Происшествия

А бил ли мальчик?!

Директор «Киномакса-Победы» Андрей Акишев утверждает, что не поднимал руку на сотрудницу УФМС: “Она была похожа на посетительницу ночного клуба – в лосинах, блестках и на каблуках!”

 

Судя по пламенной речи Андрея Акишева, все идет своим чередом... Судя по пламенной речи Андрея Акишева, все идет своим чередом…

В Ленинском райсуде начались прения по уголовном делу директора культурно-развлекательного центра «Киномакс-Победа» Андрея Акишева, который обвиняется в избиении сотрудницы УФМС. Гособвинение запросило для него 3 года общего режима. Подсудимый подготовился основательно: написал речь на десятке листов и запасся бутылочкой воды «Святой источник». Выступление Акишева длилось два часа. Исходя из его слов, виноваты оказались все — сотрудники УФМС, Следственного комитета, прокуратуры, сама потерпевшая, но только не он сам… На прениях присутствовал ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

 

«Прошу, чтобы фотографы не мельтешили передо мной, — готовясь к выступлению, заявил Андрей Акишев. — А процесс очень серьезный — прокурор запросил очень большой срок… Я прошу даже не щелкать затворами фотоаппаратов или же делать это бесшумно. А то я улыбнулся — меня щелкнули, и я сразу сбился!»

Преступление, инкриминируемое Андрею Акишеву, произошло в мае 2013 года. Сотрудники регионального УФМС прибыли к зданию развлекательного центра, чтобы проверить разрешение на работу у английской певицы Сандры Чемберс. После концерта она вышла на улицу. Работники заведения не позволили представителям миграционного ведомства подойти к иностранке и усадили ее в автомобиль. По данным правоохранительных органов, Акишев оттолкнул инспектора УФМС Екатерину Гальчуткину и ударил в живот. Пострадавшая тогда находилась на втором месяце беременности, ей пришлось обратиться за медицинской помощью…

«Ваша честь, в отношении меня гособвинитель Тарасова использовала выражение «психическая полноценность», — продолжает Андрей Акишев. — Верю, что у нее не было желания оскорбить меня… Почти год я общался с прокурором Тарасовой в рамках процесса, и она, вижу, успела собрать данные о моей персоне… Да, я в свое время работал в правоохранительных органах — в частности, в прокуратуре Саранска. Руководителем у меня был Юртайкин. И я хорошо помню, что от сотрудников прокуратуры требовали уважительного отношения к любому человеку, с которым приходится иметь дело. Еще я помню, что в то время в УПК использовался совершенно другой термин — не «психическая полноценность», а «психическое состояние» или «вменяемость». Далее Андрей Акишев зачитывал речь, опираясь обеими руками на трибуну, на которой стояла бутылочка «Святого источника». И одновременно интенсивно двигая по полу ногой в начищенном коричневом ботинке. «Меня обвиняют в преступлении, которое я не совершал! — заявляет подсудимый. — И вот год мы с защитником занимаемся тем, что доказываем: я не виновен… Я прошу наказать следователя из Следственного комитета! Почему работники прокуратуры не вернули это дело для дополнительного расследования? В помещении «Киномакса-Победы» происходил обыск, хотя подобного постановления не выносилось. На самом деле осмотр предметов практически не проводился. Значит, доказательства фиктивны и не действительны… Протокол следственного действия сфальсифицирован следователем! Я не совершал преступления, никакого события или состава преступления в моих действиях вообще нет!»

Акишев отпил из «Святого источника». «Гальчуткина рассказывала, как я ее ударил, как ей было больно. Как у нее образовался синяк размером со среднее яблоко. Но осматривавший ее судмедэксперт этот синяк не зафиксировал. Врачам Гальчуткина говорила про удар, но синяка величиной со среднее яблоко ниже области солнечного сплетения также не было обнаружено. Гальчуткина осознанно давала суду ложные показания! Да, имелся кровоподтек на правой реберной дуге, но это же совсем в другом месте. Это телесное повреждение она могла получить в течение четырех суток. То есть это могло быть не связано с событиями возле «Победы». Кровоподтеки Гальчуткина могла получить в результате собственной неосторожности. Значит, в этом моей вины нет!» Акишев снова отхлебывает из «Святого источника». Жидкости остается уже немного. «Я не знал, что Гальчуткина — это сотрудник УФМС, которая пришла проводить проверку. Она была похожа на посетительницу ночного клуба — в лосинах, блестках и на каблуках! Она и одета была, и вела себя так, как будто была отдыхающая! И я вообще не видел у нее в тот момент никакого служебного удостоверения!»

10 июня прения продолжались с 10.00 до 15.00. Два часа выступал Акишев, еще 2,5 часа — его адвокат. Теперь 16 июня суд перейдет к репликам.

Таким образом, приговор все ближе и ближе. Но, когда именно завершится этот беспрецедентный долгоиграющий процесс, сказать по-прежнему сложно…

340x240_mvno_stolica-s-noresize