Происшествия

«Моя дочь оказалась очередной заложницей Поздяева!»

Перед правосудием предстал бывший уголовник Поздяев, захвативший в 1990-е годы в заложники продавщицу Любовь Нугаеву. На этот раз его судят за убийство соседки…

Пролетарский райсуд 28 апреля начал рассматривать резонансное дело! 52-летний Алексей Поздяев обвиняется в том, что вечером 8 февраля в общежитии по ул. Пушкина нанес множество ножевых ранений своей соседке — 27-летней Наталье Куркиной. Он утверждал, что женщина отказалась возвращать денежный долг. На первом заседании подсудимый потребовал «убрать из дела» «подозрительного» прокурора. А потерпевшая, мать убитой Натальи Куркиной, предложила Поздяеву покаяться хотя бы в Страстную неделю! Из зала суда — ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

«Родился в 1963 году в Кочкуровском районе, — сообщает о себе суду Поздяев. — Холост. Образование среднее. Чем занимался до задержания? Неофициально работал на шабашках. Прописан у брата на ул. Гожувской, проживаю на ул. Пушкина… Был судим в Москве. Потом получил 16 лет по приговору Верховного суда Мордовии. В 2008 году судим Зубово-Полянским райсудом. Дали еще полгода… Освободился в феврале 2014-го. Нахожусь под стражей с 10 февраля этого года…». Далее суд предоставляет слово матери погибшей женщины. «У меня на руках остался 8-летний внучок! — говорит она. — Хочу подать иск, чтобы Поздяев содержал ребенка! Кроме того, у меня есть доказательства, что у дочери не было никаких долгов! Вот банковские счета, расходные накладные. Наталья работала с питерской косметической фирмой «Ольга». Квитанции свидетельствуют, что дочь исправно вносила необходимые суммы: 10, 12, 15 тысяч рублей. В феврале она внесла 8 тысяч 300 рублей. Вот справка из «КС банка»… Не было никаких долгов и никаких кредитов! У Натальи имелись в собственности две комнаты и счет в банке — она собиралась купить квартиру. Это знаю отлично, потому что у меня с дочерью были доверительные отношения…».

Около трех лет назад Наталья Куркина приобрела комнату на 4-м этаже дома № 8 по ул. Пушкина.

Незадолго до рокового дня приболела и на некоторое время перебралась туда, чтобы не заразить сына, с которым проживала в квартире по ул. Семашко. Ребенок остался с бабушкой. А за две недели до жестокой расправы аналогичную жилплощадь по соседству снял бывший уголовник Алексей Поздяев. Как рассказал этот мужчина на предварительном следствии, Наталья заняла у него 50 тысяч рублей. В течение пяти дней обещала долг вернуть. Куркина якобы потратила крупную сумму на покупку косметики «Эйвон», которую распространяла. Когда оговоренный срок истек, Поздяев пришел с требованием вернуть деньги и сильно разозлился, получив отказ. Он много лет мотался по тюрьмам, где никаких расписок и в помине нет, а все на словах и «по понятиям»… Мужчина ударил Наталью. Она закричала. Затем бывший уголовник нанес еще несколько ударов. После чего начал орудовать ножом, который принес из своей комнаты. В общей сложности жертва получила 13 ранений: в живот, грудь, спину, шею… Закончив расправу, Поздяев ушел в свою комнату. Сбросил окровавленный свитер, прихватил с собой паспорт, нож и выбежал на улицу. Сел в такси и скрылся… Два дня сотрудники уголовного розыска занимались поисками. В итоге вечером 10 февраля Поздяев был задержан на малой родине, куда приехал к одноклассникам. Опытный зек порвал свой паспорт, чтобы при задержании правоохранители не смогли установить личность. Но следователи обнаружили ксерокопию документа… За решеткой Алексей Поздяев провел в общей сложности 23 года. Первый раз попал в места лишения свободы в феврале 1985-го. Ленинский райсуд приговорил на тот момент молодого человека к 3,5 года за спекуляцию. Позднее Поздяев перебрался в Москву, где снова был осужден, но уже по более тяжким статьям. После отбытия наказания приехал в Саранск к матери. А уже в 1998-м схлопотал 16 лет особого режима за захват заложника. Это небывалое на тот момент преступление с трагическим исходом всколыхнуло всю Мордовию! В народе и прессе Поздяева сразу прозвали «самым известным террористом в современной истории республики»! В ночь на 7 октября 1997 года 34-летний бывший зек взял в заложники продавщицу коммерческого ларька по пр. 70 лет Октября Любовь Нугаеву. Закрывшись внутри, приставил к ее горлу нож. Террорист требовал машину и пистолет. Попытки освободить перепуганную женщину продолжались пять часов до самого утра. Финал оказался плачевным: Поздяев остался жив, а женщину… застрелили! У одного из снайперов дрогнула рука, и предназначавшаяся террористу смертельная пуля попала в продавщицу…

Потерпевшая сторона надеется, что Алексея Поздяева отправят на пожизненный срок

Вернемся в зал суда. «Просим приобщить к делу справку о том, что подсудимый ранее обращался в противотуберкулезный диспансер, — произносит адвокат. — Хотя там он на учете не состоит, но у него имеются очаговые изменения. Поздяев раньше проходил терапию, и теперь получает ее в изоляторе!» .— «Ваше мнение? Приобщить справку?» — спрашивает судья у подсудимого. «Пусть будет!» — кивает он головой. «А какие еще заболевания у вас имеются?» — интересуется служитель Фемиды. «Есть хронические заболевания, но это не важно! — «скромничает» Поздяев. — У меня документов нет, карточка утеряна. Лечился в больнице в чамзинском поселке Комсомольском, но диагноза не помню…». «Прошу продлить срок содержания Поздяева под стражей на время рассмотрения дела в суде, так как он истекает уже 10 мая», — произносит помощник прокурора Пролетарского района. «Возражаем! — заявляет адвокат. — У Поздяева имеется постоянное место жительства, туберкулезное заболевание, признательные показания…». Для принятия решения суд удаляется в совещательную комнату. Примерно через полчаса служители Фемиды возвращаются и объявляют: «Срок заключения продлить на 6 месяцев, то есть до 16 октября». После чего Поздяев неожиданно заявляет: «Я хотел бы подать ходатайство об отводе прокурору! Потому что мы подали заверенную справку о моем заболевании, а он с этим не соглашается!». — «Да просто он не был прежде ознакомлен с ней!» — объясняет судья. «И еще до этого я заметил, что прокурор по отношению ко мне необъективен! — упорствует Поздяев. — Когда у меня был арест, он наговорил столько всего! Как будто, получается, у меня статья 105-я, вторая часть, а вовсе не первая!». Суд снова удаляется в совещательную комнату, чтобы решить, менять «необъективного» гособвинителя или нет. Тем временем потерпевшая возмущается по поводу того, как тщательно обвиняемый в убийстве ее дочери заботится о себе. «Твое ценное здоровье тебе так дорого? — спрашивает она у подсудимого. — Здоровье тебе поправлять надо? Лучше покайся в Страстную неделю перед Богом!». Подсудимый молчит, а затем конвой «от греха подальше» открывает клетку и уводит его из зала. «Мелкий человек! — продолжает в сердцах потерпевшая. — Представляете, он «больной»! Этой скотине, оказывается, лечиться надо, лазарет ему необходим. Дрянь такая!». После чего обращается к защитнице Поздяева: «Наталья, хоть вы и адвокат, но близко к нему не подходите — заразит!». — «Каждый день подходим! В любом месте можно заразиться!» — отвечает она. «Спрашивается, почему Поздяев не в маске? Ведь в зале много людей, а он очаг инфекции! Всех заразить может!» — говорит потерпевшая. «Поздяев сказал: «Вам надо, вы маску и надевайте!» — поясняет адвокат. «Да не просто маску ему надо одеть! — комментируют другие присутствующие в зале. — Ему нужен намордник вместе с ошейником!». Проходит около десяти минут. Время неумолимо приближается к 13.00. Это означает, что подсудимый должен принять пищу, иначе это будет считаться нарушением его законных прав. Приходится объявлять перерыв, чтобы отвести Поздяева на обед. Суд — судом, а обед — по расписанию!

«Вы на каком наказании будете настаивать, если Поздяева признают виновным?» — поинтересовался корр. «С» у матери убитой. «А разве не ясно, что он виновен? — восклицает женщина. — Я дала бы пожизненное, потому что этот человек не должен жить в обществе. Вообще не должен! Иначе совершит новое убийство. Никаких долгов не было, моя дочь просто оказалась очередной заложницей Поздяева! Раньше они не были знакомы. Наталья даже не знала, как его зовут… Просто в течение десяти дней он снимал комнату по соседству. Неспроста, я считаю, Поздяев нанес именно 13 ножевых ударов. Таким образом он «расписался»: мол, 13-й регион! Показал, что может делать все, что захочет! А перед тем, как зарезать Наталью, вдоволь наиздевался: разбил ей все лицо и голову… Нам очень тяжело. Внук сейчас лечится у психолога. Постоянно вспоминает маму… Поздяеву не должно быть никакой пощады! Бог сам распорядится, что он должен получить…».

340x240_mvno_stolica-s-noresize