль Мяльдзин разложил по полочкам все прегрешения подсудимых

Видимо, поначалу Александр Шелудяков подумал, что он ослышался... Видимо, поначалу Александр Шелудяков подумал, что он ослышался…

«Позвольте начать с цитирования отдельных фраз, которые были произнесены подсудимыми в этом зале! Потому что они очень ярко характеризуют как психологию подсудимых, так и суть процесса. Итак, вот что говорил Исякаев: «Человек — такая скотина, ко всему привыкает! (Очевидно, в данном случае подсудимый перефразировал Достоевского, который написал: «человек — подлец, ко всему привыкает» — С».) Я тебе всю жизнь помогал. Когда ты дом в Лямбире строил, я просил технику у твоего отца, чтобы привезти стройматериалы. А помнишь, как я помогал зерном и молоком, когда работал председателем колхоза? Мне тебя жалко, ты непорядочный!.. Должность есть такая — человеком быть. Мы работали вместе, общались, дружили, в бане мылись. Могли все на свете обсудить. Ты даже на день рождения моего сына приходил. За что ты меня подставил?..» Астунин, в свою очередь, вот что говорил: «В тот момент у меня была сложная жилищная ситуация. Дом, в котором проживала моя семья, попал под снос. Надо было срочно купить другое жилье и внести залог. Вот и получилось, что я вас обманул…» Цитирую Шелудякова: «Когда в прошлом году была переаттестация, ОСБ (отдел собственной безопасности — «С») был категорически против переназначения Мусатова (начальника Лямбирской ГАИ, а ранее — Рузаевской — «С»). Я пошел к министру, который пояснил, что, во-первых, у Мусатова прописан находящийся в розыске член ОПГ, а во-вторых, Мусатов сопровождал грузовик с паленой водкой. Но я сказал, что не верю, поскольку это мой близкий друг. В кабинете министра я написал поручительство, что готов нести ответственность за Александра Мусатова. Он присутствовал у меня на всех праздниках — будь то день ГАИ, день рождения… Он даже мог вызвать меня из кабинета для беседы… Исякаева, кстати, ОСБ тоже не пропускал. В итоге его перевели в тыл. Там Исякаев проявил себя грамотным специалистом, часовню построил… И замминистра сказал: такими людьми не разбрасываются… А ты, Саша, всегда находился у меня за столом. А когда однажды министр пришел и спросил, кто вот эти трое гостей, я ответил: «Это мои близкие друзья!» А ведь ты знаешь, как министр негативно относился к присутствию посторонних! Я не отрекся от тебя и всегда плечо подставлял, защищал. Просто надо было за разговором следить…» Вот какая философия, какие ценности и умозаключения основаны на буквально воровских понятиях и порядках! Несведущему человеку, услышавшему все эти фразы, наверняка придет в голову мысль, что это что-то из разговора предпринимателей, причастных к строительному бизнесу, в лучшем случае. А в худшем — фрагмент беседы участников воровской сходки! Как будто речь идет вовсе не о государственной службе, а о сколачивании бригады шабашников или открытии какой-то частной лавочки. Как же могло так случиться, что эти люди в недалеком прошлом занимали весьма высокие должности в органе, называющемся государственной инспекцией? Как все это охарактеризовать одним словом? Такое понятие в криминологии есть. Это явление называется одним емким словом — КОРРУПЦИЯ! И вот теперь получилось так, что маски сорваны. С такой философией для государственных служащих место только на скамье подсудимых! 250 тысяч рублей — туда, 250 тысяч — сюда, и об этом они говорят как в порядке вещей. Спрашивается, откуда такие деньги? Здесь надо будет вспомнить и об имуществе, о котором речь ниже. Или вы скажете, что все это куплено было на одну зарплату? Безусловно, о коррупции в системе ГИБДД было известно правоохранительным органам, однако задокументировать действия руководства управления, поставившего мздоимство среди своих сотрудников на поток, удалось лишь благодаря четко спланированной многоступенчатой оперативной комбинации. Она была проведена региональным УФСБ. При этом сложность заключалась в том, что денежные средства Шелудяков получал только через своих доверенных лиц из числа руководящего состава. Более того, Шелудяков, как он сам в этом признался, был приближенным к министерским сотрудникам, и все правила игры, конечно же, знал. А теперь он утверждает, что был доверчив и стал жертвой банального обмана!»

 

Обвинения

Во время речи прокурора на глазах Александра Шелудякова появились слезы Во время речи прокурора на глазах Александра Шелудякова появились слезы

Здесь Рустам Исякаев еще не осознал услышанное... Здесь Рустам Исякаев еще не осознал услышанное…

Владимир Астунин понял все с первых слов прокурора... Владимир Астунин понял все с первых слов прокурора…

А тут до Исякаева дошло... А тут до Исякаева дошло…

Напомним, что именно установило следствие. Александр Шелудяков и Рустам Исякаев решили получить 1,5 миллиона рублей с начальника Рузаевской ГАИ Александра Мусатова. В обмен было обещано содействие при оформлении субсидии на жилье. Кроме того, Шелудяков вымогал и получил взятку в 550 тысяч рублей от руководителя одного из подразделений УГИБДД. За это обещал не привлекать подчиненного к дисциплинарной ответственности. Кроме того, главный гаишник при посредничестве командира спецбатальона ДПС Владимира Астунина получил по 250 тысяч рублей от двух руководителей подразделений УГИБДД, которые тоже хотели избежать наказаний. Исякаев и другие должностные лица преподнесли Шелудякову 60 тысяч рублей в качестве благодарности за «общее покровительство». Владимир Астунин также обвиняется в похищении у одного из подчиненных более 185 тысяч рублей… Шелудяков отправил в Центральный аппарат ГИБДД МВД РФ в качестве взятки более 100 тысяч рублей, чтобы избавиться от собственного дисциплинарного взыскания и продолжить карьеру. В общей сложности трем фигурантам беспрецедентного дела инкриминировалось 12 преступлений. А один из подчиненных вынужден был поить и кормить Шелудякова и его приближенных за свой счет. Это обошлось гаишнику почти в 200 тысяч рублей…

Предварительное следствие квалифицировало действия полковника полиции Александра Шелудякова по статье «Мошенничество» (до 10 лет неволи). Также ему инкриминируются три эпизода по статье «Получение взятки в крупном размере, с вымогательством». В каждом случае это грозит штрафом в размере от 70-кратной до 90-кратной суммы взятки либо от 7 до 12 лет неволи со штрафом в размере 12-кратной суммы взятки. А еще за один эпизод по статье «Получение взятки должностным лицом» предусматривается штраф в размере от 30-кратной до 60-кратной суммы взятки либо до 6 лет неволи и с денежным наказанием в размере 30-кратной суммы взятки. Кроме того, еще за пару эпизодов по статье «Дача взятки должностному лицу» Шелудякову также светит денежная кара в размере от 15-кратной до 30-кратной суммы взятки либо до 2 лет лишения свободы с выплатой 10-кратной суммы мзды. В свою очередь, Владимиру Астунину предъявлены обвинения в мошенничестве и посредничестве в получении взятки (два эпизода). Рустаму Исякаеву инкриминируется дача взятки и мошенничество.

Любопытно, что первоначально некоторые из подозреваемых полностью или частично свою вину признавали. Однако на судебном заседании они резко изменили позицию. Но в своей речи прокуроры заявили, что считают все вмененные преступления доказанными, подтвержденными свидетельскими показаниями и другими собранными по делу доказательствами. А попытки подсудимых на процессе убедить служителя Фемиды в том, что они брали деньги «для себя», а «не под Шелудякова», — просто ложь и попытка уйти от ответственности! К примеру, Владимир Астунин, заявляя, что все деньги предназначались именно ему, по словам гособвинителя, придумал этот факт, чтобы запутать суд. Была опровергнута и версия о том, что деньги для высокопоставленного сотрудника Центрального аппарата ГАИ России преподносились как помощь в его лечении, а вовсе не мзда для «покровителя», призванная сгладить печальные результаты московской проверки…

 

Сроки и деньги

А теперь о наказаниях, которые затребовали для гаишного трио представители «государева ока». Начнем с Александра Шелудякова. За покушение на мошенничество — 6 лет с полумиллионным штрафом, за другие злодеяния — 10 лет и 15 миллионов рублей в виде штрафа, потом еще 10 лет, затем еще «всего» 2 года и еще 15 «лямов», плюс 10 лет, и еще 2 года и 30 миллионов. Потом, снова 2 года и 500 тысяч… А также 3 года и 1 миллион 800 тысяч. И, наконец, 2 года и 600 тысяч рублей. Если бы наказания складывались целиком, как в некоторых других странах, 58-летнему Александру Анатольевичу грозило бы провести за решеткой 47 лет и выплатить из собственного кармана более 63 миллионов рублей. Но в России сроки наказания и суммы штрафов складываются частично, поэтому в конечном счете прокуратура предложила суду отправить Шелудякова на 15 лет в «строгую» зону и выписать ему денежное наказание в размере 35 миллионов рублей. Кроме того, экс-руководителя следует лишить специального звания полковника полиции и всех госнаград. Кроме того, необходимо конфисковать у бывшего полицейского обнаруженные при обыске наличные в размере 1 миллион 110 тысяч рублей и в качестве залога оставить арестованными его банковские счета в Сбербанке и банке «Возрождение». Также гособвинение просит не снимать ареста с земельного участка площадью 2648 квадратных метров, жилого дома площадью 430 «квадратов», расположенных в Самарской области (Тольятти, ул. Кленовая, 3) и 3-комнатной квартиры площадью 103 «квадрата» (Саранск, ул. Демократическая, 1).

Владимиру Астунину гособвинение предложило «выписать» 10 лет «строгача» и 17 «штрафных» миллионов. Кроме того, по мнению прокуратуры, подсудимого необходимо лишить звания подполковника полиции. А также — оставить арестованными его счета в Сбербанке, автомобили «Тойота-Камри», «Лада», прицеп и изъятые в доме его сестры 5 миллионов рублей.

Теперь о Рустаме Исякаеве. Гособвинение просит для него 9 лет общего режима со штрафом в 3 миллиона 800 тысяч рублей. Также его надо лишить звания капитана полиции. Плюс сохранить арест на денежные средства, которые находятся на его счетах в банке «Возрождение» и «Россельхозбанке». Таким образом «великолепная троица» должна провести за решеткой в общей сложности 34 года и заплатить в доход государства более 55 миллионов рублей.

Когда прокурор начал перечислять запрашиваемые сроки, глаза Шелудякова увлажнились. Но при этом все три офицера держались спокойно и сдержанно. Хотя в глубине души они наверняка были потрясены. Сразу после окончания прокурорской речи Шелудяков стал о чем-то тихо разговаривать со своим адвокатом. Астунин приветствовал рукой близких: «Я вас всех люблю» — и давал какие-то напутствия. И лишь Рустам Исякаев, поначалу крепившийся и даже широко улыбавшийся, перед тем как покинуть клетку, дал волю нервам. «Даже за убийство человека меньше дают!» — возмущенно воскликнул он. Конвоиры попросили его успокоиться и прошествовать к выходу. Но Исякаев продолжал выкрикивать: «За что?! Отпечатков пальцев ведь никаких нет!.. Почему статья УПК защищает только права самого обвинителя? Ведь он только лишь поддерживает обвинительную часть! Это очень большая трагедия. Любой человек в этой ситуации может оказаться! За террористический акт меньше дают, блин! Абсурд полный. Деньги подсунули, да меня еще и судят!» «Успокойтесь!» — призывает конвой. «Как успокоится? — удивляется Исякаев. — 9 лет — за что?.. Ничего себе — успокойся! Ни хрена себе!» Чувствуется, что еще немного и подсудимый сорвется на откровенный мат…

В это время Александр Шелудяков сказал представителям СМИ спокойным голосом: «Я все равно считаю себя ни в чем не виновным!» На следующем заседании должны будут выступить адвокаты. А после того, как подсудимые произнесут последнее слово, прозвучит долгожданный приговор. Каким он будет?

340x240_mvno_stolica-s-noresize