Происшествия

Жительница Саранска, продававшая ребенка в секс-рабство, получила пять лет неволи

 Поставлена точка в беспрецедентном для Мордовии уголовном деле! Октябрьский райсуд 9 ноября приговорил 41-летнюю жительницу поселка ТЭЦ-2 Евгению Рогожину к 5 годам общего режима. Она признана виновной по статье «Покушение на торговлю людьми… в отношении несовершеннолетнего лица, находящегося в беспомощном состоянии и в материальной зависимости от виновного». Как установил суд, вечером 28 апреля мать шестерых детей пыталась продать в секс-рабство свою 8-летнюю дочь за 30 тысяч рублей. Преступление не было доведено до конца лишь потому, что в роли «покупателя» выступал сотрудник уголовного розыска. Сама Рогожина в суде заявила, что с помощью дочери в качестве наживки специально охотилась на педофилов, чтобы передать их в руки полиции! А в беседе с корр.«С» сразу после вынесения вердикта заявила: «Вины не признаю! Я уже пожаловалась в Москву!» Из зала суда — ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

Евгения Рогожина своей вины не признала, но старательно и довольно ловко закрывала свое лицо от фото- и телеобъективов. Пока зачитывался приговор, женщина комментировала его выкриками и замечаниями. Как установил суд, 8-летняя жертва уже успела сесть в чужую машину, а мать получила аванс в размере 15 тысяч рублей — половину оговоренной суммы. Вторую часть денег находившийся за рулем мужчина обещал отдать после того, как получит от ребенка сексуальное «утешение». После чего оперативники задержали женщину. Бедную девочку, едва не ставшую самой юной проституткой Саранска, направили в реабилитационный центр. На момент возбуждения уголовного дела вместе с Рогожиной проживали трое детей в возрасте от 6 до 8 лет. Сейчас они помещены в детский дом. Причем в отношении еще троих детей уроженка поселка Яваса Зубово-Полянского района в 2009 году по решению того же Октябрьского райсуда была лишена родительских прав…

В это доме жила Рогожина с детьми


«Потерпевшая не могла оказать сопротивление, не понимая совершаемых в ее отношении действий…» — произносит судья. «Это все неправда! — заявила Рогожина в ответ. — Я никого не продавала!» «Подсудимая вину не признала, — продолжает служитель Фемиды. — Совершенные действия она не оспаривает…» В ходе этого уникального для республики процесса, который длился ровно три месяца, подсудимая сообщила, что действовала по указанию сотрудников полиции — специально для разоблачения педофила. Рогожина сама позвонила в полицию, чтобы сообщить о том, что знакомый педофил интересуется малолетними девочками… Якобы обитательница одноэтажного общежития по ул. Северной таким образом хотела с помощью родной дочери устроить «ловлю на живца». Кстати, поначалу во время предварительного следствия, которое проводили сотрудники Октябрьского МСО, Рогожина заявила, что будет молчать, воспользовавшись конституционным правом. А в какой-то момент вдруг поведала, что не желает давать показаний вообще. По собственным словам гражданки, «из-за душевных переживаний». После чего все-таки созналась в содеянном. Объяснила свой «поступок» так: хотела продать одну дочь, чтобы получить деньги на лечение другой. «Не продавала я!» — снова подает голос Рогожина… Кстати, в ходе дальнейшего расследования она заявила, что в полиции ее избивали. Однако с жалобами на побои к медикам женщина не обращалась… «Да, из меня выбила показания! — выкрикивает Рогожина. — Я в прокуратуру Москвы отправила жалобу…» «Вышеприведенные доводы обвиняемой суд считает надуманными, — звучит голос служителя правосудия в черной мантии. — Суд относится к ним критически, считая их способом защиты…» Согласно показаниям свидетеля обвинения, Евгения Рогожина не единожды предлагала на продажу свою дочь, называя разные суммы — от 1,5 тысячи рублей до 30 тысяч. При этом женщина находилась в состоянии алкогольного опьянения…» «Я не пью!» — замечает подсудимая. В итоге свидетелю стало так жалко девочку, что он поспешил в полицию. Была придумана «легенда»: якобы племянник вернулся с северных заработков разбогатевшим и теперь желает любви от «маленьких девочек». «Да это все педофилы! Караул!» — качает головой женщина в клетке. На самом деле в роли «племенника с Севера» выступал оперуполномоченный саранского УВД. Его встреча с подозреваемой была организована возле магазина «Любимый». Происходящее фиксировалось на электронные носители. Договариваясь о продаже, подозреваемая показала «клиенту» на мобильнике фото и видео своей дочери. Продавец и покупатель обменялись номерами телефонов. К следующему «свиданию» купюры в сумме 15 тысяч рублей были помечены специальной краской. «Все это болтовня!» — неумолима женщина. Как следует из дальнейших переговоров, покупатель вдруг засомневался: «Маленькая девочка-то…» «Она только ростом маленькая», — успокоила мамаша. «Так и посадить могут в случае чего…» — «ломался» оперативник, заводя речь о детской физиологии. «Она может сделать минет», — пообещала мать. «Это он сам меня подбивал!» — заявляет в суде подсудимая. Затем мама сама объяснила ребенку, ЧТО нужно одному дяде, когда он сводит ее в какое-нибудь кафе. А перед тем, как высадить «секс-рабыню» из машины, на прощание поцеловала… «Я этого не говорила!» — снова выкрикивает Рогожина… Сама потерпевшая сказала в суде, что «мама сделала что-то плохое, но она ее простила». «Ой-ой-ой! Это все наболтали! — иронизирует Рогожина. — Это полиция должна была мне помочь защитить дочь, когда я сама туда позвонила… И не пью я вовсе!» После задержания и досмотра у Рогожиной были обнаруженные меченые купюры… «Не было их!» — отрицает она. Продолжая оглашать приговор, судья сообщает, что не усматривает элементов провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов. Видео подтверждает, что Рогожина сама предлагала дочь «для оказания услуг сексуального характера и иных форм сексуальной эксплуатации».


Назначая наказание, суд учел серьезное заболевание у одной из дочерей Евгении Рогожиной, а также сам факт наличия малолетних детей. По месту жительства многодетная мать характеризуется отрицательно, ведет асоциальный образ жизни, состоит на учете в отделе полиции как горе-родитель. И нигде не работает. «Работаю!» — произносит Рогожина. «Преступление относится к категории тяжких. При этом психическое состояние подсудимой у суда сомнений не вызывает: ведет себя адекватно, может осознавать характер своих действий и давать им отчет…» Гообвинитель на предыдущем заседании запросил для Евгении Рогожиной 7 лет общего режима. Суд снизил этот срок на 2 года…
«Вы намерены обжаловать это решение?» — поинтересовался корр.«С» у подсудимой сразу после оглашения приговора, который в силу пока не вступил. «Да, конечно, — ответила женщина, по-прежнему пряча лицо. — Я в прокуратуру Москвы все написала. Сейчас жду ответа. Я невиновная!» «А почему вы тогда свое лицо прячете, если считаете себя незаслуженно обвиненной?» На этот раз Рогожина ответила мертвым молчанием. Больше ни слова не произнесла…

340x240_mvno_stolica-s-noresize