Происшествия

«Честно сказать, хотел выстрелить себе в рот, а не в живот!»

Vladimir-Andrijanov66-летнего первого в истории республики директора бюро туризма и путешествий, совершившего попытку самоубийства, осудили на полгода ограничения свободы за «незаконное оружие».

Дальнейшую судьбу жителя Саранска Владимира Андриянова на днях решил Ленинский суд. Минувшим летом он «неудачно» застрелился. По словам пенсионера, свести счеты с жизнью его заставили тяжелые болезни и нехватка лекарств. Но человек выжил, и его привлекли к уголовной ответственности за… «незаконное хранение оружия». По закону Андриянову грозило до 4 лет неволи со штрафом в 80 тысяч рублей. Как судили чудом выжившего первого в истории республики директора бюро туризма и путешествий — узнал ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

…Тяжело опираясь на клюшку, в судебный зал заходит грузный мужчина. «Куда мне садиться?» — оглядываясь, спрашивает у журналистов. На скамье подсудимых Андриянов оказался впервые — на 67-м году жизни. Почти полвека он работал на государство. В 1970-м стал первым в нашей республике директором бюро туризма и путешествий. Владимир Петрович первым в Мордовии начал профессионально заниматься организацией туров по родному краю, в том числе для школьников. Даже экскурсии на самолетах организовывал. Разработал маршруты выходного дня, которые были востребованы в советское время. Отправил более 5,5 тысячи жителей Мордовии на отдых к Черному морю. Именно этого опытного специалиста заместитель министра культуры РМ Николай Храмов просит сейчас помочь с реконструкцией системы туров по республике — к чемпионату мира по футболу 2018 года. Кстати, ближе к московской Олимпиаде — 1980 Андриянов был назначен начальником управления «Спортлото»… А после того, как вышел на пенсию, пришел день, когда захотелось застрелиться…

Как установило следствие, еще в далеком 1992 году мужчина приобрел в магазине «Привал», расположенном на улице Богдана Хмельницкого, устройство для патронов «Сигнал охотника». Свести счеты с жизнью Андриянов пытался из изготовленного на его основе короткоствольного огнестрельного оружия. Этот самодельный ствол подходит для стрельбы пистолетными, травматическими, газовыми и шумовыми патронами калибра 9 мм. Роковой выстрел прозвучал ночью 19 августа. Супруга вызвала скорую. Врачи сумели спасти жизнь самоубийце. Прибывшие сотрудники полиции осмотрели место происшествия, изъяли оружие и возбудили уголовное дело…

Прежде чем беседовать с корр.«С», обвиняемый просит несколько минут, чтобы отдышаться… «Астмой мучаюсь более 24 лет, — поясняет пенсионер. — В этих бумагах (показывает на папку — «С») все мои болезни описаны… По ночам вообще не сплю. Ну, нет мне жизни! А такая влажная погода, как сейчас, просто смертельна. У меня проблемы с сердцем, гипертония… Плюс диабет… Сына и сноху похоронил в 2003 году — они погибли в ДТП под Коломной. Представляете, что это значит — на старости лет одному остаться, наедине со всеми своими болезнями?! Смысл жизни теряется! Денег на лечение, конечно, не хватает. Получаю пенсию — 9 тысяч 600 рублей. Из них 5,5 тысячи трачу на лекарства, еще 5 тысяч добавляет государство. Только вот еще беда — лекарств не достать! Вот уже более 10 дней в 83-й аптеке лежит мой рецепт. Хоть что-нибудь мне бы там дали наподобие инсулина… От астмы спасает только клофелин. А его сейчас попросту не выписывают, хотя с производства не снимали. Дескать, молодежь его использует для приготовления наркотиков. Но разве мы, старики, в этом виноваты?.. Вот сейчас у меня в руках таблетка теофедрина. Раньше она стоила 27 копеек, а сейчас — 27 рублей! Вы понимаете, что это значит для пенсионеров? А я ни дня не могу обходиться без этого лекарства… Также у меня проблемы с мочевым каналом… Вот и скажите, как и зачем жить дальше? Вот я и дошел до того, что захотел наложить на себя руки…» «А теперь вас судят за то, что выжили…» — говорит корр.«С». «Да, видимо, так… Мало того, когда после этого выстрела меня прооперировали первый раз, то не прошло и трех дней, как швы разошлись. Все кишки вывалились. На пол! Только после этого я узнал, что мне нужен был корсет. Но никто из медиков меня об этом не предупредил… Потом, конечно, купил и до сих пор ношу… Но, наверное, самое страшное — даже не суд и не операция, а реанимация. Я был в полном сознании, когда меня привязали к кровати — да так сильно, будто тисками железными схватили. И в рот кляп воткнули. А ведь я же астматик, дышать вообще не могу. Но это отдельная тема… Теперь по поводу самоубийства. Честно сказать, хотел выстрелить себе в рот, а не в живот! Но, когда патрон поставил и стал пружину оттягивать, меня больной палец подвел. В итоге выстрел оказался произвольным…»

Начинается заседание. Служители Фемиды разрешают пенсионеру не вставать со скамьи подсудимых. Видно же, как тяжело ему подниматься. «Владимир Петрович, вы вину признаете?» — спрашивает судья. «Да, в полном объеме, — следует ответ. — Прошу рассмотреть дело в особом порядке!» Судья оглашает сведения об Андриянове: к административной и уголовной ответственности не привлекался… на учете в нарко- и психоневрологическом диспансерах не состоит… по месту жительства участковым характеризуется положительно… Участники процесса переходят к прениям. «Считаю, что квалификация действий обвиняемого — «Незаконное хранение оружия» — верна! — произносит гособвинитель из прокуратуры Ленинского района. — Но есть смягчающие обстоятельства: наличие инвалидности. Прошу суд назначить наказание в виде ограничения свободы сроком на один год». Речь идет в том числе о том, чтобы запретить Андриянову покидать территорию Саранска. «Я и рад бы и сбежать, да только не смогу, сил нет!» — вздыхает пенсионер. «Прошу назначить минимально возможное наказание», — говорит адвокат. Андриянову предоставляется последнее слово. «Ваша честь! Я согласен с предъявленным обвинением, — говорит пенсионер. — Только не все ли равно, каким окажется наказание? Мне ничего не страшно! Если не сегодня умру от астмы, так завтра… Хорошо, что внук повзрослел, 12-й год ему пошел. Мальчик растет сиротой. Но с профессией его уже определил. Офицером будет!»

Суд удаляется в совещательную комнату. «Получается, человек чудом выжил и теперь его — под суд?» — спрашивает корр. «С» у гособвинителя. «Закон есть закон! — отвечает прокурор. — Установлено, что оружие хранилось незаконно. Вину подсудимый признал. Но имеется ряд смягчающих обстоятельств, включая состояние здоровья, которые были обвинением учтены!»

Оглашается вердикт: полгода ограничения свободы. Город покидать нельзя. Ночные прогулки исключены. Ежемесячно Андриянов должен отмечаться в подразделении УФСИН на ул. Рабочей. Приговор в силу пока не вступил. «Считаю, что суд отнесся ко мне гуманно!» — заявил корр.«С» пенсионер, с помощью клюшки поднимаясь, наконец, со скамьи подсудимых.

340x240_mvno_stolica-s-noresize