Происшествия

«Шлем был один… Я не знал, что так получится»

Мотоциклист Тараканов признал превышение скорости.

Октябрьском райсуде Саранска 22 января состоялось очередное заседание по делу о ДТП с участием ВАЗ-2105 и мотоцикла «Сузуки», которое унесло жизнь 15-летней Екатерины Караваевой. Служители Фемиды огласили показания еще трех свидетелей, в том числе прохожей, которая за несколько секунд до аварии переходила проспект 70 лет Октября, а когда увидела летевший на высокой скорости мотоцикл, вовремя ушла с проезжей части. Также был допрошен подсудимый — 21-летний Александр Тараканов.

Он рассказал, что во время мотоциклетной прогулки встретил знакомых девушек. Одна из них — Катя Караваева — якобы попросила ее прокатить… «От улицы Сызранской мы доехали до кольца (перекресток проспекта и улицы Косарева — «С»), затем отправились обратно, — вспомнил парень события вечера 27 сентября. — Тут произошло столкновение с легковушкой… У меня была сломана рука и ушиблена нога, травмирована голова. Я не понимал, что происходит. Потом появился товарищ, который предложил доставить меня в травмпункт на скутере. В учреждении была очередь, и я попросил отвезти меня домой. Товарищ так и сделал. Дома я почувствовал себя хуже, поэтому вновь отправился в травмпункт, оттуда попал в больницу. Сейчас, пользуясь случаем, прошу прощения у мамы Екатерины. Простите меня, пожалуйста, если сможете… Мне трудно об этом говорить…» Вопрос прокурора о том, почему мотоциклист перевозил пассажирку без шлема, поставил Тараканова в тупик. Он попросил судью посовещаться со своим адвокатом. «Шлем был один… Я не знал, что так получится», — после 30-секундного «совещания» заявил парень.

Также, по словам обвиняемого, ему было неизвестно о том, какое ограничение скорости установлено на участке, где произошло ДТП. Якобы не обратил внимания на знак «40». Узнал о его существовании лишь после аварии. Факт превышения скорости Тараканов не оспаривал. Адвокат потерпевшей стороны поинтересовался у подсудимого, почему он лично не пришел к матери погибшей с извинениями: «Не поздно ли раскаиваетесь? Все-таки три месяца прошло…» «Мы назначали встречу, но она сама не пришла», — ответил подсудимый…
«Сам Александр Тараканов лично мне не звонил, — заявила мама Екатерины Караваевой. — Спустя два месяца после ДТП (9 декабря — «С») прислал письмо, в котором просил прощения. Но, думаю, до парня до сих пор не дошло, что он совершил…

Один раз позвонил отец Тараканова и предложил встречу. Он хотел дать денег, чтобы я признала Александра невиновным, отказалась от всех требований и показаний. Я ответила, что мне ничего не нужно, и не пошла на контакт. Накануне 40-го дня после гибели дочери позвонил друг Илья Макеев и спросил, не буду ли я возражать, если поминки оплатит отец Александра. Я сказала, что мне все равно… Потом узнала, что Тараканов-старший компенсировал расходы постфактум. Позже знакомые передали его очередную просьбу взять деньги и не предъявлять претензии, но я вновь отказалась…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize