Происшествия

В Саранске стартовал громкий процесс над черными риелторами, вымогавшими квартиры у пьющих горожан

По данным следствия, «бизнес» основал Олег Карташов По данным следствия, «бизнес» основал Олег Карташов

Игорь Карташов играл роль силового воздействия на «продавцов» Игорь Карташов играл роль силового воздействия на «продавцов»

Октябрьский райсуд приступил к рассмотрению уголовного дела 45-летних братьев Игоря и Олега Карташовых, обвиняемых в вымогательстве квартир у жителей Саранска. По версии следствия, в 2009—2011 годах близнецы запугивали, избивали и пытали опустившихся граждан, требуя переписать на них недвижимость. На первом заседании обвиняемые заявили отвод адвокату, гособвинителю и судье, но их требование не было удовлетворено. Из храма правосудия — ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

 

Преступления

Согласно обвинительному заключению, осенью 2009 года неоднократно судимый за имущественные преступления охранник предприятия «Арго» Олег Карташов придумал план обогащения — отнимать жилье у одиноких алкоголиков. В октябре он пришел в гости к безработному Карбаеву — владельцу двухкомнатной квартиры в доме № 21 по улице Косарева. Летом у него умерла мать, которой принадлежали половина жилплощади и гараж в кооперативе «Транспортник». Карташов напоил хозяина до невменяемого состояния, отвез к знакомому в чамзинское село Медаево, где оставил на два дня. Затем доставил обратно в квартиру и потребовал переписать ее на себя. Карбаев отказался. Карташов избил пьяницу и пригрозил продолжать экзекуцию, если тот не согласится. С тех пор охранник стал постоянно наведываться в его квартиру, спаивал и бил хозяина и в конце концов добился своего. Оформить права на материнское наследство Карбаеву помог некий Черняев, которому Карташов представил его как своего родственника. Знакомая риэлтор Одарченко оценила квартиру в 1,5 миллиона рублей и нашла покупательницу. По данным следствия, она не знала об истинных намерениях Карташова. Одарченко взяла за посредничество 50 тысяч рублей, а остальные деньги передала под расписку Карбаеву. Это произошло в присутствии Карташова. Охранник забрал всю сумму себе. «Подопечному» он купил за 90 тысяч рублей деревянный домик в большеберезниковском селе Паракине. Гараж Карбаева на Северо-Восточном шоссе стоимостью 270 тысяч Карташов продал за 150 тысяч, а деньги присвоил. Успех вдохновил начинающего черного риелтора, и в начале 2011 года Карташов предложил «войти в дело» брату Игорю и другу Вячеславу Пудашкину. Сообщники стали подыскивать асоциальных личностей с недвижимостью, входили к ним в доверие и занимались сбором документов. Главарь координировал эту «работу», обеспечивал продажу квартир и делил прибыль. Для конспирации злоумышленники пользовались различными сим-картами, зарегистрированными на подставных лиц…

В феврале Игорь Карташов узнал, что хозяевами трехкомнатной квартиры в доме № 1 по улице Пушкина являются отец и дочь Кендяловы, злоупотребляющие спиртным. Вскоре он заявился к ним в гости. С собой взял Елену Яковлеву — подругу Натальи Кендяловой. В ходе застолья выяснил, что квартира находится в муниципальной собственности, а основным квартиросъемщиком является отец Алексей Кендялов. Пьяные хозяева рассказали, что задолжали квартплату в размере 150 тысяч рублей и у них много других денежных проблем. «Я вам помогу, — предложил Карташов. — Надо приватизировать квартиру, обменять ее на меньшую по площади и расплатиться суммой, полученной от сделки». Но Алексей Кендялов с таким вариантом не согласился. После чего начались избиения и угрозы. «Приду через несколько дней за положительным ответом!» — бросил Игорь Карташов на прощание… Вскоре вымогатель пришел вместе с братом. Для пущей убедительности они пустили в ход кулаки. «Совсем не ценишь свою жизнь!» — недвусмысленно намекнул Олег Карташов. Испугавшийся хозяин признался, что разменять квартиру не получится, так как в ней числится несовершеннолетняя внучка. «Я выпишу ее за месяц, а ты, если будешь сопротивляться, вообще останешься без жилья», — сказал перед уходом Игорь Карташов. Затем братья начали угрожать сожителю дочери Кендялова по фамилии Почтарев. Вызвали на улицу, усадили в автомобиль и сказали: «Если отец твоей подруги откажется, с тобой может произойти все что угодно. Сделаем калекой или попросту убьем». Для подкрепления слов Игорь ударил Почтарева кулаком по голове. Тот обещал поговорить, но делать этого не стал. В середине марта Наталья Кендялова исчезла при неизвестных обстоятельствах. В апреле ее труп нашли в овраге возле водонасосной станции на Лямбирьском шоссе. Как установили эксперты, смерть наступила от общего переохлаждения организма. Гибель женщины признали результатом несчастного случая. Отец сделал вывод, что смерть дочери — дело рук вымогателей, поэтому пригласил пожить к себе отца внучки Кулакова. В конце апреля братья Карташовы подкараулили Алексея Кендялова возле магазина «Визит» и принялись избивать. Его спас от истязаний Кулаков, который увел пострадавшего домой. Кендялов понимал, что его в покое не оставят, и скрылся из Саранска в Кочкуровском районе…

Но злоумышленники не сидели без дела. Следующим в их черном писке оказался Эрикаев — одинокий жилец трехкомнатной квартиры в доме № 18 по улице Ярославской. Утром 24 февраля трое злоумышленников нагрянули к нему с бутылкой спиртного. Хозяин рассказал, что близкие родственники умерли, а квартира находится в муниципальной собственности. «Давай приватизируем жилье и обменяем на лучшее!» — предложили гости. На период сделки предложили хозяину пожить у Олега Карташова, и тот согласился. Ему предоставляли одежду, кормили, покупали алкоголь. Но вышла незадача: документы на жилье стоимостью 2,4 миллиона рублей находились у родственников и они отказались их передать. Тогда подозреваемые убедили Эрикаева подать заявление об утере паспорта, чтобы оформить на него необходимые документы. В паспортном столе злоумышленники случайно встретились с родственницей хозяина Дергуновой. Она все поняла и воспрепятствовала им. Эрикаев после инцидента решил держаться от «приятелей» подальше и поселился у родственницы на улице Большевистской. Карташовы нашли его там, избили и привезли в квартиру на улице Ярославской. На кухне братья включили газовую конфорку и держали левую руку жертвы над огнем. Эрикаев кричал от боли. Вымогатели, опасаясь, что на шум обратят внимание соседи, уехали. Пострадавший получил ожоги 4-й степени…

 

Заседание

Увидев фотокамеры в зале суда, обвиняемые резко попятились. «Пока их не уберут, в зал не зайдем!» — заявил конвою Игорь Карташов. Фотокорреспонденту «С» пришлось выйти, после чего подсудимые заняли места в клетке. «Ваша честь, это беспредел! Они нам мешают! — возмущался из-за решетки Карташов. — Меня только недавно прооперировали, я вскроюсь прямо здесь!» «Заседание открытое, пресса имеет право присутствовать», — пояснил судья Руслан Апарин…

Суд перешел к установлению личностей подсудимых. «Карташов Олег Юрьевич, — представился один из братьев. — Родился в Рузаевке. Образование среднее… Ранее судим. Работал охранником в «Арго». Имею двоих детей — 8 и 4 лет». «Карташов Игорь, встаньте!» — просит судья другого близнеца. «51-я, ваша честь!» — сказал подсудимый, имея в виду статью Конституции, которая дает право хранить молчание. «Мы с вами не в цирке, не надо представление устраивать!» — осадил судья. Карташов упорно молчит. Тогда служитель сам зачитал личные данные — образование средне-специальное, женат, ранее судим… «Заявляю отвод адвокату! — внезапно потребовал Олег Карташов. — Он являлся пьяным на следственные действия, я на него жаловался в прокуратуру и Следственный комитет… Считаю, что он не сможет должным образом мне помочь! Буду защищать себя лично!» Судья поинтересовался мнением брата. «51-я, ваша честь!» — упорно твердит Игорь Карташов. «Да скажи! Че молчишь-то?» — просит близнец. Суд отклонил ходатайство. «Тогда я заявляю отвод прокурору Архиповой! — неожиданно выпалил Игорь. — Она участвовала в качестве гособвинителя по другим нашим уголовным делам! Из-за нее меня удаляли из зала, а дело возвращали на доследование! А сейчас она тут сидит и мне улыбки дарит! А вас, ваша честь, прошу заявить самоотвод, потому что мне не были разъяснены мои права!» Суд постановил: гособвинителя оставить, служителя Фемиды — тоже. Затем братья ходатайствовали о допуске общественного защитника Сергея Марьина. «Какое у вас образование?» — спросил прокурор. «11 классов, — промямлил тот, переминаясь с ноги на ногу. — Юридического нет… Но это не является препятствием для общественной защиты!» Суд отклонил просьбу обвиняемых. Тогда Игорь Карташов использовал последний аргумент: состояние здоровья. «Я недавно был прооперирован, — сказал он, обнажая шрам на животе. — Перенес хирургическое вмешательство по удалению инородного тела! Наложили 15 швов… Даже по больничному после операции дают минимум неделю на восстановление, а тут всего четыре дня прошло! Справки у меня нет, но я могу почувствовать себя плохо в любой момент…» Суд решил перенести заседание на 14 мая. Но это тоже не устраивает подсудимых. «У меня с утра видеоконференцсвязь с тверским судом, — заявляет Игорь Карташов, размахивая бумагами. — Там рассматриваются 17 исков! Я не успею освободиться!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize