Происшествия

«Ямбаев хотел лишить меня родительских прав и выселить из квартиры!»

Скандальные подробности судебного заседания по делу участкового, который обвиняется в рукоприкладстве…

Лямбирском райсуде продолжается процесс по уголовному делу участкового Альберта Ямбаева. Он обвиняется в превышении должностных полномочий в отношении 41-летней жительницы Атемара Ольги Парамоновой, которая в результате его толчка получила перелом плеча. Желая избежать ответственности, 27-летний старший лейтенант подделал протокол, в котором объяснил свой поступок «вынужденным применением силы в ответ на сопротивление». 13 февраля суд выслушал потерпевшую. Наиболее интересные моменты записала Екатерина Смирнова.

17 июля прошлого года Ольга Парамонова пришла с 8-летней дочкой в полицейский участок, чтобы написать заявление на мужа, который поднял на нее руку. Участковый Ямбаев пояснил, что передаст жалобу в подразделение по делам несовершеннолетних, так как скандал произошел при ребенке. В этом случае будет составлен административный протокол о ненадлежащем исполнении родительских обязанностей. «Я не согласна! Если так, то вообще не буду писать заявление!» — сказала Парамонова и направилась к выходу. Старший лейтенант догнал ее на крыльце и потребовал вернуться. Женщина отказалась. Тогда участковый якобы схватил ее и насильно поволок обратно, на пороге толкнув в спину. Парамонова упала на кафельный пол, в результате чего получила перелом плеча со смещением осколков. На место происшествия приехала скорая помощь. Пострадавшая написала заявление о применении насилия полицейским…

Ямбаев вину не признал. «Она сама упала, неаккуратно переступив порог!» — заявил участковый. Желая избежать ответственности, страж порядка в октябре прошлого года написал протокол об административном правонарушении, которое якобы совершила Парамонова. Не подчинилась законному требованию представителя власти, чего в действительности не было. Протокол и постановление Ямбаев датировал июлем, хотя бланки получил лишь в сентябре. Затем из числа местных жителей подыскал лжесвидетелей Пикулу и Рогудяева. Они под диктовку описали обстоятельства происшествия. «Я просто потерял первоначальный протокол, — объяснил полицейский следователям, — поэтому переписал содержащиеся в нем сведения на новый бланк…» В настоящее время участковый отстранен от службы. Если вина будет доказана, его ждет увольнение из органов внутренних дел…

Первое заседание Парамонова пропустила из-за болезни дочери. На второе она явилась с адвокатом. «Вы из «Столицы С»? — поинтересовался защитник у журналистов. — Мы хотим дать интервью! От вас скрыт ряд интересных обстоятельств…» Ранее корр. «С» неоднократно приходили к потерпевшей, но она не открывала дверь. «Мне угрожают! Кто? Не скажу!» — заявила Ольга Парамонова. Она настолько разволновалась, что адвокат дал ей валерьянки. «Держись, дорогая! Это будет длительный марафон!» — подбодрил защитник…

В начале заседания адвокат попросил приобщить к делу «потерянное» Ямбаевым постановление о привлечении Парамоновой к административной ответственности. Это важная бумага, на отсутствии которой построено второе обвинение в отношении полицейского. А Ямбаев, оказывается, забыл ее на несколько месяцев в машине друга… Также адвокат попросил включить в дело справки об имеющихся у стража порядка заболеваниях. Суд решил вернуться к рассмотрению этого вопроса позже…

«Мы с дочерью возвращались с дачи, нас догнал муж и начал меня пинать ногами! — начала рассказ Ольга. — Я по дороге позвонила в дежурную часть, чтобы в отношении него приняли меры! Вскоре перезвонил участковый Ямбаев. Спросил: «Побои есть? Нет? А зачем тогда вызываешь полицию?» Я ответила: «Мне ждать, когда меня муж убьет?» Тогда он велел прийти в пикет, чтобы написать заявление. Мы отправились вместе с дочерью…» — «Зачем взяли ребенка с собой?» — недоумевает судья. «Я не могла ее оставить с пьяным папашей! — пояснила мать. — Так вот. При заполнении бумаг Ямбаев сказал: «Я отдам материалы в подразделение по делам несовершеннолетних! На мужа составят протокол и обяжут выплатить штраф!» Я возразила. Сказала, что в таком случае вообще не буду писать заявление! Нас и так в ПДН каждый месяц таскают! Взяла дочку за руку и направилась к выходу. Ямбаев мне в след закричал: «Стой! Ты в дежурку звонила и просила разобраться!» — «Я перезвоню и объясню, почему больше разбираться не хочу!» — ответила я и вышла на улицу. Участковый побежал с криком: «Вернись! Вернись, кому сказал!» И еще: «Как ты меня бесишь, сука!» А я в этот момент с мамой по телефону разговаривала… Ямбаев схватил меня за туловище и потащил в пикет! У порога сделал подсечку и я упала! Даже потеряла сознание… Когда очнулась, все еще лежала на пороге. Дочка сказала по телефону бабушке, что меня полицейский избил. Я хотела вызвать скорую помощь, но Ямбаев отобрал телефон! Дочь закричала: «Не бейте маму! Не трогайте ее!» Вскоре в пикет приехали муж и моя сестра с зятем. Участковый запер входную дверь на ключ, чтобы не вошли. В итоге они все-таки поговорили. Я воспользовалась моментом, взяла свой телефон со стола в кабинете, вызвала врачей и позвонила в дежурку. Рассказала, что получила травму из-за Ямбаева. Он ведь швырнул меня!» — «Вы были трезвая?» — интересуется судья. «Да! Я сдавала кровь на анализ! Ничего не обнаружили! — ответила потерпевшая. — Ямбаев прощения у меня не просил. Помню только, приходил вечером ко мне в палату. Спрашивал, какие побои мне нанес муж и велел написать заявление. Муж мне сломал переносицу, но я отказалась жаловаться… Понимаете, участковый хотел все свалить на мужа, якобы это он мне травму нанес! А когда сделать этого не получилось, упек его за решетку. Заставил подписать протокол о вождении машины в пьяном виде! А у мужа это оказалось повторное нарушение, и вот он уже пять месяцев сидит».

Адвокат подсудимого спросил, привлекалась ли потерпевшая к административной ответственности. «Да, благодаря Ямбаеву! — не задумываясь, ответила Ольга. — Меня наказывала инспекция по делам несовершеннолетних! Он просто вместе с моим мужем решил меня выселить из квартиры, лишив родительских прав!» — «За распитие спиртного вас привлекали?» — уточняет адвокат. «Было дело, но всего один раз! И то я не пила, а разливала пиво по стаканчикам друзьям на стадионе…» — «Вы злоупотребляете спиртным?» — «Нет! Я не выпиваю. Лишь по праздникам. И Новый год у нас всухую прошел!»

На вопрос судьи, работает ли Парамонова, та дала отрицательный ответ. «Как же вы живете? У вас же маленькая девочка!» — «Я не могу работать, пока плечо не зажило!» — пояснила мать. «А до получения травмы работали?» — «Нет…» Ольге пытался помочь адвокат. Напомнил, что у нее есть огород, овощи с которого она наверняка продает. «Я картошку, конечно, сажаю, но не продаю! — возразила хозяйка. — А так дочку моя мама содержит…» — «И вашу дочку, и вас наверняка тоже», — сделал вывод судья. Парамонова тут же припомнила, что на рынок выходила торговать и носки вяжет на продажу. И даже продала часть урожая…

Выяснилось, что на комиссии по делам несовершеннолетних несколько раз ставился вопрос о лишении Парамоновой родительских прав. Но ее члены все-таки оставили второклассницу с матерью.

«И еще один вопрос, — уточняет судья. — Вы упомянули слово «подсечка». Объясните, что оно значит?» «Ну это типа подножки, — объясняет Парамонова. — Ямбаев хотел меня лишить родительских прав и выселить из квартиры! Он ведь был с моим мужем заодно. Тот ему по дешевке песок и щебень возил на строительство дома… А мы с мужем уже пять лет не живем вместе. Два последних года он пьет, не просыхая! А когда я на него жалобы писала, в итоге привлекали меня! Якобы плохо исполняю родительские обязанности. Даже в отдел полиции возили, отпечатки пальцев снимали и запирали в камеру. Вот так издевались! Ямбаев мне в лицо сказал: «Я тебя ненавижу!» А я ответила: «Меня не надо любить!» — «Такого не было!» — не выдержал подсудимый. «Было-было! У меня ребенок свидетель!» — самоуверенно кивнула Парамонова. Суд решил на следующем заседании выслушать показания девочки. Для допроса понадобится присутствие педагога и матери…

Саранск спас Рыжика!

Общество

Новости партнеров