Происшествия

Громкий процесс в Мордовии: почему никто не помог Александру Забиякину, когда его уничтожали бывшие приятели

Суд заслушал свидетелей по громкому делу об избиении 21-летнего жителя Рузаевки Александра Забиякина. Это страшное злодеяние случилось минувшим летом. На скамье подсудимых 23-летний Сергей Литяйкин и 18-летний Альмир Мухаев. 18 января их товарищ Красавцев рассказал суду, почему не разнял дерущихся и не вызвал скорую пострадавшему. Из храма правосудия — ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

Заместитель рузаевского межрайонного прокурора Денис Ситкин оглашает обвинение. Вечером 19 июля Альмир Мухаев и Сергей Литяйкин встретились в одной компании, чтобы отметить День молодежи. В качестве места «банкета» выбрали территорию рузаевской школы № 17. Ближе к вечеру недавно окончивший учебное заведение Мухаев стал склонять Литяйкина к разборкам с Забиякиным, который чем-то ему насолил. Чтобы распалить товарища, стал заявлять, будто Александр хвастается своей силой и заявляет, что может побороть Сергея. Они позвонили жертве и позвали на «стрелку». Александр прибыл в окружении друзей. Первый удар он получил от Мухаева, затем к драке подключился Литяйкин. Экзекуция приостанавливалась и продолжалась несколько раз. В общей сложности «палачи» нанесли оппоненту около 30 ударов руками и ногами по голове и телу. Забиякин окончательно потерял сознание. Но Альмира посетила идея добить жертву. Вместе с Литяйкиным они подошли к окровавленному парню, нанесли несколько «контрольных» ударов, после чего спокойно разъехались по домам… «Понятно, в чем вас обвиняют?» — спрашивает судья у Литяйкина. «Да! Я полностью признаю свою вину!» Затем аналогичный вопрос адресуется Мухаеву. Тот запутанно пытается объяснить, почему вину признает частично. «Я бы не сказал… Потому что все мои действия не такие были… Они оговаривают меня!» — «Кто?» — «Свидетели!» В зале раздаются раздраженные вздохи. «Я признаю лишь те действия, о которых сказал следователю! Ну, например, начало драки… Количество ударов отрицаю! У меня их было меньше!» Слово предоставляют матери пострадавшего Наталье Забиякиной. 40-летняя женщина была вынуждена оставить работу, чтобы ухаживать за обездвиженным сыном. «18 июля Саша уехал с друзьями на рыбалку, — вспоминает она. — На следующий день мы созвонились с ним около 18.00. Сын сказал, что возвращается домой. Но потом перестал отвечать на телефонные звонки… Около 22.00 позвонил неизвестный. Спросил, есть ли у нас сын. «Наверное, его в нашу больницу привезли. Он находится в реанимации — не двигается и не разговаривает», — сказали мне.
Мы с мужем срочно выехали в больницу. Саша оказался без сознания. Утром ситуация не изменилась. Нам передали телефон сына, на который вскоре пришло сообщение от Мухаева: «Ты живой?» Но тогда мы даже не поняли, к чему это он спрашивает… Мы отправились домой к приятелю Саши — Королеву, который был с ним на рыбалке. Никаких подробностей он не рассказал. Отметил лишь, что видел потасовку, в которой против Саши участвовали Литяйкин и Мухаев. А вечером появились Альмир и его отчим. Мухаев рассказал, что это Сергей так сильно избил Сашу, а сам он участия в драке не принимал. Я поверила. Ведь сын и Мухаев еще недавно были близкими друзьями! Еще один очевидец драки, Илькинов, пришел к нам спустя несколько дней. И лишь от него мы услышали страшные подробности…» — «Как вы можете охарактеризовать своего сына?» — «Для любой матери ее ребенок самый лучший. Мой сын всегда был добрым, веселым и справедливым». — «Скажите, а как сейчас он себя чувствует?» — «У него вегетативное состояние. Не ходит, не разговаривает, не двигается. Просто лежит. Только недавно начал узнавать нас и реагировать на слова. А еще у него постоянные судороги и спастика конечностей. Руки и ноги скрутило, как при детском церебральном параличе. Врачи говорят: «Надейтесь и молитесь!»
Выясняется, что за минувшие полгода подсудимые и их родственники даже не попытались загладить причиненный вред и не извинились перед Забиякиными. Семья выживает благодаря зарплате ее главы, который занимается грузоперевозками. Но для подобного рода занятий сейчас наступил мертвый сезон. Финансовую помощь в лечении Саши оказывают добрые люди. Деньги на лекарства присылают даже с Камчатки! «Какого наказания хотите для подсудимых?» — спрашивает прокурор. «Максимального!» — отвечает мать пострадавшего…
Служитель Фемиды вызывает Ярослава Красавцева, который был очевидцем страшной потасовки. В ней 20-летний безработный был на стороне «палачей». Но участия в драке не принимал — якобы из-за своего небольшого веса. Его допрашивали больше часа. Все это время свидетель нервно облизывал пересохшие губы… «В День молодежи мы пили водку, но сколько ее было, не помню! — говорит Красавцев. — Вдруг зашел разговор о Забиякине. Мухаев говорил: «Он был мне другом, но вот взял и «кинул»!» «Простите, что вы имеете в виду в слове «кинул»?» — уточняет адвокат Литяйкина. «Каждый вкладывает свой смысл в это понятие!» — многозначительно поясняет свидетель… Затем продолжает. По его словам, Мухаев стал «вызванивать» Александра и просил Сергея «поговорить» с ним. Оба были изрядно пьяны. Затем компания села в такси. У магазина на улице Космодемьянской остановились. Здесь стоял черный БМВ, на котором Забиякин приехал вместе с приятелями. «Мухаев вышел и сцепился с Сашкой, они подрались! Затем Литяйкин скомандовал: «Поймай мне его!», что Альмир и сделал… Но, обхватив Сашку, он вместе с ним повалился на асфальт. Его били уже лежачим — ногами и руками, в том числе в голову! Илькинов попытался помешать, отталкивал Мухаева и оттаскивал Сашу, а после приводил его в чувства водой…» «Неужели у вас не было желания разнять дерущихся?» — спрашивает адвокат Литяйкина. «Нет! Ну, дерутся и дерутся! Это же не было так серьезно! Лично у меня сработал инстинкт самосохранения!» — «Чем же вы были заняты в это время?» — «Стояли у машины и общались! В общем, я продолжу. Я слышал, как Королев спросил Забиякина, едет ли он с ними. Литяйкин рявкнул: «Он никуда не поедет!» Сашка два раза просил: «Пацаны, не оставляйте меня!» Но его товарищи все же уехали… Драка продолжилась…» Мать Забиякина не выдерживает и выходит в коридор. «В итоге Илькинов крикнул Литяйкину: «Мне плевать на твою жизнь! Я ухожу!» — и направился домой, — продолжает Красавцев. — Я пошел с ним. Вскоре нас догнали ребята. Мухаев по пути хвалил Серегу: «Ты вообще такой пацан, я теперь буду с тобой дружить!» Можно сказать, льстил ему… Серега молчал. Затем Альмир предложил вернуться и добить Санька, и они пошли…» «Вас не смутило, что вы оставили Забиякина на улице одного без сознания?» — спрашивает адвокат Литяйкина. «Там была критичная ситуация!» — оправдывается безработный. «И в чем же ее критичность?» «Мы попытались поскорее уйти домой, чтобы прекратить этот беспредел!» — туманно поясняет Красавцев. Вопрос защитника о том, хотелось ли молодому человеку дома вызвать скорую, остался без ответа… «Мухаев приходил к вам на следующий день с просьбой сказать, что драка была только между Литяйкиным и Забиякиным?» — «Да! Я сказал, чтобы он от меня отстал…» Суд решил повторить вызов не явившихся свидетелей. В том числе и Королева, который бросил товарища на верную гибель. «Если не явится в суд, оформим принудительный привод, — предупредил судья. — Хочется взглянуть в глаза этому молодому человеку…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize