Происшествия

Дело экс-начальника мордовской ГАИ: «И тут я прозрел и перестал оговаривать Шелудякова!»

Рустам Исякаев взялся опровергать сказанное ранее... Рустам Исякаев взялся опровергать сказанное ранее…

Страсти продолжают накаляться в Пролетарском райсуде, где идет рассмотрение громкого коррупционного дела! После выступления главного подсудимого — бывшего руководителя ГАИ республики Александра Шелудякова — «на сцену» вышел экс-начальник Ковылкинской ГАИ Рустам Исякаев, который также обвиняется во взятках. Его эмоциональную и во многом сенсационную речь слушал ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

 

«Ни по одному из предъявленных мне криминальных эпизодов вину не признаю! — сразу заявил Исякаев, крепко схватив руками стальные прутья в клетке. — Факт того, что мы собирали по 20 тысяч рублей, я не отрицаю. Но для чего это делалось? Думаю, никакого состава преступления тут нет!

sud_sheludyakov (4) sud_sheludyakov (29)14 ноября 2013 года проходило оперативное совещание в рабочем кабинете Александра Шелудякова. Он возмущался тем, что проверка проходила уже в третий раз, а нарушения выявляются одни и те же. Разговор был жестким. Александр Анатольевич сказал Александру Мусатову (на тот момент — начальнику Рузаевской ГАИ — «С») следующее: «Ты мой друг, но подставляешь меня в третий раз!» А ведь в свое время ты был лучшим пропагандистом! В это время Шелудякову из Москвы позвонил представитель центрального аппарата ГИБДД Шевченко. Разговор шел по громкой связи. Шевченко попросил 30 тысяч рублей на операцию. Сказал, как только получит годовую премию, сразу вернет. И тут начальник Чамзинской ГАИ Матякин сказал: «Это же такое благое дело, мы сами деньги найдем!» Но, когда мы вышли из кабинета руководителя, Александр Мусатов заявил: «Я денег никому давать не буду! Вы же сами видите, как он к нам относится!» На следующий день мы решали, кому отдать собранные деньги. Мусатов жевал жвачку — от него за версту спиртным разило, пил всю ночь. Он сказал, что не может этого сделать. Потом зашел Матякин. От него тоже сильно пахло алкоголем. И тут выяснилось, что вопрос отпал сам собой: потому что Шелудяков помощь уже отправил. В итоге все собранные деньги у меня оказались. Мне сказали: пусть они у тебя пока полежат, потом отдашь. А потом речь об этом как-то особо не заходила… Да, деньги Мусатову с Матякиным я так и не вернул, хотя готов это сделать, у меня на руках остались 40 тысяч рублей… Теперь-то я понимаю, для чего все это делалось. Вначале я признавал один эпизод преступления со своей стороны. Но потом понял, что идет чистейшая провокация и подстрекательство. ИМ были нужны не мы, начальники районных подразделений, а сам Шелудяков. А некоторые лица специально были выведены из этого уголовного дела в итоге. А мне в том числе было предъявлено обвинение. Речь шла так: как убрать этих татар из ГАИ, они уже заколебали!.. Я не считаю себя виновным, но мне приходится оправдываться… А вот Матякин с Мусатовым виновными себя не считают, хотя они столько всего совершили, что им ничего другого не остается, как других людей оговаривать, чтобы избежать наказания…» «Скажите, какие у вас отношения с Шелудяковым?» — интересуется адвокат. «Чисто служебные. Я всегда в лицо говорю правду, и это всех злит. Есть у меня вот такая отрицательная черта. Поэтому и Шелудяков меня сторонился. Хотя я его всегда уважал как профессионала…» «То есть Александра Шелудякова на предварительном следствии вы сознательно оговаривали?» — задается акцентированный вопрос. «Да, оговаривал! Взамен мне обещали, что после дачи нужных показаний я домой пойду, а не в изолятор. И по делу буду проходить только в качестве свидетеля… А потом я вдруг прозрел! И осенью прошлого года перестал оговаривать Александра Анатольевича. Потому что начали специально новые дела шить. Как можно говорить про человека то, что он вообще не делал?»

340x240_mvno_stolica-s-noresize