Происшествия

«Жалко ли мне соседа? Честно? Не жалко, так и напиши!»

pozdnyakov

Впервые в Мордовии автомобиль юридически признали орудием убийства.

Пенсионеру из темниковского села Большое Татарское Караево Шейхулле Позднякову предъявлено обвинение в убийстве пенсионера из темниковского села Большое Татарское Караево Шейхуллы Позднякова. И это не ошибка. Два почти полных тезки — отчество одного — Каюмович, другого — Аминьевич — жили по соседству относительно мирно до нынешней весны. Пока Аминьевич не подвел домашнюю канализацию к участку соседа. Начавшиеся ссоры закончились печально. 28 сентября пьяный Шейхулла Каюмович сел за руль собственной «Волги» и направил ее… на шедшего по улице соседа. Когда тело перелетело через машину и упало на асфальт, водитель переехал его еще один раз… По словам подозреваемого, таким образом он отомстил соседу за убийство существа, «которое лучше человека» — дворовой собаки по кличке Хан. На место преступления выезжал Денис Тюркин.

Татарская аристократия

Село Большое Татарское Караево находится в минуте пути от административного центра заповедника имени Смидовича. Всякий раз, проезжая по его единственной улице с идеальным асфальтовым покрытием, радуешься добротным (почти на подбор — каменным) домам и аккуратным палисадникам. А кто-нибудь из спутников скажет: «Что ты хотел? Здесь одни татары живут! Работящий народ, друг за друга держатся!» И ты понимаешь, что название этой единственной улицы — Интернациональная — по-советски лживо. В Татарском Караеве живут одни татары, какой тут интернационализм?! Причем живут сотни лет. Одна из самых распространенных фамилий — Поздняков. В Караеве они были мурзами — высшим слоем татарского дворянства.

63-летний житель дома № 62 Шейхулла Каюмович Поздняков и 67-летний — дома № 64 — Шейхулла Аминьевич Поздняков наверняка являются потомками той самой татарской аристократии, но в селе родственниками не считаются. Помимо имени и фамилии, у мужчин есть много общего. Оба родились в сентябре. И у того, и у другого есть взрослые дети, проживающие в Санкт-Петербурге. У Каюмовича это — единственный сын, у Аминьевича — дочь. У второго также есть сын, он работает в газовой службе в Темникове.
Каюмович всю жизнь проработал водителем. Довелось даже таксовать в Северной столице. Но примерным поведением в обществе этот мужчина не отличался: пять раз был судим. Причем эта «карьера» началась у него еще в юношестве. Четыре раза судим за хулиганство, один — за кражу. По данным «С», в общей сложности мужчина пробыл в местах не столь отдаленных около восьми лет. Самый большой срок отбывал с 1998-го по 2003-й… Но при этом сельчане отзываются о нем больше в положительном ключе. В этом самом доме № 62 жил один, вдовцом. Три года назад вышел на пенсию.

Пожар

Шейхулла Аминьевич доживал век вместе с супругой Саидей. Был далеко не тихим представителем людей преклонного возраста. В 2015 году его судили, оштрафовав, за оскорбление представителя власти – сотрудника лицензионно-разрешительной работы местного отдела полиции. Страж правопорядка пришел проверить принадлежавший Позднякову травматический пистолет и… получил порцию брани. Что-то хозяину не понравилось… Даже фотографию не можем опубликовать: 26 сентября почти полностью сгорел его дом. Там и вещи, там и фотографии с документами… Пожар начался примерно в 17.00. Хозяйка Саидя сидела в одной из комнат и по «Скайпу» разговаривала с дочерью. Неожиданно услышала хлопок, раздавшийся со стороны спальни. Пошла на звук и увидела на стене, в том месте, где электропроводка входит в дом и расходится по другим комнатам, огонь. Пламя быстро распространялось по висевшему рядом ковру. Саидя попыталась справиться с ним сама, но безрезультатно. Побежала за помощью к односельчанам, и те уже вызвали пожарных. Огонь очень быстро охватил жилье. Когда на место прибыли профессионалы из Темникова, уже вовсю полыхала кровля. Дом площадью 150 «квадратов» спасти не удалось…

pozdnyakov-3

«Основная версия пожара — неисправность электропроводки, — говорит начальник отдела надзорной деятельности Темниковского района ГУ МЧС по РМ Алексей Чекмарев. — По словам хозяйки, первоначальный очаг возгорания находился внутри дома, в том месте, где идет разводка проводов и установлены так называемые автоматы. Они еще старые, советские. Возможно, взрыв одного из них и услышала женщина. Значит, он не сработал, оказался неисправным…»

Огненная беда, почти уничтожившая дом № 64 на улице Интернациональной, стала очередной вехой в конфликте соседей Поздняковых. По данным «С», противостояние началось весной, когда Шейхулла Аминьевич вывел из дома канализацию на границу соседского участка. Возмущенный Шейхулла Каюмович не хотел мириться с таким положением вещей, но сосед ничего не менял. Между пожилыми мужчинами стали возникать стычки. После того как дом одного из них сгорел, второй едва ли не в открытую стал посмеиваться над бедой, а когда к нему пришли представители поселковой администрации с просьбой помочь погорельцам хоть какой-нибудь суммой денег, заявил что-то вроде: «Таким соседям ничего не дам!»

Убийство

Слова бывшего таксиста, кем-то переданные соседям-погорельцам, вызвали их возмущение. И вечером 28 сентября они заявились к Шейхулле Каюмовичу. Вместе с супругами Поздняковыми была сестра Шейхуллы Аминьевича, приехавшая из Санкт-Петербурга поддержать родственников и помочь им разобрать сгоревшие вещи на месте пожара. Соседи не заходили внутрь домовладения бывшего шофера. Словесная перепалка между ними возникла прямо на улице. Вспомнили все былые обиды, много кричали. По словам Шейхуллы Каюмовича, в какой-то момент он заметил в руках своего тезки нож и, испугавшись за свою жизнь, дал команду «Фас!» своему дворовому псу Хану. Но Хан не защитил, а… погиб от ножа! Лезвие вспороло брюхо животному так, что вывалились внутренности. Погорельцы тут же ретировались. На допросе у следователя Темниковского МСО вторая сторона заявила, что нож держал сам Каюмович, да и зарезал он собственную собаку собственноручно в пылу потасовки. Достоверность всех показаний будет проверяться следователем.

pozdnyakov-2 Рядом с «Волгой», ставшей орудием убийства, лежит мешок. Это мститель не успел похоронить любимую собаку

Далее случилось следующее. Обезумевший от горя — погибла любимая собака! — Поздняков, днем уже выпивший почти целую бутылку водки, в нетрезвом состоянии сел за руль личной «Волги» ГАЗ‑3110 с госномером «Е472ОН 52RUS». На часах было примерно 18.00. Завел мотор и… направил машину на соседа, который вместе с сестрой шел с пепелища. Сестра, первая услышавшая характерный волговский звук, закричала родственнику: «Беги! Беги!» Но тот то ли в силу возраста не услышал, то ли не успел среагировать… Автомобиль весом почти полторы тонны сбил Позднякова так, что тело, с которого от удара слетела почти вся верхняя одежда, перелетело через крышу и упало на проезжую часть. Стекло практически полностью растрескалось, уменьшив обзор. Это не помешало профессиональному шоферу развернуться и… проехать по лежащему соседу, оставив на нем следы протектора шин… Случилось все напротив дома № 72.

Телефонное сообщение в полицию о происшествии поступило в 18.12. Звонил Шейхулла Каюмович. «Я задавил человека», — признался он дежурному. Затем взял в руки лопату и стал копать яму. Своей собаке. Но не успел ее похоронить: приехали полицейские…

Арест

Погибшего Шейхуллу Аминьевича похоронили 30 сентября по мусульманскому обычаю. Так получилось, что корр. «С» как раз в пятницу посетил село. Полдень, десятка два мужчин в тюбетейках и кепках практически бегом несут на носилках своего задавленного товарища. Как известно, представительниц слабого пола во время погребения усопшего мусульманина не бывает… Единственная улица пустынна. У сгоревшего дома обсуждают произошедшее две пожилые женщины. Корр. «С» они категорично заявляют, что Шейхулла Каюмович не виновен, а спрашивать нужно… с супруги убитого! «Это она постоянно мужа натравливала на соседа, — утверждает одна женщина. — Говорила: «Иди дерись с ним!» Провоцировала конфликт. А Шейхулла Аминьевич собаку на глазах соседа убил. Это как?! Собака ему, может, как жена была! Или как сын! Или, лучше скажу, как лучший друг!»

Когда собеседницы корр. «С» расходятся, из двора сгоревшего дома появляются женщины разного возраста — родственницы погибшего. Они наперебой говорят корр. «С» о бездействии темниковской полиции, которая якобы могла предотвратить убийство. Самая пожилая женщина утверждает, что причиной пожара их дома стал поджог. Естественно, поджигал сосед, он «что-то подсунул под счетчик, который закреплен на стене снаружи»… Когда корр. «С» просит пожилую женщину представиться, и она называется Саидей, супругой погибшего, в разговор со словами «все, не говори больше ничего журналистам!» вмешивается ее родственница. Саидя прислушивается к совету и уходит…

Через несколько часов в Темниковском районном суде состоялось заседание, на котором избиралась мера пресечения подозреваемому Позднякову. Шейхуллу Каюмовича, который одет в джинсовый костюм и клетчатую кепку, в наручниках вводят в специальное помещение. Привычной по другим судам клетки здесь нет. Это, скорее, неподсвечиваемая ниша с проемом, закрытым витиеватой решеткой. Такие решетки в царское время встречались в церквях на окнах.

Перед началом заседания Шейхулла беседует со своим адвокатом. Последняя выражает надежду на то, что подзащитного отпустят под домашний арест. «Ага, сейчас, отпустят! — скептически произносит бывший профессиональный шофер. — Это Васильеву отпустили, я же не Васильева!» Находит возможность даже пошутить. «Прессе ничего говорить не буду, так как в камере было холодно!» — отвечает он на просьбу корр. «С» дать комментарий, но затем становится серьезен. «Жалко ли мне соседа? Честно? Не жалко, так и напиши! — его лицо становится темным. — Да я за своего сыночка! (Имея в виду убитую собаку — «С») Хотя, лучше не пиши, что ли… А то что обо мне другие соседи подумают?! Они меня с хорошей стороны знают. Говоришь, за меня заступаются, винят жену того Позднякова, что на меня его травила? Ерунда! Ничего она не травила. Скорее, они между собой скандалили постоянно. Я им ничего плохого не делал, никого не касался, жил своей жизнью. Если б не эти гады! (Имея в виду соседей Поздняковых — «С») Я их 20 лет не трогал. Пока свое говно не вывели ко мне в огород! К забору прямо подвели, вообще обнаглели! Что за пустырь между нашими участками? Это не пустырь, а мой огород, моя земля, за мной числится, налоги я за нее плачу. А он туда канализацию вывел. Как ветер дунет, так — фить — запашок. Кем я работал до пенсии? Шоферил, таксистом в Питере и в Москве довелось потрудиться. Для чего спрашиваешь? Хочешь узнать, умею ли ездить? Умею. Даже очень хорошо… Почему я в тот вечер был пьян? Ты думал, татары не пьют? Че, они особенные? Это в Белозерье ваххабиты. А у нас, как крестьяне, бухают… Блин, в пот бросило от твоих вопросов…»

Шейхулла Поздняков отомстил за Хана Шейхулла Поздняков отомстил за Хана

Далее приходит черед отвечать на вопросы судьи. «Родился 7 сентября 1953 года в Большом Татарском Караеве, восемь классов школьного образования, ПТУ кончал в Темникове, — рассказывает Поздняков. — Что насчет судимостей? Последний раз 15 сентября 2003-го освободился. 13 лет прошло. Снята она или нет, не знаю…» Судья уточняет, глядя в документы, что неснятых и непогашенных не имеется.

Представитель Темниковского МСО ходатайствует о заключении подозреваемого под стражу. «Используя в качестве орудия преступления автомобиль, совершил умышленное убийство Позднякова путем наезда на него…» — раздаются слова. Подозреваемый ненастойчиво выступает против такой меры пресечения. «Если оставите под подписку, буду терпеливо ждать суда, — заявляет он. — Куда мне ехать? Куда бежать? Было б лет 20 — поехал бы в Сирию. А сейчас не возьмут никуда… Ни от чего не отказываюсь! Я явку с повинной написал, сам в полицию позвонил. Ждал, хотел собаке яму выкопать…»

Зачитываются характеристики Позднякова. По месту жительства характеризуется положительно. Такое мнение высказала глава сельсовета… Судья уходит в совещательную комнату. Поздняков некоторое время молчит, но потом начинает говорить. Не адвокату, которая сидит спиной к нему, нет. В пустоту. Видимо, ему просто хочется выговориться…

«Не трогал бы он мою собаку — ничего не было бы, — слышны его слова. — Пришел он в тот вечер ко мне вместе с бабами. Была бы калитка закрыта… Смотрю, у него нож в руках. Ну я команду собаке дал. А тот, гад, зарезал, кишки даже вывалились… Бабы заойкали и сразу ушли. Я посидел рядом с собакой. Сел в машину и за ним. Как увидел эти кишки, не по себе стало. Для меня собака была лучше человека». На вопрос корр. «С» «какая порода?» Поздняков не реагирует, настолько ушел в себя. Только следователь тихо произносит: «Дворняжка, полукровка…» Из-за витиеватой «церковной» решетки слышится вздох: «Ох, Хан, Хан… Девять лет я с ним, как с сыном… Сядет рядом — с ним разговариваешь, он облизнет, голову опустит… Как человек… А эти гады! В округе нет ни одного соседа, с кем они могли поздороваться или зайти чай попить. Всех облаяли они! И я молчал, пока канализация не появилась. Не зарезал бы он собаку…»

Судья возвращается и оглашает традиционный для таких случаев вердикт: «Оставить под стражей». До 29 ноября. Расследование уголовного дела № 21816 об убийстве Позднякова Поздняковым продолжается…

Воды не оберешься

Общество

Новости партнеров