Происшествия

«Парамонова сама упала и сломала руку!»

Участкового судят за насилие над 41-летней жительницей Атемара.

«Все комментарии дам после приговора! Никого я не бил и документы не подделывал!» — открещивается от журналистов в преддверии судебного заседания 28-летний участковый лямбирского отдела полиции Альберт Ямбаев. Он обвиняется в превышении должностных полномочий в отношении жительницы Атемара Ольги Парамоновой. Минувшим летом 41-летняя женщина пришла писать заявление на мужа, который избил ее при ребенке. Но, по данным следствия, вместо того, чтобы оформить все бумаги, старший лейтенант полиции толкнул заявительницу. Она упала и сломала ключицу… Желая скрыть преступление, Ямбаев изготовил подложный документ, в котором свой поступок объяснил «вынужденным применением силы в ответ на сопротивление». Свою вину он не признает. Из зала Лямбирского райсуда — Екатерина Смирнова.

Днем 17 июля прошлого года безработная Ольга Парамонова вместе с 8-летней дочкой пришла в полицейский участок, расположенный в Атемаре. Хотела написать заявление на мужа, который поднял на нее руку. В ходе опроса участковый Ямбаев пояснил, что будет вынужден передать документ в подразделение по делам несовершеннолетних, так как очевидцем скандала стал ребенок. «Я не согласна! Если так, то вообще не буду писать заявление!» — сказала Парамонова и направилась к выходу. На крыльце старший лейтенант догнал ее и попросил вернуться, на что женщина ответила отказом. Тогда офицер якобы схватил ее за одежду и насильно потащил в здание. Доведя таким образом заявительницу до порога, толкнул в спину. Парамонова упала на кафельный пол, в результате чего получила оскольчатый перелом плеча со смещением отломков. На место происшествия приехала «скорая». Женщина написала еще одно заявление — о применении насилия участковым. Расследованием занялся Следственный комитет РМ. Ямбаев вину не признал. «Парамонова сама упала, просто неаккуратно переступила через порог!» — заявил он. Желая избежать ответственности, в октябре страж порядка составил протокол об административном правонарушении, которое якобы совершила женщина. Согласно его данным, Парамонова не повиновалась законному требованию представителя власти, чего в действительности не было. При этом протокол и постановление Ямбаев датировал июлем минувшего года, хотя бланки документов получил лишь в сентябре. Это обстоятельство заинтересовало следователей. «Я просто потерял первоначальный протокол, — объяснил полицейский. — Поэтому перенес содержащиеся в нем сведения на новый бланк…» В настоящее время офицер отстранен от службы. Если вина будет доказана, Ямбаева уволят из органов внутренних дел. Его непосредственных руководителей уже привлекли к строгой дисциплинарной ответственности…

На первое заседание в суд пришли коллеги обвиняемого, которых вызвали в качестве свидетелей. «Толкал Ямбаев женщину или нет, мы не знаем!» — пожимают они плечами. В зале, обложив стол многочисленными документами, расположился «главный герой». При взгляде на этого худенького невысокого полицейского невольно задаешься вопросом, как он мог сбить с ног дородную Парамонову? На вопросы журналистов Ямбаев отвечает неохотно. «Давайте дождемся окончания суда. И тогда вам все станет ясно! Я не желаю сейчас говорить…» — не поднимая глаз от бумаг, чеканит он. «Тогда люди расценят ваше молчание как признание в преступлении!» — резонно отмечают представители прессы. «Пусть!» — отмахивается старший лейтенант. «Альберта оговаривают! — вступает в беседу адвокат. — Никто никого не избивал и не толкал! Скажи им, что не толкал!» Но Ямбаев красноречиво молчит. «Парамонова сама упала и сломала руку! — продолжает отвечать за него защитник. — Споткнулась! Никуда он ее не волочил. Смешно даже!» Наконец, Ямбаев подает голос. Говорит, что конфликта между ним и заявительницей не было. «Может, вас оговаривают?» — «Может!» — «А почему тогда вы протокол составили позже? Он признан поддельным!» — «Я поддельного не составлял! В суде все станет понятно…» — «Женщину не толкали, протокол не составляли. Почему тогда оказались на скамье подсудимых? Просто так?» — «Не просто так. Все не просто так!» — туманно отвечает офицер…

«Родился в Большой Елховке, — рапортует он судье. — Проживаю в селе Кривозерье на улице Колхозной. Образование высшее…» — «Где и кем работаете?» — «В межмуниципальном районном отделе полиции «Лямбирский», отстранен от должности участкового уполномоченного. Холост, на учетах не состою». «Вы сменили адвоката?» — интересуется судья. «Так точно!» — «Присаживайтесь!» — «Есть!» Судья зачитывает телефонограмму Ольги Парамоновой, которая была получена в 8.30. Женщина сообщила, что не сможет присутствовать на заседании, так как у ее дочери высокая температура. Поэтому попросила перенести рассмотрение дела на другой день. Корр. «С» решили навестить жертву преступления по месту жительства. Но Парамонова дверь не открыла. Зато заливистым лаем отвечал щенок… «Она постоянно дома сидит, просто не открывает», — говорят соседи. Состояние двери Парамоновых красноречиво говорит о хозяевах. Судя по повреждениям, ее несколько раз взламывали.

«Когда Ольга своему мужу Юрке не открывает, он с помощью топора пытается войти! — объясняет местный житель. — Как можем охарактеризовать Парамоновых? Хреново, честно говоря! Ольга злоупотребляет алкоголем и ведет разгульный образ жизни. А ее муж в основном в деревне обитает, хотя это его квартира. Эта семья числится на учете в ПДН как неблагополучная. Да, гипс на соседке мы видели. В поселке говорили, что она упала. Ничего удивительного! Мы сами часто за помощью к участковому обращаемся, чтобы приструнил Парамонову! На прошлой неделе вызывали полицию из-за того, что в первом часу ночи к ней приехали друзья. Так громко барабанили в дверь, что мешали спать! Брат вышел в подъезд, чтобы поговорить. Те кинулись на него с кулаками. Чуть дверь не выломали! Я вышел, кое-как разнял мужиков. Они еще до приезда полиции убежали…»

Воды не оберешься

Общество

Новости партнеров