Происшествия

В Мордовии 18-летней студентке, выбросившей младенца в окно, грозит 3 года 3 месяца в колонии-поселении

Тайна отцовства ребенка, которого  родила Алина, так и осталась за кадром Тайна отцовства ребенка, которого
родила Алина, так и осталась за кадром

Перед Лямбирским райсудом предстала 19-летняя Алина Журлова, которую обвиняют в убийстве младенца. В ночь на 7 ноября прошлого года она втайне от родных родила в своей комнате здорового мальчика и выбросила в окно с третьего этажа. Алина говорит, что решилась на это, испугавшись реакции родственников на «радостную» новость. Младенец ударился головой о протянутую между этажами газовую трубу и погиб. Свою вину в преступлении Журлова полностью признала и попросила «не сажать ее в тюрьму». Но прокурор предложил суд изолировать несостоявшуюся родительницу от общества на 3 года 3 месяца в колонии-поселении. Почему — узнала ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

Алина и ее мать вошли в зал судебных заседаний, закрыв лица медицинской маской. При этом подсудимая для маскировки нацепила и солнцезащитные очки. Они предпочли скромно занять места на самом заднем ряду. «Ваше место — перед судьей», — напомнила одна из журналисток. Журловы послушно проследовали вперед. Алина натянула капюшон на лицо так, что были видны лишь очки. «Скажите, почему вы убили собственного ребенка? — расспрашивают ее журналисты. — Может, есть какая-то веская причина, о которой вы не поведали следствию? Почему прячете лицо? Вам стыдно?» Но студентка игнорирует все вопросы. В зале появляется судья. «Снимите, пожалуйста, капюшон! Я хочу вас видеть!» — обращается она к Журловой… «Я родилась 5 февраля 1997 года, — рассказывает она. — Образование среднее специальное. Продолжаю учебу в Саранском кооперативном институте». Потерпевшей по делу признана несостоявшаяся бабушка убитого младенца — 40-летняя Ирина Журлова…

Ирина Журлова как может поддерживает свою дочь Ирина Журлова как может поддерживает свою дочь

Адвокат просит приобщить к делу копию зачетной книжки подсудимой и обращение от жителей ее дома. В первом документе указано, что первокурсница юридического факультета Алина Журлова успешно сдала зимнюю сессию. Речь идет о таких предметах, как философия, безопасность жизнедеятельности, иностранный язык, профессиональная этика… Соседи из дома № 19 по ул. Гражданской, где обвиняемая выбросила младенца из окна, попросили не лишать ее свободы. «Мы знаем Алину 10 лет, — указали они в письме. — За это время она показала себя только с положительной стороны. Это скромная, общительная и добропорядочная девушка! В конфликты с жильцами не вступала, за распитием алкоголя, приемом наркотиков и курением не замечена. Свое преступление признает и очень раскаивается в содеянном. В связи с этим просим Алину строго не наказывать и не лишать свободы!» Петицию подписали пять человек. «Жарко вам будет, снимите капюшон!» — еще раз обращается к подсудимой служительница Фемиды. «Нет, не будет!» — тихим голосом отвечает Журлова. «Да потому что снимают, вот она и в капюшоне!» — с задних рядов шепчет бабушка…

Бабушка ничего не знала о беременности внучки Бабушка ничего не знала о беременности внучки

Прокурор района Михаил Ломшин оглашает обвинение. В июне прошлого года Журлова с помощью теста узнала, что беременна. Но на учет в женскую консультацию не встала. От своих бабушки и дедушки, с которыми проживала в Лямбире, эту новость также скрыла. Вечером 6 ноября у молодой мамы раньше срока начались схватки. В это время родственники в соседней комнате смотрели телевизор. Вызывать медиков Алина не стала. Присев на корточки, самостоятельно родила недоношенного мальчика. Убедившись, что он дышит, положила на канцелярский файл для бумаг. Потом собрала окровавленное белье и бросила в стиральную машинку. Опасаясь, что ребенок выдаст себя криками, открыла окно и выбросила его на улицу. В полете он ударился головой о газовую трубу между этажами и получил многооскольчатый перелом черепа. Младенец умер от тупой сокрытой травмы головы. Алина же отмыла до блеска окровавленные полы, досмотрела с бабушкой и дедушкой сериал и легла спать. Утром тельце обнаружили местные жители. Подозрения пали на Алину. На допросе у следователя она поначалу отрицала факт родов. Но опытные врачи-акушеры в ходе осмотра подтвердили обратное. Тем временем следователи внимательно осмотрели комнату Журловой. С помощью специальной лампы они обнаружили свежие следы крови на линолеуме. Тогда девушка заявила, что родила мертвого мальчика. Но специальная экспертиза показала, что его легкие раскрылись, то есть младенец дышал самостоятельно. В ходе следствия Алина так и не призналась, кто был его отцом…
«Вину признаю полностью! — еле слышно говорит подсудимая. — Прошу рассмотреть мое дело в особом порядке». Участники процесса не возражали. Судья огласила заключение судебно-психиатрической экспертизы, проведенной в отношении Журловой 24 ноября прошлого года. Главной целью было установить, была ли она вменяема на момент преступления… Из документа следует, что Алина родилась в рабочей семье. Когда ей исполнилось шесть лет, родители разошлись. Девочку воспитывали мама и бабушка. В психическом развитии она не отставала от сверстников, в школу пошла своевременно, училась на четверки и тройки. Окончив 9 классов лямбирской школы, Алина поступила в машиностроительный техникум на специальность «Операционная деятельность в логистике». Окончила учебное заведение минувшим летом и поступила на заочное отделение юридического факультета кооперативного института. В основном проживает с матерью в Саранске, периодически обитает у бабушки в Лямбире, нигде не работает. Жалоб со стороны соседей и администрации не имеет. В 2010 году Журлова в результате падения получила травму головы, но сразу за медицинской помощью не обратилась. Затем у нее стали отмечаться головные боли. Лишь в 2012 году она пошла к медикам, которые поставили диагноз и рекомендовали дополнительное обследование. «Не курит, алкоголь употребляет редко», — зачитывает судья. Бабушка из зала поправляет: «Вообще не пьет!» «Потребителем наркотиков не является, — продолжает служительница Фемиды. — Не судима. Больной себя не считает. Самостоятельно разговор не начинает, разговаривает тихо, на собеседника не смотрит, жалуется на плохое засыпание и аппетит…»
Также, по словам Алины, она не ожидала, что роды начнутся так рано — ведь срок достиг всего 7 месяцев. Девушка не знала того, что будет с ней дальше, поэтому выбросила ребенка в окно. «Интеллект Журловой соответствует полученному образованию и жизненному опыту, — продолжает зачитывать выводы судья. — Она имеет определенные планы на будущее, занимается повседневными делами. Комиссия пришла к заключению, что какими-либо психическими расстройствами на момент совершения преступления Журлова не страдала. Могла руководить своими действиями и осознавать последствия. В настоящее время имеется депрессивное состояние и нарушение аппетита. В применении медицинских мер принудительного характера не нуждается».

Алина Журлова во время суда Алина Журлова во время суда

«Согласно закону совершенное Журловой преступление относится к категории средней тяжести, — берет слово прокурор. — Отягчающих и смягчающих вину обстоятельств я не нахожу. Прошу признать подсудимую виновной и назначить в качестве наказания лишение свободы сроком на 3 года 3 месяца в колонии-поселении!» Мать Алины заплакала и обратилась к судье: «Я не хочу, чтобы мою дочь лишали свободы! Она у меня одна-единственная!» Зарыдала и Журлова: «Я очень сильно раскаиваюсь! Не сажайте меня, пожалуйста!» В зале плакали ее бабушки…
Сдержанной в эмоциях оказалась только адвокат, которая категорически не согласилась с запрашиваемым для Журловой сроком наказания, ведь она столь положительно характеризуется и ранее к уголовной ответственности не привлекалась. «Алина только вчера вышла из детского возраста и сразу попала в трудную жизненную ситуацию, — отметила адвокат. — Она не смогла поделиться с близкими своей проблемой и поэтому пошла на преступление. Молодой человек, с которым Алина встречалась длительное время, отказался принимать участие в воспитании ребенка… У нее все еще впереди, жизнь только начинается! Алина учится и еще может принести пользу обществу. Прошу назначить условное наказание…»
Оглашение приговора назначили на 25 февраля. Ирина Журлова спешно уводит дочь подальше от журналистов. В зале остается лишь бабушка подсудимой со стороны отца. «Почему же Алина не рассказала вам о беременности и не обратилась за помощью?» — интересуется у нее корр.«С». «Не знаю, — пожимает плечами женщина. — Мы ведь и беременности ее не замечали. Алина вообще склонна быстро поправляться. Еще приедет и посмеется: «Бабушка, я опять толстею!» «Она жалеет о случившемся?» — «Знаете, она нам ничего не говорит. Ей очень тяжело. Плачет и не спит ночами. Призналась, что ничего не понимала в тот момент, словно была в темноте…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize