Происшествия

Григорьевский крест

Doneckaja-narodnaja-respublika-nagradila-urozhenca-Ichalok-za-muzhestvo-i-geroizm-posmertnoДонецкая народная республика наградила уроженца Ичалок за мужество и героизм посмертно. Мордовия простилась с 22-летним Самураем.

Мордовия 8 декабря простилась с воином-добровольцем Григорием Сурайкиным. Уроженец ичалковского села Дубровского подорвался на растяжке под Мариуполем. Его тело с большим трудом доставили домой. Власти Донецкой народной республики посмертно наградили бойца Георгиевским крестом за проявленное мужество. Проводить в последний путь 22-летнего героя пришло огромное количество людей. В их числе были добровольцы, которые стали для него настоящими братьями. На скорбной церемонии побывала ИРИНА КУЗНЕЦОВА.

Прощание

…Просторный Ичалковский храм Михаила Архангела забит до отказа. Такое столпотворение здесь обычно бывает на Пасху или другие большие церковные праздники. 8 декабря жители райцентра пришли сюда по скорбному поводу — попрощаться с героическим земляком. Григорий Сурайкин два месяца воевал против украинской нацгвардии на Донбассе. Домой Самурая (такой у него был позывной) ждали к Новому году. Но в родные Ичалки он вернулся раньше… Мертвым… В последний путь его собрали в камуфляжной форме и отпевали как павшего воина. На крышке гроба любимый Гришин голубой десантный берет и Георгиевский крест IV степени. Им командование Вооруженных сил Донецкой народной республики наградило нашего земляка посмертно — за мужество, храбрость и отличное выполнение задания. Рядом родители и бабушка. Мать героя Любовь Григорьевна с пожелтевшим от горя лицом гладит руку сына, как когда-то в детстве. Через пару часов они расстанутся навсегда… Попрощаться с Григорием выстроилась огромная очередь. Многим пришлось ждать на улице. Казалось, что на панихиду собрался весь райцентр — дети, молодые люди, старики… И это были не дежурные соболезнования. На лицах — искренняя скорбь. Словно все собравшиеся здесь потеряли дорогого человека. Местные власти с пониманием отнеслись к тем, кто решил пойти на похороны. Их отпускали с работы и мест учебы. «Плохого человека столько народа не придет хоронить!» — шепчутся в толпе пожилые женщины. «Почему так несправедлива жизнь?! — выбегает из храма плачущая девушка с траурной повязкой. — Столько мерзавцев топчут землю непонятно зачем и сеют лишь зло, а Гриша сделал столько хорошего за свою недолгою жизнь, а его… больше нет». «Бог забирает к себе самых лучших!» — произносит пожилая женщина… Прощание с Сурайкиным растянулось на несколько часов. После отпевания он отправился в свой последний путь. И за ним — огромное количество людей. От церкви до кладбища несколько километров. Все это время друзья несли гроб. От транспорта они отказались: «Таких людей нужно нести только на руках». На дороге образовывалась пробка, что несвойственно для Ичалок. «Что случилось?» — высунулся из «Жигулей» нетерпеливый водитель. «Парня хороним, который погиб на Донбассе». Мужчина перестал сигналить и замолчал. Вместе с ним десятки автомобилистов терпеливо ждали, когда пройдет траурная процессия…

Проводить в последний путь Самурая приехала его девушка — Наташа Петрова из подмосковного города Клин. Они познакомились, когда Григорий находился там на заработках. Встречаться начали за месяц до его отъезда на Донбасс. «Он мне рассказывал о поисковой работе, перезахоронениях останков тел, а я почему-то не верила, — рассказывает Наташа. — Да и не позволяла его мужская скромность расписывать свои подвиги во всех подробностях. И только сейчас, находясь в Мордовии, я поняла, каким он был на самом деле. Честным, добрым, бескорыстным…»

Родственники решили похоронить Григория рядом с бабушкой и дедушкой… И вот все речи сказаны. Настал момент, когда тело нужно предавать земле. Перед Самураем на колени упал брат, склонилась мать. Они долго не хотели его отпускать… По традиции, погибшим десантникам берет кладут на крышку гроба. Пока могилу засыпали землей, маму Григория держал за руку молодой человек с заплаканным лицом. Боец с позывным Трос служил с Самураем в одном подразделении…

Братья

Попрощаться с погибшим товарищем он приехал вместе с другими ополченцами — Олегом Финским и Андреем Ивановым (имя и фамилия последнего изменены). Все они очень хотели посетить Мордовию, но по другому поводу — чтобы женить Гришу. «Простите нас, что не привезли его живым! — говорит Трос. — Мы обязательно за него отомстим». «Лучше бы я, но не он!» — в сердцах восклицает Олег Финский. По бородатым щекам уроженца Санкт-Петербурга текут слезы. «Бывает, что родственники за всю жизнь родными не становятся, — говорит Олег. — А мы за пару часов стали братьями». «Гриша часто спрашивал, правильно ли он делает, что едет на Украину, — рассказывает Наташа Петрова. — Я отвечала: «Я не знаю. Ты — взрослый, решай сам! Но ты же знаешь, что там творится, оттуда можно не вернуться живым». Он ответил: «Я готов к этому». Гриша рассказал, что гадалка предсказала, что он не вернется с войны и у него родится дочь. Я сказала: «А мы изменим будущее. Вернешься, и тогда у нас будет девочка». Гриша не вернулся. А дочка у него в полку появилась. Пулька ее зовут…» Эту девочку российские ополченцы буквально вырвали из лап педофила. «К нам обратилась местная жительница, у которой пропала 9-летняя дочка, — рассказывает Андрей Иванов. — Выяснилось, что ее похитил бывший сожитель этой женщины. Их быстро нашли. Девочка дрожала от страха. Этого подонка расстреляли. А ей мы сказали, что нехороший дядя уехал далеко-далеко и больше никогда ее не побеспокоит…» Девочка стала регулярно навещать своих спасителей. Бойцы угощали ее конфетами. Дарили игрушки. Катали на своих спинах. В шутку дали ей позывной Пулька. Как-то раз девочка сильно укусила Григория Сурайкина. «Даже отругать ее не могу, она такая маленькая!» — смеялся он тогда.

Олегу Финскому — известному питерскому фанату и диджею — пришлось покинуть зону боевых действий из-за контузии. Андрей решил сделать перерыв по семейным обстоятельствам, вскоре уехал и Трос. Из бравой четверки остался только Самурай. Незадолго до гибели Григорий перевелся в подразделение под Луганском. 30 ноября отряд Григория находился около села Сторобешева. У бойцов есть целый набор примет, которым они следуют перед выполнением задания. Например, божья коровка — хороший знак, черви — к потерям. Также не желательно фотографироваться перед выходом. Но в тот день Григорий, всем приметам назло, сфотографировался в зимней амуниции. «По рассказам наших друзей, тропа, по которой они передвигались, была сильно исхожена, — рассказывает Трос. — У Гриши на спине находился гранатомет РПГ-26, который, кстати, он носил с легкостью. В тот день выпал снег, а Гриша, не посмотрев в бинокль, отошел в сторону, где оказалась растяжка…» После взрыва гранатомет выстрелил в ноги. Еще пять человек получили ранения. Тело Сурайкина забрали не сразу. Командир сказал, что сейчас не до этого. Останки парня через несколько суток собрали русские раненые ополченцы, специально сбежавшие для этого из госпиталя. Отправить тело на родную землю — довольно хлопотное занятие. «В этом плане очень хорошо помогает девушка с позывным Солнышко, — рассказывает Трос. — Благодаря ей удалось все сделать быстро…»

Ополченцы

Эти парни отправились в ДНР по идейным соображениям — защищать русскоязычное население. Самым первым отправился Иванов. «За все время моего пребывания в Донецке не стреляли только два дня, — рассказывает он. — Когда были выборы и в момент прибытия западных наблюдателей. Все остальное время «мирились» только из крупного калибра…» По словам добровольцев, во всем ополчении прибывших из России примерно 10 %, еще 10 % — из различных украинских городов — таких как Харьков и Одесса. «Местные жители не горят желанием идти в наши ряды, так как сильно боятся, — рассказывает Трос. — Туда легко попасть, но сложно уйти. Россияне могут уехать в любой момент, а у местных подобное считается дезертирством…» По словам парней, эта война объединила разные народы нашей страны. «С нами служили чеченцы, которые в 1990-е были в бандитских формированиях. Отличные ребята! Говорят, что все конфликты с русскими улажены, и сегодня они воюют за великую Россию…»

Города Новороссии пытаются жить, как и в мирное время. «Телевидение иногда преувеличивает, показывая, что Донецк — мертвый город. Это не совсем так. Там ходят троллейбусы, работают магазины, устанавливают новогодние елки». Местные жители по-разному относятся к добровольцам — одни люто ненавидят, другие — пытаются помочь. «Ко мне подошла бабушка и спросила имя, — рассказывает Андрей. — Она молилась за всех русских бойцов. Но помогать ополчению небезопасно. Был случай, когда с ополченцами в одной деревне старики поделились хлебом, а на следующий день их сожгли». Самое ужасное, что в этих регионах царит полное беззаконие. Изнасилованиями там никого уже не удивишь. «Однажды в магазин зашел боец «Правого сектора», приставил продавщице к голове пистолет, надругался и пошел дальше, — рассказывает Андрей. — Закопанные женские трупы без органов — не страшилки, это сплошь и рядом…» Отношение к ополченцам в их родных странах разное. Например, в Беларуси их приравнивают к террористам. «У нас есть снайпер из Минска, — рассказывает Олег Финский. — Сотрудники КГБ пришли к близким парня. Сказали, что теперь ему светит пожизненное заключение…»

Боевые столкновения между нацгвардией и ополчением происходят регулярно. «Судя по всему, Америка ставит над украинской армией эксперимент, — говорит Олег Финский. — Накачивают какой-то химией. Их солдаты вообще не чувствуют боли. Одного просто изрешетили пулями, а он продолжал идти. Только когда мужику снесло полголовы, упал. Потом мы нашли у него «веселые» зеленые таблеточки». Во время боевых столкновений, как правило, ополченцев из России в плен не берут. Поэтому у каждого из них наготове «последняя» граната или патрон. Такой был и у Григория. С насечкой «Х.В.».

«Живым из плена вернуться практически невозможно, — рассказывает Андрей. — Нам как-то раз передали бойца с вырезанными глазами. Еще бывает так, что при обмене пленными украинцы хватают кого-нибудь из местных и выдают за ополченцев». Однажды ситуация сложилась так, что Андрей едва не использовал заготовленную для себя гранату. Перед ополченцами поставили задачу пройти через деревушку Невельское и скорректировать огонь. Этот населенный пункт оказался занят украинским батальоном «Днепр», также там находилось несколько танков. Андрей и его товарищи миновали несколько блокпостов, прошли в центр и оказались в 30 метрах от снайпера с импортной винтовкой. «Мы поползли его «снимать», но в нас начали стрелять из минометов, — продолжает Андрей. — Два человека получили осколочные ранения. Кстати, снайпера того разорвало снарядом.

Возвращаясь, попали под обстрел. В этой местности нет лесов — только поле. Если бы они подошли поближе метров на 50, то мы бы погибли. Мы остались вдвоем. Именно тогда мне и хотелось использовать «свою» гранату. Но Бог уберег. Я до этого был атеистом. Но, оказавшись там, начинаешь верить во все что угодно».

Уже несколько месяцев, как Андрей Иванов и Олег Финский вернулись домой, но украинские нацисты продолжают с ними воевать через социальные сети. «Мне пишут, что хотят отрезать голову, — рассказывает Финский. — Один сетовал: «Только борода твоя не нравится». Отвечаю: «Для такого случая побреюсь!» «Со мной тоже ведут беседы в Интернете, — рассказывает Андрей. — Уже несколько человек утверждают, что поставили ту самую растяжку, на которой подорвался Гриша…» Парни планируют вновь отправиться на войну. Мстить за Григория и защищать русский мир.

340x240_mvno_stolica-s-noresize