Происшествия

«Я не убивал, я защищался!»

evgenij-vershinin

Саранский рецидивист расправился с собутыльником по понятиям.

звестная зоновская поговорка «Кто не был, тот будет, кто был, не забудет!» не теряет актуальности и на воле. Вспомнить тюремный режим предстоит 53-летнему жителю Саранска Евгению Вершинину. Безработный с криминальным прошлым не сошелся в «понятиях» с приятелем Алексеем Зараевым, с которым когда-то мотал срок. Метод объяснения выбрал кардинальный: два удара ножом в грудь и живот. 44-летний рецидивист скончался под столом, за которым пировал с гостем… А спустя несколько дней адвокат Вершинина пытался убедить суд, что он действовал исключительно в целях самообороны. Из зала Ленинского райсуда — Екатерина Смирнова.

«На все вопросы прессы отвечай: «Если бы я не убил его, он бы убил меня!» — наставляет перед началом процесса подозреваемого адвокат Максут Сайфулов. — Понял? На все вопросы! И еще: все твои судимости юридически погашены! Ты чист перед законом!» Поникший мужчина в дутой синтепоновой куртке послушно кивает. «А как мне к судье обращаться? Господин судья? — уточняет он. «Уважаемый суд» или «Ваша честь», «господин» лучше не употребляй!» Благодаря этому короткому ликбезу защитника судебная процедура проходит как по сценарию…

Бытовое преступление с криминальным душком произошло вечером 4 октября в квартире № 9 дома № 117 по ул. Полежаева. Здесь проживал погибший — 44-летний ранее судимый за избиение и «неосторожное убийство» Алексей Зараев. За последнее деяние он отсидел в «строгой» колонии 9 лет. На свободу вышел в мае. Ни супругой, ни работой обзавестись не успел… Зато не забывал товарищей, с которыми его свела зона. Например, Евгения Вершинина. Этот товарищ мотал срок за наркопреступление в той же колонии. «Бывалые друзья» решили отметить середину недели выпивкой. Причем спиртное покупал гость, который имел хоть какой-то заработок. Вершинин неофициально трудился в фирме по изготовлению металлических изделий. Сотрудникам полиции хвастал, что среди заказчиц была даже известная певица Ирина Салтыкова… Но разговор за столом зашел не о поп-диве. Сидельцы вспомнили общего товарища, который после их освобождения остался «исправляться». На зоне он совершил такое, за что Зараев резко осудил товарища, а вот Вершинин, напротив, поддержал. Вспыхнула ссора. По словам гостя, первым за нож схватился именно хозяин. Евгений попытался вырвать клинок из рук, но лишь порезался сам. Зараеву удалось ранить его в грудь и сломать два ребра… Дальше инициатива перешла к Вершинину. Он все же выхватил нож и всадил его в живот и грудь собутыльника. Раненый скончался на месте от потери крови. Гость тем временем созвонился с женой и попросил выйти на аллейку перед Республиканским дворцом культуры. «Я человека убил!» — заявил окровавленный мужчина. Женщину, похоже, это обстоятельство ничуть не смутило. Вместо полиции она повела мужа в больницу. Пьяный пациент не смог толком объяснить врачам, где заработал ранения. Медики вызвали полицейских, которые сумели добиться адреса. Там стражи порядка обнаружили труп… Но вместо отправки в СИЗО Вершинин еще неделю поправлял здоровье в городской больнице № 4. Его задержали только после выписки — 12 октября.

Спустя два дня суд принимал решение о его аресте. В ходе установления личности выяснилось, что Евгений оказался по минимуму обременен социальными обязательствами. Официально не работает, детей не имеет, проживает с матерью в доме № 97 по ул. Полежаева. «Заболевания у родственников есть?» — спрашивает судья. — «У меня мама — инвалид, старенькая уже… Какой группы? Первой или второй, точно не помню. У нее инфаркт был. Сам наблюдаюсь у психиатра и нарколога». — «Судимы?» — «Судимостей не имею! — вспоминая наставления адвоката, отвечает безработный. — Когда в последний раз привлекался? Не могу точно назвать число… Отсидел 3,5 года, освободился в 2012-м…» Следователь Ленинского СО Дамир Сюбаев попросил подозреваемого арестовать. «Вершинин обвиняется в особо тяжком преступлении, ранее неоднократно судим, иждивенцев не имеет! Вину признает частично, может скрыться от следствия и суда, а также повлиять на свидетелей…» Подозреваемый на вопрос о своем аресте растерянно пожал плечами: «Не знаю, что сказать. Уважаемый суд! Я не убивал, я защищался!»

Суд изучает характеризующий материал: Вершинин злоупотребляет наркотическим веществом морфин, удовлетворительно характеризуется участковым и исключительно положительно — председателем домкома. Соседи на него не жаловались. «Это дело с теоретической точки зрения представляет собой классический способ превышения пределов необходимой самообороны! — берет слово адвокат. — Да, Вершинин ранее судим. Но сейчас он чист перед законом! И что мы имеем? Он встретился со своим приятелем, который также имел криминальное прошлое. Причем по статьям, которые тяжелее деяний моего подзащитного. Зараев был судим за причинение тяжких телесных повреждений и смертельное избиение! А мой подзащитный отбывал сроки за наркотики и хулиганство в военном гарнизоне Ростовской области, где проходил срочную службу. В итоге ссоры Вершинин получил ранения и был вынужден обороняться…» Суд напоминает, что в настоящее время вопрос касается ареста, а не установления подробностей произошедшего и квалификации. Сайфулов извиняется. «На мой взгляд, Вершинин не заслуживает такой жуткой меры пресечения! Скрываться он не будет, а воздействовать ему не на кого: Зараев умер, а свидетелей преступления нет! Прошу отпустить его под домашний арест!» Подозреваемый идею адвоката поддержал и заявил, что намерен находиться рядом с матерью. «Самое ценное благо человека и общества — это жизнь, и никто не имеет права ее отнимать! — подчеркнул прокурор Василий Чигирев. — Следствие разберется с вашими доводами. Учитывая личность подозреваемого, иной меры пресечения, кроме ареста, для него и быть не может!»

«В чем была причина вашего конфликта с погибшим?» — интересуется корр. «С» у подозреваемого. Вершинин лишь затравленно оглядывается на адвоката и повторяет заученную фразу о том, что не мог поступить иначе… В итоге суд принял сторону следствия. Теперь у его представителя есть два месяца, чтобы правильно квалифицировать действия подозреваемого. За «умышленное убийство» ему грозит до 15 лет неволи. В случае, если деяние будет переквалифицировано на «убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны», — всего 2 года…

Саранск спас Рыжика!

Общество

Новости партнеров