Происшествия

«Муж приносил домой по 50–60 тысяч…»

Вдова Виталия Каткова рассказала страшные подробности расправы над супругом.

В Пролетарском райсуде продолжается слушание нашумевшего дела об убийстве в стиле «лихих 90-х». По данным следствия, 59-летний хозяин ритуального агентства «Мемориальная компания» Александр Колдырманов на почве многолетних неприязненных отношений застрелил 44-летнего менеджера агентства «Обелиск» Виталия Каткова в подъезде его дома № 28 на проспекте 60 лет Октября. Подсудимый обвиняется в «умышленном убийстве» и «незаконном обороте оружия и боеприпасов». На очередном заседании дала показания вдова погибшего Юлия Каткова. Как она рассказала, смертельно раненый муж предположил, что расправу над ним учинили конкуренты из ритуальной фирмы «Возрождение». Тем временем подсудимый Колдырманов передал 130 тысяч рублей на похороны противника. Из зала суда — Валерий Ярцев.

«Состояние здоровья позволяет вам участвовать в процессе? — осведомился председательствующий суда. «Да, я с утра уже принял лекарства, — кивает Александр Колдырманов, страдающий гипертонией, язвой и мочекаменной болезнью. Когда прокурор огласил обвинительное заключение, судья задал подсудимому вопрос: «Желаете высказать отношение к предъявленному обвинению?» «Ваша честь, в части приобретения оружия все записано слово в слово, как я рассказывал, — негромко пояснил Колдырманов. — А вот в части покушения на убийство не все соответствует действительности! Я признаю вину в том, что в результате моих действий произошло ранение…»

По данным следствия, обвиняемый начал следить за Катковым накануне расправы. 15 марта в 6.30 Виталий как обычно возвращался домой после прогулки с собакой. Тем временем Колдырманов притаился в подъезде на площадке первого этажа. Нападавший потом рассказал следователю, что навел на жертву пистолет. Катков оттолкнул его и повернулся спиной. Грянул выстрел, пуля попала в спину. Сотрудник «Обелиска» был госпитализирован в 4-ю горбольницу с ранением левой половины грудной клетки, ушибом спинного мозга и травматическим шоком. Он перенес экстренную операцию, но спустя сутки скончался.

В день похорон, 18 марта, полицейские задержали подозреваемого. Колдырманов признался, что совершил роковой выстрел из-за долгих неприязненных отношений и личных разногласий. Ссоры были вызваны конкуренцией в одной похоронной сфере. Причем раньше Катков работал в фирме Колдырманова обыкновенным рабочим. Как объяснил подсудимый, Виталий его постоянно оскорблял. Газовый пистолет, переделанный под стрельбу, Колдырманов приобрел еще в 1999 году у незнакомца, случайно повстречавшегося возле гаража…

Тем временем суд приступил к допросу вдовы Юлии Катковой. «Это произошло рано утром, — рассказывает она. — Виталий как обычно вышел гулять с собакой. Никакого подозрительного шума из подъезда я не слышала. И не могла услышать — дверь в спальню была закрыта… А затем позвонил муж и сказал: «Забери собаку с первого этажа!» И все! Я спустилась с четвертого этажа, вышла из лифта и увидела лежащего на животе мужа. Он упирался головой в дверь квартиры № 1. Рядом стояли соседи. Сначала я не поняла, что случилось. Соседка тетя Люба сказала: «Прострелили!» Я не осознала, что это значит «прострелили»! Подумала, что прострелило поясницу. Виталий недавно жаловался на боль в спине… Крови не было. Только когда подняла куртку, увидела на рубашке кровь. Муж успел сказать, что стрелявший был в камуфляжной форме, в кепке и солнцезащитных очках. Еще произнес, что узнает его, если увидит… Скорая помощь увезла Виталия. Я вслед поехала на такси в больницу, но к нему не пустили. Врач сказал, что состояние стабильно тяжелое… Больше мужа в живых я не видела…»

Этот рассказ подсудимый внимательно слушал, прикрыв ладонью левую половину лица, словно заслонялся от шокирующих подробностей. «Ваш муж говорил, что у него имеются какие-то проблемы, конфликты на работе?» — спросил прокурор. «Свою работу он со мной никогда не обсуждал подробно», — ответила Юлия Каткова. — «Какой характер был у супруга? Был ли он вспыльчивым, мог ли позволить себе лишнее?» — «Виталий мог долго ничего не высказывать, копить в себе, а потом вспылить!» — «У него были серьезные заболевания?» — «Он начинал простым рабочим, отсюда давление, больные суставы, спина… Еще у мужа было заболевание глаз, в сумерках плохо видел, не различал оттенки цветов… Поэтому водительские права не получал и машины у него не было. По этой причине он мог не узнать стрелявшего. — «Какой был ежемесячный доход у мужа?» — «Нам хватало…» — «А сумму можете сказать?» — «В среднем тысяч 50–60… При этом моя зарплата — 17 тысяч рублей. То есть мы с шестилетним и 12-летним детьми жили фактически на деньги Виталия…»

«Со стороны подсудимого кто-то возмещал вам причиненный материальный ущерб?» — задал вопрос судья. «Да, адвокат Колдырманова принес 130 тысяч рублей, — ответила вдова. — Я написала расписку о получении денег. Эти средства были потрачены на погребение и поминки, в том числе на девять и 40 дней…» — «Ваш муж когда-нибудь высказывал опасения по поводу возможных угроз?» — «Если бы были угрозы, он вел бы себя осторожнее!» — «Вы сами знали прежде Колдырманова?» — «Да, он был клиентом «Стоматологии», где я работаю администратором. От мужа его фамилию не слышала. Просто знала лично Колдырманова как пациента. И он меня знал как администратора, а не жену Виталия Каткова…» — «Виталий успел сказать, кого он подозревает в нападении?» — «Он предположил, что это могли быть конкуренты из фирмы то ли «Возрождение», то ли «Восхождение»… У них будто бы произошел какой-то конфликт. Но про него Виталий мне подробно не рассказывал! Об этом он успел сообщить следователю, который находился тем утром в нашем подъезде…»

«Столица С» будет следить за развитием событий.

Новости партнеров