Происшествия

Дело мести в Мордовии

Сенсационные подробности дела майора полиции Александра Мусатова, который обвиняется в изнасиловании: «Родственники Шелудякова и Исякаева хотели меня сломить. Они выгодно использовали ситуацию…»

Ромодановский райсуд приступил к рассмотрению резонансного уголовного дела начальника Лямбирской ГИБДД Александра Мусатова. 40-летний майор полиции обвиняется в изнасиловании 24-летней Ирины Куликовой — логопеда детского сада. Заседания проходят в закрытом режиме. Несмотря на это, журналистам удалось узнать некоторые подробности и пообщаться с фигурантом. По словам Мусатова, все обвинения — это месть за то, что он выступил ключевым свидетелем по громкому делу о коррупции в высших эшелонах ГИБДД… О том, что осталось за кулисами расследования, — в материале ЕЛЕНЫ СОЛОВЬЕВОЙ.

«Эта ситуация не прошла бесследно для нашей семьи, — признается Александр Мусатов. — После случившегося супруга была вынуждена сменить фамилию, а дети — отбиваться от нападок сверстников. Вот такой резонанс вызвала эта история! Честно говоря, я бы давно собрал вещи и вместе с семьей уехал из республики. Останавливают лишь бесконечные судебные заседания — то по делу Шелудякова и его подчиненных, то вот теперь мои…»

Интересы Ирины Куликовой отстаивает адвокат, защищавший Рустама Исякаева Интересы Ирины Куликовой отстаивает адвокат, защищавший Рустама Исякаева

Фамилия Мусатова стала известна всей республике после того, как офицер дал изобличающие показания на руководителя республиканской ГАИ Александра Шелудякова и своих коллег — начальника Ковылкинской ГАИ Рустама Исякаева и комбата спецбатальона ДПС Владимира Астунина. Зимой 2014 года их задержали по подозрению в коррупции. Во время следствия по делу родственники фигурантов неоднократно заявляли Мусатову, что найдут способ с ним расквитаться…

Александр Шелудяков внимательно следит за процессом в Ромоданове Александр Шелудяков внимательно следит за процессом в Ромоданове

29 сентября он вместе со своим приятелем Ежовым приехал в родной Ромодановский район отметить свой день рождения. На расположенной в райцентре автомойке к ним подошла незнакомая симпатичная девушка, которая представилась Ириной. «Вы Мусатов? Я узнала вас… Я жду вашего коллегу Лукьянова. Не знаете, где он?» Александр ответил, что Лукьянов находится у родственников в селе Папулеве. Девушка попросила ее туда подвезти. «Я сейчас не могу! Может быть, позже… Подождите, если хотите!» — ответил Мусатов. Но Ирина продолжала настаивать. Затем сама села на заднее сиденье «Лэнд-Крузера», принадлежащего Ежову, и закрыла дверь. Мусатов проследовал за ней. «Признаюсь честно: я сразу понял, что это девушка легкого поведения, — говорит Александр. — Поэтому стал оказывать знаки внимания, которые она приняла. Провел рукой по ее груди, погладил между ног… Ирина понимала, чего от нее хотят, и не отодвинулась. Я решил пойти дальше, но почувствовал какое-то слабое сопротивление. Разозлился и вышел из машины. Зашел в кафе…» Через полчаса там появилась Куликова и снова попросила отвезти ее в Папулево. Отвечая позже на вопрос следователя, зачем она опять подошла к Мусатову, девушка кокетливо ответила: «Я посчитала неудобным уйти, не попрощавшись…» Появление молодой особы Александр расценил как «шаг к сближению» и согласился подвезти ее до «пункта назначения», рассчитывая на «продолжение». Оба сели в автомобиль. «По дороге Ирина стала поглаживать меня по коленке, — вспоминает Мусатов. — Я, здоровый мужик, понял этот знак как призыв к интиму! Поэтому, не спрашивая ее, свернул в сторону деревни Липки…» По иронии судьбы, в этом населенном пункте проживали мама Ирины и ее маленькая дочь. Машина остановилась в яблоневом саду. Партнеры перебрались на заднее сиденье, которое разложили для удобства. По словам Александра, девушка раздевалась сама, пока он стягивал с себя рубашку и брюки. В своих же показаниях Ирина рассказывает, что мужчина приспустил с нее трусики и стащил один чулок… После добровольного полового акта девушка попросила подвезти ее до дома. Александр сел за руль. У калитки оба вышли из автомобиля и поцеловались на прощание. «У меня дочка болеет. Можешь нас завтра до Саранска довезти?» — попросила девушка. Мусатов кивнул. «Запиши мой номер телефона…» «Я не собирался никого возить по утрам, но отказать было неудобно, — говорит Александр. — Поэтому уже после расставания позвонил Ирине, чтобы сказать, что у меня появились другие дела. Но неожиданно сам получил звонок от… ее матери!»

Как выяснилось позже, Ирина Куликова отсутствовала дома в течение четырех суток и не отвечала на звонки. Практически все это время она провела с коллегой Мусатова Лукьяновым, о котором спрашивала возле заправки. Молодых людей познакомили общие приятели. Проведя с правоохранителем одну ночь в Папулеве, Ирина попросила отвезти ее домой. Только не в Липки, а на съемное жилье в Ромоданове. Там, по словам обоих, произошел еще один половой акт. При этом оба раза они не предохранялись. Позднее в своих показаниях Куликова скажет, что влюбилась в Лукьянова с первого взгляда и захотела от него детей… Утром 29 сентября любовники расстались. Ирина ушла на работу, а партнер остался спать в ее квартире. «Вот ключи. Как будешь уходить, закрой дверь и завези мне их потом!» — сказала на прощание девушка. Но Лукьянов на звонки любовницы в течение дня не отвечал. Тогда она подошла к Мусатову…

После встречи с Александром Мусатовым жизнь Ирины Куликовой круто изменилась После встречи с Александром Мусатовым жизнь Ирины Куликовой круто изменилась

«Ты что, нашу Ирину четыре дня у себя удерживал?! — накинулась на Александра по телефону мать Куликовой. — У нее дочь болеет, с температурой валяется! А ты ее домой не отпускаешь!» «Я попытался сказать, что видел Ирину в первый раз и только подвез до дома, но меня никто не слушал, — говорит Мусатов. — Через час выяснилось, что эта женщина вызвала полицию и сообщила об изнасиловании дочери…» Александра доставили в Следственный комитет. С Ириной к тому времени работали эксперты, которые не обнаружили на ее теле телесных повреждений. На вопрос следователя, угрожал ли Мусатов чем-либо и наносил ли удары, Ирина ответила отрицательно… Позднее, когда материал проверки был передан в отдел по расследованию особо важных дел, интересы «потерпевшей» вызвалась представлять известный в республике адвокат Людмила Мельникова, защищавшая Рустама Исякаева. В повторных показаниях Куликовой начало фигурировать ружье, которым Мусатов якобы запугивал ее, добиваясь половой связи. «А у меня даже оружия никогда не было, — говорит Мусатов. — Тем более что любовью мы занимались в машине моего друга! Откуда я мог знать, есть у него там ружье или нет?» Затем последовали исследования на полиграфе. На вопрос психолога, был ли половой акт с Мусатовым добровольным, «жертва» ответила отрицательно, но прибор показал, что девушка лгала. Когда через несколько дней Ирине предложили еще один перечень вопросов, в котором фигурировало уточнение, угрожал ли Мусатов ей оружием, она отказалась от исследования… К тому же эксперты не нашли повреждений на влагалище у Куликовой. Оправдание девушки ошеломило всех: «Просто Мусатов занялся со мной оральным сексом и от прикосновений его языка мой половой орган увлажнился! Выделилась смазка, и его половой орган проник в меня беспрепятственно…»
«В этом деле много путаницы, связанной с показаниями Куликовой, — уверен Мусатов. — Их видно невооруженным глазом! Тот же полиграф, показания экспертов, даже ее слова об оральном сексе… Какой насильник станет ублажать жертву оральными ласками?! Я понял, что Куликова была лишь орудием в руках родственников Шелудякова и Исякаева. Они оплачивали услуги дорогого адвоката, одевали-кормили ее и дочку… Я же знаю, сколько зарабатывают логопеды в детсадах — не более 7 тысяч рублей! В то время как одна только консультация адвоката стоит тысячу! На один из следственных экспериментов она и вовсе заявилась в шубе — я чуть не упал! Всегда ходила в застиранной курточке, а тут явилась в мехах… Откуда все это — не трудно догадаться! И ее рассказы, что якобы от меня приходили какие-то люди и предлагали ей за «молчание» деньги, квартиры и машины — полный бред! У меня жилья-то собственного нет, не то что миллионов… Родственникам подсудимых из ГАИ, по делу которых я проходил ключевым свидетелем, было важно меня сломать. Узнав об этой ситуации, эти люди выгодно ее использовали! Мол, кто поверит показаниям человека, который сам проходит в качестве подозреваемого по делу об изнасиловании? Я писал жалобы на имя руководителя Следственного комитета Александра Бастрыкина и генерального прокурора России Юрия Чайки, но они все спускались в республику на тормозах… И опять на местах бездействие! Я не отрицаю полового контакта с Куликовой, он действительно был. Поначалу я не хотел признаваться, переживал, что это скажется на моих отношениях с супругой. Но дело слишком далеко зашло! Я не насиловал Куликову, все произошло на добровольной основе… Самому сейчас погано от того, что я натворил. Но деваться некуда — с этим приходится жить…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize