Происшествия

Процесс года в Мордовии:

Главный свидетель обвинения по громкому гаишному делу Александр Мусатов ответил на претензии обвиняемых

 

sud_sheludyakov (6) Рустам Исякаев (слева) напомнил Мусатову, как они вместе мылись в бане

Такого жаркого заседания по делу о коррупции в ГАИ еще не было! Днем 10 марта в зале Пролетарского райсуда в центре внимания оказался ключевой свидетель обвинения — начальник Лямбирской ГИБДД Александр Мусатов. Именно к нему обращались трое подсудимых. Бывший главный гаишник республики Александр Шелудяков заметил, что в свое время сделал все, чтобы Мусатов остался «в системе» и при должности. Экс-начальник Ковылкинской ГАИ Рустам Исякаев и вовсе указал свидетелю место за решеткой. Бывший командир спецбатальона ДПС Владимир Астунин признался, что брал у Мусатова деньги «для себя», прикрываясь фамилией шефа… За хроникой громкого судебного разбирательства следит ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

 

Исякаев

«У меня так много вопросов к тебе, ты даже не представляешь! — обращается к Мусатову подсудимый Исякаев. — Поверь, я ТУТ себя не ем нисколько. Человек — такая скотина, ко всему привыкает… Я тебе всю жизнь помогал. Когда ты дом в Лямбире строил, я просил технику у своего отца, чтобы привезти стройматериалы. А помнишь, как я помогал зерном и молоком, когда работал председателем колхоза?» «Не помню!» — отвечает Мусатов. «Мне тебя жалко! Ты непорядочный и такую ложь несешь, слов нет! Кто должен здесь сидеть — так это ты, я тебе отвечаю! Скажи, откуда я мог знать про все субсидии и твою ситуацию с жильем?» — «Рустам Альбертович, вы практически все время проводили в приемной у Шелудякова. Как вы могли не знать о моей ситуации?» «А вы пьяным ходили по управлению! — парирует Исякаев, переходя на вы. — Даже когда приезжала московская проверка… Знаете, Саша, у каждого есть такое чувство — порядочность. Должность есть такая — человеком быть. А у вас это не получается… Я с вами про миллионы никогда не разговаривал. И почему ваше записывающее устройство работало с перебоями? Почему частей записей, где вы звоните мне первым и заводите разговор о деньгах, нет? Или записи, которая бы подтверждала ваши слова о том, что я требовал для Шелудякова 250 тысяч?» «Технике свойственно ломаться. Заклинило, наверное…» Исякаев вздыхает. «А когда меня задерживали, помните? — продолжает он. — Как вы впихнули мне этот конверт с деньгами?» «Вы его взяли у меня сами!» — «А почему тогда на нем отпечатков нет?» «Да откуда он это знает, Исякаев?» — вступает в разговор судья. «Тогда пусть ответит на вопрос, за что он меня избил в отделении Следственного комитета! За то, что я не понес эти деньги Шелудякову?» — «Я вас не бил!» «У вас даже мужества не хватает сказать: «Да, у меня было негативное отношение к вам, избил из-за этого!» — восклицает Исякаев. «Держите себя в руках!» — советует судья. Подсудимый берет короткую паузу и продолжает, снова переходя на ты: «Я тебя не узнаю, Саш. Ты был совсем другим человеком! Это как же надо было тебя зажать, чтобы ты неправду говорил… Я же спрашивал: «Зачем ты меня во все это ввязываешь?» — «Я не помню этого…» — «Да все понятно с тобой. Мы ведь работали вместе. Общались, дружили, в бане мылись, могли все на свете обсудить! Ты даже на дни рождения моего сына приходил… За что ты меня подставил, Саша?» — «Я не подставлял. Вы сами подставились!» — «В чем? В том, что с тобой общался?» — «Свои аппетиты умерить нужно было давным-давно!»

Астунин

sud_sheludyakov (9) Владимир Астунин припомнил, как они вместе с Мусатовым сидели в «Форде»…

«Я сразу хочу извиниться, что забрал у вас с Мотякиным 250 тысяч рублей, — начинает свое выступление Владимир Астунин. — Эти деньги я не передавал Шелудякову, оставил себе. В тот момент у меня была сложная жилищная ситуация. Дом, в котором проживала моя семья, попал под снос. Нам срочно нужно было купить другое жилье и внести залог. Вот я вас и обманул… А теперь скажите: после результатов московской проверки кто из нас первым позвонил и попросил о помощи? Только правду!» «Я не помню…» — отвечает Мусатов. «Это вы позвонили мне и назначили встречу. Мы встретились около батальона, сидели в машине «Форд». Вы сказали, что у вас и у Мотякина выявили недостатки в работе. Заявили: «Помогите нам! Все затраты с нас! Мы можем найти по 250 тысяч рублей!» — «Я не помню этого разговора! Мы с вами в машине никогда в жизни не сидели!» «Хорошо, — соглашается бывший комбат. — А помните эпизод, когда якобы собирались деньги для сотрудника центрального аппарата ГИБДД Владимира Шевченко? Как вы приехали ко мне и заявили: «Владимир Иванович, у вас выпить есть?» А я не пью и вытащил лимонад. И тогда вы несколько раз уходили в кабинет командира первой роты и выпивали там!» — «Ну и что такого?» — «А то, что пьяный человек не способен осознавать свои действия и все помнить! Вы ведь показания против меня даете на основе воспоминаний под мухой». — «Я все помню, я же не кодированный! Выпил рюмку коньяка, ничего страшного! Наоборот, мозги лучше работают!» В зале раздается смех. «А еще в суде вы заявили, что я был чуть ли не в дружеских отношениях с Шелудяковым, — продолжает подполковник. — И даже заявляли, что слово Астунина — это слово Шелудякова! Скажите тогда, за что я в марте 2013 года получил неполное соответствие занимаемой должности, если, как вы утверждаете, у меня были хорошие отношения с начальником? Я таскал ровно год это взыскание!» «Откуда мне это знать!» — отмахивается Мусатов…

Шелудяков

sud_sheludyakov (25) В своей пламенной речи Александр Шелудяков особо отметил, что когда-то сажал Александра Мусатова за праздничный стол рядом с собой

«У меня с Александром Викторовичем были хорошие отношения по службе, — начинает свою речь экс-руководитель регионального ГИБДД Александр Шелудяков. — Когда в 2011 году была переаттестация, отдел собственной безопасности был категорически против его назначения на должность начальника. Сотрудники ОСБ доложили об этом новому министру внутренних дел Сергею Козлову и добавили, что он должен быть уволен по отрицательным мотивам. Безопасники мне ничего не пояснили, и я пошел к министру. Тот сказал: «Я в курсе ситуации. Мне доложили, что в доме Мусатова проживает преступник, находящийся в федеральном розыске. Также есть факт, как он сопровождал грузовик с паленой водкой». Я сказал тогда министру: «Я этому не верю! Мусатов — мой близкий друг, и я за него ручаюсь!» И даже написал поручительство с формулировкой, что, если Мусатов совершит что-нибудь противоправное, я готов нести ответственность вплоть до увольнения. В итоге его переаттестовали и назначили начальником ГАИ в Лямбирь. В то время как раз возник вопрос и по Исякаеву, которого также не «пропускали». Я подумал, что начальник ОСБ — еврей, а Рустам — татарин. Может, у них на этой почве был конфликт… Вновь пошел к министру, он заявил: «Вопрос по Исякаеву закрыт!» Его не стали переаттестовывать и перевели в тыл. Я не стал возражать и никого не просил. На новой должности Рустам проявил активность — строил часовню. Позже мне заместитель министра Олег Безумов сказал: «Такими кадрами разбрасываетесь! Исякаеву что ни поручишь — все сделает! У нас вон хоть целое подразделение брось, и толку ноль!» И его вернули на службу в ГАИ… Астунину, кстати, я сам инициировал объявить неполное служебное за нарушения…»

Шелудяков вновь обращается к Мусатову: «А ты, Саша, всегда присутствовал на моих днях рождения. Мы вместе отмечали рабочие и религиозные торжества. Ты всегда находился у меня за столом! И когда однажды министр пришел и спросил, кто вот эти трое гостей, я ответил, что мои близкие друзья — начальники ГАИ Чамзинки, Рузаевки и Ичалок. А ведь ты знаешь, как он негативно относился к присутствию посторонних! Я не отрекся от тебя. И я всегда плечо подставлял, защищал. И благодаря мне ты остался при должности. Теперь хочу спросить: кто же мне ближе был, Саша? Ты или Исякаев с Астуниным, которые в мой кабинет даже не заходили? А ты в любое время мог вызвать меня для какой-то беседы! Никаких преград для общения со мной у тебя не было! Ты говоришь, что слова Исякаева и Астунина являются для всех моими и обязательны для исполнения. Но это полное вранье! Я не сумасшедший человек, чтобы говорить личному составу, что люди, которые не имеют к распорядительным функциям никакого отношения, могут давать от моего имени какие-то распоряжения. Полная чушь! Мое хорошее к тебе отношение нужно было ценить. И скандал, который тогда произошел у нас из-за твоих нарушений, перетерпеть… Ты знаешь, у меня вспыльчивый характер. Но это все проходит. Не надо было идти куда-то и писать жалобы…»

 Панкратов

sud_sheludyakov (91) Само появление в зале суда бывшего заместителя министра ВД по РМ Игоря Панкратова вызвало заметное оживление среди журналистов…

Венчали заседание показания бывшего и. о. министра ВД Мордовии Игоря Панкратова. Для выступления в суде он прибыл из Самарской области, где трудится в администрации губернатора заместителем руководителя департамента по вопросам правопорядка и противодействия коррупции. «С подсудимыми у меня были рабочие отношения. Да, московская проверка в феврале 2013 года действительно выявила недочеты в деятельности тогдашнего руководителя ГИБДД Александра Шелудякова. Я подписал документы о привлечении его к служебной ответственности…» «А потом отправили ходатайство в Москву о снятии взыскания?» — интересуется гособвинитель. «Да. Мы тогда ждали назначения нового министра, и менять руководителя одного из ключевых структурных подразделений мне показалось нецелесообразным… А после сложилась неприятная ситуация. Сначала задержали одного сотрудника ГАИ, затем второго… Моя позиция всегда была такова: если человек виновен, то нужно сознаваться, а если нет — отстаивать свою позицию до конца!» — «Как вы можете охарактеризовать Шелудякова?» — «Лишь со стороны служебной деятельности. Знаю его с 2006 года, когда он был переведен в Мордовию из Тольятти. Он неоднократно поощрялся и награждался за результаты своей трудовой деятельности. Аварии происходят в каждом регионе, но по их статистике Мордовия во времена работы Шелудякова была на хорошем счету. А вообще, линия ГИБДД — одна из тех служб, чьи сотрудники регулярно сталкиваются с коррупционными рисками…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize