Происшествия

«Стройком» к горлу…

Бывший заместитель министра строительства Мордовии Алексей Игнатьев может отправиться в места лишения свободы на 8 лет.

Бывший заместитель министра строительства Мордовии Алексей Игнатьев может отправиться в места лишения свободы на 8 лет.

Прокуратура республики определилась с мерой наказания для бывшего заместителя строительства Мордовии Алексея Игнатьева. Ее представитель предложила суду приговорить экс-чиновника к 8 годам общего режима. По мнению гособвинения, именно такой срок он «заработал» на многомиллионных хищениях бюджетных средств. Прения по громкому уголовному делу прошли в Ленинском райсуде 16 июня. Из зала суда — Екатерина Смирнова.

По данным следствия, сумма хищений составила 52 миллиона 769 тысяч рублей. При этом Игнатьев начал проворачивать махинации еще задолго до того, как стал чиновником. В 2006 году, будучи директором фирмы «Промэнерго», он похитил 3,8 миллиона бюджетных рублей под видом поставки швейных машин в саранскую вспомогательную школу-интернат для умственно отсталых детей-сирот. Оборудование туда так и не поступило. Деньги Игнатьев потратил на покупку двухэтажного коттеджа площадью свыше 120 квадратных метров в кочкуровском селе Мурани. Позднее он «расширил» владения до 256 «квадратов», построив баскетбольную площадку. Также присвоенные средства пошли на новенький Wolksvagen Tuareg… Правоохранительные органы заинтересовались Игнатьевым в 2011 году после скандала, связанного со сдачей в эксплуатацию 16-этажного дома на ул. Косарева. Его построили в рамках программы переселения граждан из аварийного жилья. Объект стоимостью 165 миллионов рублей возводила компания «СтройКомПлюс», которую тогда возглавлял Игнатьев. Через год он отчитался перед заказчиком о том, что люди заселены. Хотя в квартирах не было сантехники и окон, а во дворе возвышались кучи строительного мусора. Уже в ходе судебного разбирательства по поводу неоконченной стройки экс-чиновник оправдался такой наивной фразой: «У меня не было на руках проектно-сметной документации…» Согласно данным расследования, в 2011–2012 годах руководитель «СтройКомПлюса» похитил 19,5 миллиона рублей. Обналичивал большие суммы под видом выдачи зарплаты и хозяйственных расходов. Закупил якобы на миллионы рублей канцелярские принадлежности, воду и бумагу. На деле же Игнатьев за 10 миллионов рублей приобрел промышленную базу на Александровском шоссе, которую потом оформил на супругу. Также купил автокран для КаМАза и установил за 170 тысяч рублей аварийную сигнализацию в коттедже в Мурани.

Мошенничество вскрылось, когда Игнатьев уже занимал кресло заместителя министра. Любопытный момент: при трудоустройстве на чиновничью должность он предоставил липовый диплом о высшем образовании, якобы выданный Московским государственным строительным университетом. Эту «корочку» Игнатьев приобрел в российской столице за 10 тысяч рублей. В 2013 году за использование фальшивого документа мировой судья наложил на него штраф в 10 тысяч. В деле фигурируют еще два преступления, инкриминируемые директору «СтройКомПлюса»: похищение 9 миллионов рублей у «Мордовэнергостроя» и 10,5 миллиона — у СПК «Дельта». В первом случае Игнатьев занял деньги под честное слово для того, чтобы завершить строительные работы на объекте по ул. Косарева. Предприятие предоставило их в долг с условием возврата в течение месяца. Но свои обязательства Игнатьев не выполнил. «В суде он заявил, что предложение взять деньги озвучил заместитель главы администрации Саранска Цыганов, — отметила в прениях представитель прокуратуры РМ Юлия Архипова. — Но, по словам свидетелей, Игнатьев сам просил их дать, поясняя, что свои средства раздал в долг. Якобы эти обстоятельства помешали ему приступить к работе».

Сельскохозяйственному кооперативу «Дельта» Игнатьев пообещал установить вентиляцию в саранском торговом комплексе по ул. Пролетарской. «Все сделаем в короткие сроки и по цене ниже рыночной!» — заверил директор «СтройКомПлюса». При этом предприниматель, чья организация уже была на грани банкротства, взял задаток в размере 9 миллионов рублей. В то время у его фирмы уже имелась кредиторская задолженность — около 90 миллионов… «Игнатьев позиционировал себя порядочным и ответственным предпринимателем, — продолжает Архипова. — Даже возил руководителя «Дельты» в Пензу, где показывал дом, якобы возведенный его строительной компанией. На самом же деле к этой постройке Игнатьев не имел никакого отношения…» Не исключено, что полученные бюджетные средства пошли и на поездки за рубеж: в Испанию, Чехию, Доминикану, Мексику, Германию, Италию, Болгарию… Это неполный список стран, где вместе с семьей отдыхал обвиняемый. За время следствия у Игнатьева и его родственников было арестовано имущества и недвижимости на сумму свыше 42 миллионов рублей. Санкции статей, инкриминируемых экс-чиновнику, предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет. Свою вину он не признал.

«Учитывая общественную опасность и тяжесть совершенных преступлений, предлагаю назначить Игнатьеву наказание в виде 8 лет общего режима, — резюмировала гособвинитель. — Прошу учесть наличие малолетних детей и положительные характеристики. Иски потерпевших следует рассмотреть в порядке гражданского судопроизводства. Также прошу оставить ареста на имуществе с целью обеспечения возврата похищенных бюджетных средств…»

20 июня суд представил слово подсудимому. Игнатьев решил подробно остановиться на эпизоде с исчезновением швейного оборудования на сумму около 4 миллионов, предназначенного для детской школы-интерната. На протяжении часа он пространно рассказывал о технике, которая исчезла со склада «Промэнерго». Подсудимый заявил, что его фирма была работоспособной» и с «восходящей экономикой». «Оборот нашей коммерческой организации составлял на тот период 148 миллионов рублей! — говорил Игнатьев. — Мы обеспечивали оборудованием Музыкальный театр им. Яушева, Перинатальный центр, Кафедральный собор им. св. Ушакова, «Саранскстройзаказчик», ипотечную корпорацию, учебные заведения… В общем, имели контракты на суммы, в разы превышающие сделку с ГосУКСом! Я был единоличным директором «Промэнерго». Логично предположить, что будь у меня преступные намерения, я бы изначально поставил на должность руководителя другого человека, чтобы не попасть под «замес»! Инициатива хранения швейного оборудования у нас исходила от ГосУКСа. Многие свидетели сказали, что его не было на нашем складе. Но не видеть оборудование там и не заметить его поставку туда — разные вещи! Когда в 2008 году я ушел с поста директора фирмы и поставил нового руководителя в известность о данной ситуации, никаких нареканий это не вызвало. Почему об этом вспомнили лишь тогда, когда в отношении меня возбудили уголовное дело? Чтобы придать ему еще больший резонанс и запятнать мою репутацию? Создается впечатление, что из меня просто сделали козла отпущения! Ведь двое свидетелей не отрицали, что оборудование могло быть поставлено на другой объект! Просто меня нужно было «закрыть», меня и «закрыли!»

Свое мнение по другим инкриминируемым криминальным эпизодам Игнатьев выскажет 15 июля…

340x240_mvno_stolica-s-noresize