Происшествия

В Мордовии террористу добавили 13 лет: все подробности

Рустам Ганиев задержится в Дубравлаге еще на 13 лет

Сенсационное интервью с 35-летним Рустамом Ганиевым, который отбывает пожизненное лишение свободы в Дубравлаге, было опубликовано в «Столице С» в мае 2012 года. Террорист из Чеченской Республики откровенно рассказал о том, как его профессией стала смерть. Затем, в результате продолжавшейся оперативной работы, он сознался еще в одном злодеянии — подрыве самодельной бомбы на КПП «Кавказ» в Сунженском районе Ингушетии 14 января 2002 года. Тогда погиб сотрудник курского ОМОНа. На прошлой неделе Верховный суд Северной Осетии признал Ганиева виновным в этом преступлении и приговорил еще к 13 годам строгого режима. Это наказание затем было частично приплюсовано к предыдущему. В итоге ничего в судьбе узника Дубравлага фактически не изменилось — свободы он так и не увидит до конца своей жизни. О кровавом пути Рустама Ганиева вспомнил ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

В июне 2003 года Рустам Ганиев участвовал в организации теракта на моздокском военном аэродроме. Террористка-смертница привела в действие закрепленную на поясе взрывчатку. Погибли 19 человек, еще 24 получили ранения.
В итоге 10 лет назад Верховный суд Северной Осетии — Алании впервые приговорил уроженца Чеченской Республики к пожизненному лишению свободы. Служители Фемиды признали молодого человека виновным в бандитизме, терроризме, многочисленных убийствах и покушениях на жизнь, незаконном обороте оружия…
Судьба Ганиева оказалась непростой с раннего детства. Две его родные сестры стали шахидками во время захвата заложников в московском Театре на Дубровке. Сам Рустам встретил войну 15-летним подростком. Как сказано в материалах его дела, главари самопровозглашенной Ичкерии — Масхадов, Басаев, Гелаев, Умаров, арабские наемники Хаттаб, Абу-Валид — создали на территории Чечни незаконные вооруженные формирования. В 2003-м Рустаму Ганиеву поступило «предложение» — войти в состав банды, которой руководил «бригадный генерал» Шамиль Басаев… «Почему вы взяли в руки оружие?» — поинтересовался у осужденного корр.«С». «В наших селах оружие есть практически у каждого. Я тоже с детства стрелял. У нас с детства умеют держать в руках автомат… Но в итоге от оружия нет добра, одна смерть! В итоге мои братья были убиты во время перестрелок с федеральными войсками, две сестры погибли во время штурма Театра на Дубровке, куда их привезли в качестве смертниц… Сейчас я понял, что людей убивать нельзя… А по сути, я сам до конца не осознавал, что делал… Да, теперь я сожалею, что участвовал в составе группы, которая совершила взрыв в Моздоке. Потому что все, что я делал, было НЕПРАВИЛЬНО! Это ни к чему хорошему не привело. Нет в этом добра! Сейчас, при Рамзане Кадырове, ситуация в Чечне, как я слышал, сильно изменилась. Там много строят, работа появилась, войны больше нет. Даже не верится! Пока сам, собственными глазами, это не увижу — наверное, до конца не поверю…» — «Если представить, что вам когда-нибудь все-таки вернут свободу, что первым делом бы предприняли?» — «Домой пошел бы! Я бы очень хотел жить как все остальные люди. Нормально и спокойно… Но об изменении наказания, если честно, не думаю. Главное, чтобы я, насколько возможно, был чист, когда предстану перед Богом!»

340x240_mvno_stolica-s-noresize