Происшествия

«Воин» Фархада

Попытка завербовать в мордовской колонии боевика для войны в Сирии потянула на 8 лет неволи.

На восемь лет предстоит «задержаться» в Дубравлаге 27-летнему уроженцу Дагестана Фархаду Шабанову. Приволжский военный окружной суд признал его виновным в «склонении гражданина к участию в незаконном вооруженном формировании», воюющем в Сирии. В стенах Дубравлага он сумел завербовать своего 33-летнего сокамерника Станислава Лебедева в ряды «воинов джихада». В итоге заключенный сменил свое имя на Абдурахмана, принял ислам и развелся с «христианской женой». Лишь после разговора с чекистами «ново­обращенный» одумался и вернулся к нормальной жизни… Выявлением и расследованием этого преступления занимались сотрудники УФСБ РФ по РМ.

Предыстория

По данным следствия, Шабанов входил в Махачкале в незаконное вооруженное формирование, действующее под руководством главаря дагестанских боевиков Сиражудина Гучучалиева. Он известен как руководитель «Шамилькалинского сектора» — ​структурного подразделения организованного преступного сообщества «Вилаят Дагестан». Боевики нападали на сотрудников правоохранительных органов, чиновников, судей, убивали религиозных деятелей. Но настоящую «популярность» гучучалиевцы приобрели в начале 2013 года, когда боевики в Махачкале убили судью дагестанского Верховного суда Магомеда Магомедова. Этот служитель Фемиды выносил решения по громким уголовным делам о терроризме и участии в незаконных вооруженных формированиях.

Шабанов выполнял в бригаде обязанности водителя. Он перевозил боевиков по городу, помогал им скрываться от правоохранительных органов, предоставлял свою машину. Как сообщали дагестанские СМИ, Шабанова задержали в Махачкале в результате очередной спецоперации. Вооруженные люди в масках взяли Фархада вместе с другими подозреваемыми в доме по ул. Виноградной, изъяв у него пистолет Макарова. Кстати, прежде этот гражданин уже был судим в 2009 году Ногинским райсудом Москвы. За нанесение побоев и хулиганство Шабанов получил 3,5 года неволи. За «участие в незаконном вооруженном формировании» и «приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов» Кировский райсуд Махачкалы в ноябре 2013 года приговорил «шофера» к 3 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Отбывать наказание Шабанов отправился в колонию № 18 УФСИН Мордовии, расположенную в поселке Потьме. Срок отсидки у него заканчивался 10 июня. Однако сотрудники ФСБ выяснили, что в местах лишения свободы Фархад «содействовал террористической деятельности в форме склонения другого лица к совершению преступления — ​участию в незаконном вооруженном формировании». Ленинский районный суд Саранска по ходатайству старшего следователя по особо важным делам УФСБ по РМ арестовал последователя запрещенного в России «Исламского государства» на два месяца…

Вербовка

По данным следствия, пребывая в Дубравлаге, Шабанов с лета 2014 года по март 2015-го склонил другого осужденного Станислава Лебедева к участию в «священной войне» на территории Сирии. Этот товарищ отбывал срок по вердикту Тушинского райсуда Москвы за совершение кражи в 2010 году. Фархаду удалось завербовать сокамерника, как выяснили спецслужбы, с помощью личных бесед и демонстрации на мобильном телефоне различных аудио-, видеоматериалов, содержащих призывы к участию в вооруженном конфликте. При этом Фархад весьма красочно рассказывал, что истинные исламисты с помощью джихада борются за создание собственного государства ИГИЛ (группировка запрещена на территории России — ​«С»), а после смерти обязательно попадают в рай, где их ждет благодать. Станислав так проникся этими «сказками», что даже принял мусульманскую веру, сменил свое славянское имя на Абдурахман («раб милостивого»). А еще развелся с женой, так как отныне она оказалась другой веры! «Мне нравилось, что мусульмане в отряде держатся вместе, помогают друг другу, — ​объяснял мотивы своих поступков в суде Лебедев. — ​Поэтому я стал много времени проводить с Шабановым и его товарищами. Все их разговоры в основном касались ислама. Абдуль Фаттах (мусульманское имя Шабанова — ​«С») и другие входили в сообщество, именуемое «джамаат». (Объединение группы мусульман с целью совместного изучения ислама, совершения религиозных обрядов — ​«С») Шабанов давал мне различную мусульманскую литературу. Я с увлечением читал эти книги. Когда мы вместе с Фархадом сидели в штрафном изоляторе, он предложил мне принять ислам, я согласился. Имя я сам себе выбрал. Начал носить бороду, как этого требуют обычаи ислама, совершать намаз и другие мусульманские обряды. После принятия ислама Шабанов объяснил мне, что мы являемся суннитами, а наше сообщество — ​джамаатом мусульман салафитов. В одной из бесед Фархад пре­дупредил, что об идеях салафизма мне не нужно говорить с другими мусульманами, поскольку они лицемеры». Сокамерники коротали дни, просматривая видеозаписи о войне в Сирии. Среди них были подрывы военных, публичные казни, ведение боя моджахедами. «Новообращенный» слушал на мобильнике «брата» проповеди мусульманских ученых. В них богословы призывали вести джихад против «неверных», опираясь на положения Корана. Шабанов заботился о пополнении «библиотеки»: периодически стирал записи с мобильного телефона и скачивал из Интернета новые. Фархад терпеливо обучал «воина джихада» азам ислама. Говорил, что моджахед, отдавший свою жизнь за веру, является шахидом и после смерти обязательно попадет в рай, где его ждет благодать Всевышнего и все то, чего ему не хватало в мирской жизни… Даже когда Лебедева на полгода изолировали в помещение камерного типа, он продолжил общение с «учителем» по телефону. В ходе этих разговоров Шабанов убеждал его в необходимости после освобождения присоединиться к вооруженным отрядам, воюющим против правительственных сил Сирии на ее территории. «Шабанов говорил, что я должен встать на путь джихада. Уверял, что борьба за веру является благим делом. Я согласился. Фархад рассказал, что самый простой способ попасть в Сирию — ​через Турцию, где мне помогут приобрести необходимую амуницию и оружие. Я безоговорочно ему верил… В январе 2016-го, после освобождения из колонии, я был намерен выехать в Сирию, присягнуть на верность Халифу Абу Бакру аль-Багдади и присо­единиться к «Исламскому государству»…»

«Радостную новость» Лебедев поведал сокамерникам, с которыми хорошо общался. Но после последовавших затем бесед с сотрудниками спецслужб Абдурахман снова стал Станиславом и понял, что заблуждался. Разумеется, воевать в Сирии против правительственных войск раскаявшийся вор также отказался. Год назад он освободился из Дубравлага и укатил в Москву, где воссоединился с супругой и заново принял крещение. А вот его другу пришлось задержаться в колонии. «Вину в преступлении Шабанов не признал, — ​сообщила прокурор апелляционного отдела уголовно-судебного управления Прокуратуры РМ Татьяна Богатова. — ​Заявил, что никого не склонял к участию в военных действиях на территории Сирии и что свидетели его оговаривают. Правда, с какой целью, не уточнил. По словам подсудимого, он скачивал видеоматериалы для личного просмотра и никому их не демонстрировал. И психологическое воздействие ни на кого не оказывал…» Всего по делу было допрошено 11 свидетелей из числа заключенных и сотрудников колонии, после чего прокурор запросила для Шабанова 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Приговор

Приговор дагестанцу выносила коллегия судей из Приволжского военного окружного суда. Для провозглашения вердикта они приехали в столицу Мордовии, где в пятницу вечером 10 февраля «арендовали» зал в Верховном суде. Но не только самарских гостей встречал в этот день мордовский храм Фемиды. Сюда пожаловали несколько жительниц Дагестана, решившие поддержать подсудимого родственника. Едва Фархад показался на пороге зала заседаний, они начали что-то кричать ему на родном языке. Потом специально для сидящих в зале журналистов перешел на русский. «Как будто он убил кого-то!» «Главное, что я перед Господом чист! — ​спокойно произнес из-за решетки подсудимый. — ​Я ничего не делал! Будет великий суд!»

Женщины зарыдали. Одна из них снимала происходящее на камеру мобильного телефона… «Я знаю, что ты невиновен, Фархад! — ​говорила ему тетя. — ​И Бог это знает!» — ​«Самое главное!» — ​соглашался племянник. «Прекратите реплики! Иначе выведем из зала!» — ​предупредили родственников судебные приставы…

Но оказалось, что в назначенное время судьи не готовы были огласить решение. Объявили перерыв, и родственники дружной толпой покинули зал заседания. В ожидании вердикта одна из женщин подошла к телевизионщикам и начала стыдить: «Зачем снимаете слезы матери? Чтобы потом людям показать? Как некрасиво! Подойдите ко мне, задайте вопрос. Я вам все расскажу!» Но коллег с ТВ почему-то не интересовали словесные эмоции родственников героя сюжета. Эту возможность использовали печатные СМИ. «Вы говорили, что сын невиновен?» — ​«Что делают охранники в тюрьме? — ​недоумевала мама подсудимого Тамам Шабанова. — ​Сын даже на воле ни дня не был, так откуда у него взялся телефон? Ему до освобождения оставалось всего три дня, мы ждали его дома… А ему между тем угрожали! «10 лет своих родных не увидишь!» — ​сказал ему человек по кличке Клинтон. Кто это? Мы не знаем! Зато мы знаем своего сына!» «У него есть больной брат, — ​вступила в разговор тетка. — ​Я хотела судье об этом сказать, чтобы учел! Посмотрите, вот он, на видео… Он даже разговаривать не умеет!» — ​«А у отца был инсульт после первого задержания, — ​продолжила Тамам Шабанова. — ​А тогда сына просто подставили! Он был простым таксистом. Ночью к нам пришли люди в масках и нашли пистолет в его комнате, который сами же подбросили!» — ​«Ваш сын был связан с террористической организацией?» — ​«Нет! Он с больным братом ездил по мечетям, даже в Казань. Да, молился. Но мы все молимся! Спросите наших соседей, его учителей, одноклассников. Он старикам помогал сумки до дома донести… Все скажут, что таких сыновей нужно растить! Все хорошего мнения о Фархаде! Я горжусь своим сыном!»

Суд появился на рабочем месте около 18.00. Он учел, что Шабанов ранее судим, а очередное преступление и вовсе совершил в местах лишения свободы. Сотрудники колонии охарактеризовали его отрицательно. В итоге «воина джихада» признали виновным и приговорили к 8 годам и 4 дням лишения свободы в колонии строгого режима. Также его обязали выплатить в доход государства штраф в 20 тысяч рублей. Сторона защиты намерена обжаловать приговор, который в законную силу пока не вступил…

Летать не вредно 

Общество

Synergy Global Forum

Экономика

Новости партнеров