Происшествия

Иван по выгодной цене

Заплатив государству 7 миллионов рублей, экс-директор саранской похоронной фирмы Иван Петров получил условный срок.

Ленинский райсуд вынес приговор по громкому «похоронному» делу! Бывший директор фирмы «Радуга-Ритуальные услуги» Иван Петров, которого обвиняли в «пропаже» почти 7 миллионов рублей, отделался условным наказанием! Свою роль в решении служителей Фемиды сыграло то, что «ритуальщик» признал вину и возместил причиненный ущерб. Приговор 19 февраля мужчина выслушал со слезами на глазах… Из зала суда — Екатерина Смирнова.

На приговор пришли многочисленные родственники Петрова. Столпившись перед залом судебных заседаний, они пытались подбодрить друг друга. «Ну, ничего, ничего… Все будет хорошо!» — успокаивала жена подсудимого. «Конечно», — вторила дочь. Их переживания можно понять. По статье «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере» подсудимому «светило» до 10 лет неволи со штрафом до миллиона рублей. И еще 6 лет за «присвоение денежных средств с использованием своего служебного положения… в крупном размере»… По данным следствия, Иван Петров похитил средства, которые саранская мэрия выделила на покупку хвойных саженцев «в целях озеленения и благоустройства» центральной части города. Как выяснилось, около 10 тысяч деревьев было закуплено по гораздо меньшей цене, чем указано в отчетах. В первом случае, по данным следствия, Петров провернул аферу на три с лишним миллиона рублей. Во втором — «озеленился» еще на два с лишним миллиона. В итоге положил в свой карман в общей сложности около 6 миллионов 200 тысяч. Кроме того, по данным следствия, с сентября по ноябрь 2012 года муниципальный «Безенчук» присвоил еще более 630 тысяч. Эти казенные деньги были выделены для вырубки деревьев на кладбищах во время строительства дороги. Следствие выяснило, что на самом деле работы выполнялись за счет собственных средств предприятия «Радуга-Ритуальные услуги». Хотя, согласно документам, вырубку осуществляла сторонняя фирма. Правда, руководил ей фактически все тот же Петров!

«Обвинение понятно! — произнес подсудимый. — Вину полностью признаю. Поддерживаю ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке». «Суть предъявленного ходатайства вам ясна? — интересуется на всякий случай служитель Фемиды. — В этом случае суд выносит только обвинительный приговор, который вы не можете обжаловать…» «Все равно поддерживаю!» — отвечает тот. Петров согласился на такой порядок, зная, что суд не сможет назначить ему более 2/3 от максимального срока наказания. Но речь гособвинителя заставила «ритуальщика» поволноваться — действительно ли правильное решение он принял? «Ваша честь! Согласно материалам дела, преступление совершил именно Петров. Он согласился с обвинением, признал вину. Психологическая адекватность подсудимого сомнений не вызывает… Петров активно способствовал раскрытию преступления, добровольно возместил ущерб… Он впервые преступил закон и к тому же исключительно положительно характеризуется по месту жительства и работы. Несмотря на указанные обстоятельства, Петров обвиняется в совершении четырех тяжких преступлений, совершенных им в должности директора муниципального предприятия. Поэтому наказание должно быть связано только с лишением свободы! В связи с тем что Петров совершил преступления, относящиеся к экономической сфере, считаю возможным применение дополнительной меры наказания в виде штрафа. А то, что правонарушение связано со служебным положением, влечет за собой запрет занимать должности на госслужбе и органах местного самоуправления. В итоге прошу признать Петрова виновным и назначить наказание в виде 6 лет лишения свободы в колонии строгого режима со штрафом в 1 миллион рублей в доход государства и запретить занимать должности, связанные с распорядительно-хозяйственными функциями сроком на три года. Предлагаю взять Петрова под стражу в зале суда…» От этих слов подсудимый начал мелко подрагивать, а глаза родственников наполнились слезами. С трудом подбирая слова, подсудимый произносит: «Уважаемый… Ваша честь! Вину я признал по всем четырем статьям. Я виновен… Принесенный убыток возместил. Полностью. Прошу суд вынести смягчающее наказание… Прошу…» — замолкает, подбирая слова. «Не лишать меня свободы», — подсказывает адвокат. Подсудимый повторяет эти слова и тяжело опускается на скамью…

Затем пламенную речь произносит его защитница. «Наказание, которое требует прокуратура, не соответствует тяжести совершенного преступления! — считает она. — Все смягчающие вину обстоятельства налицо, никаких гражданских исков к Петрову не имеется. Моего подзащитного исключительно положительно характеризуют на прежнем месте работы. Многочисленные грамоты и благодарности от Главы республики и мэра Саранска говорят о том, что Петров принес огромную пользу обществу! Все мы — жители маленького городка и видим тот порядок, который был наведен на кладбищах в период деятельности Петрова. Думаю, все горожане однозначно выразят ему благодарность за это!» «Я все осознал и готов понести наказание, — резюмирует подсудимый в последнем слове. — Прошу вас применить более мягкую меру наказания. Больше сказать нечего…»

В итоге суд постановляет: приговорить Петрова к 3,5 года лишения свободы… условно! Учитывая тот факт, что мужчина в данный момент нигде не работает, служитель Фемиды не стал назначать ему штраф. Сразу после оглашения вердикта родственники кинулись обнимать Петрова. Дочь с заплаканными глазами уткнулась ему в грудь. На глазах осужденного тоже проступили слезы. Но из храма правосудия Петрова все равно увезли под конвоем: мужчина будет находиться под домашним арестом до тех пор, пока приговор не вступит в силу. По данным «С», обжаловать решение суда он не намерен.

340x240_mvno_stolica-s-noresize