Происшествия

Казанский наркодилер: «В Саранске успел продать 8 кг наркотиков»

Саранск привлек Евгения Косолапова отсутствием конкуренции...

Саранск привлек Евгения Косолапова отсутствием конкуренции…

Казанский бизнесмен Евгений Косолапов наладил в Саранске сеть по торговле синтетическими наркотиками. По данным следствия, 30-летний подозреваемый вместе с сообщниками распространил за год около 8 килограммов смертельно опасных спайсов. Оборот от продажи запрещенных веществ составил свыше 7 миллионов рублей! Прошлой осенью лидера крупной ОПГ задержали сотрудники мордовского УФСКН. Во время содержания под стражей мужчина женился и у него родился сын. Накануне передачи уголовного дела в суд с обвиняемым встретилась ЕКАТЕРИНА СМИР­НОВА. «Решение дать вам интервью — возможно, один из немногих достойных поступков за последние годы моей жизни», — признался Косолапов.

 

Его история — яркий пример того, как успешный молодой человек в один миг может превратиться в заключенного. В прошлом способный бизнесмен и получатель государственных грантов создал собственное предприятие в нефтегазовой отрасли. Несколько лет он пытался покорить российский рынок, но без крупных инвестиций это оказалось невозможно. Тогда Косолапов решил заработать на торговле наркотиками. «Вам знакомо отчаяние? — спрашивает он. — Нет? Тогда мы говорим о разных вещах… Я находился на грани. На карту было поставлено дело всей моей жизни…»

 «С»: Что вы имеете в виду?

— У меня запатентовано изобретение, но для инноватора это далеко не главное. Главное — это признание изобретения и инвестор. Чтобы его привлечь, нужно провести ряд испытаний и получить подтверждение эффективности разработки. Может, мое дело потерпело бы, если бы не поджимали сроки. Тогда мне срочно понадобились средства, и я их нашел преступным путем. Я слишком поздно понял, что нефтегазовый бизнес — это проект далеко не одного дня или одного миллиона. На рынок нужно заходить с размахом! Ранее эта мысль и в голову не приходила. Я мелкими шажками шел к своей цели. Думал, что собственных денег хватит для преодоления очередной ступени. Я набрал кредитов, заложил все имущество. Средств все равно катастрофически не хватало. Тогда я принял ошибочное решение. Быстро нашел в Москве дилера по оптовому распространению синтетических наркотиков и забрал первую закладку спайсов…

«С»: Почему в качестве быстрого заработка выбрали торговлю наркотиками?

— На сегодняшний день этот бизнес наиболее прибыльный. Такой статистики не существует, достаточно посмотреть новости и прочитать пару статей в газете, чтобы оценить, насколько высокие доходы у наркосбытчиков. В Москве у меня был свой оптовый дилер. В Саранске я привлек для дела промоутеров. Молодежь активно откликнулась на предложение. Ребята раздавали прохожим визитки с надписью «смех» и номером телефона. Так я создавал клиентскую базу. Постепенно нашел людей, которые выполняли функции закладчиков…

«С»: Почему в качестве места сбыта выбрали Мордовию?

— В Казани мне это было неудобно. Очень велики были страх и риск. Распространяя зелье в Саранске, я тоже боялся, конспирировался, применял всевозможные методы безопасности. В Мордовию привез наркотики потому, что понравилось географическое расположение республики, а также отсутствие конкуренции. В вашем городе я раньше никогда не был, да и сейчас его вижу только из окошечка автозака.

«С»: Сколько наркотиков вы распространили в Саранске?

— Примерно 8 килограммов. Своего поставщика я не знал лично, общался с ним только по телефону. Забирал оптовую закладку в условном месте, делил на части. Затем за дело принимался казанский курьер. Он привозил зелье в Саранск, еще раз разделял и сообщал местным раскладчикам о тайнике. Те раскладывали пакетики непосредственно для потребителей. В среднем оборот от продажи спайсов составил свыше 7,3 миллиона рублей. Деньгами от преступного бизнеса я частично погасил кредиты и раздал долги. Кое-что вложил в свой проект. В Саранске наша клиентская база составляла около 1000 человек…

«С»: Близкие знали, чем вы занимаетесь?

— Нет, никто. Хотя порой мои нервы не выдерживали. Было трудно в моральном плане. Работа не пыльная, но когда занимаешься этим бизнесом, то словно ручеек проплываешь мимо родственников и друзей. Мучает постоянная мания преследования, постоянно кажется, что тебя «ведут» и «разрабатывают». Живешь двойной жизнью и ненавидишь созданного собой лжеагента 007. Не помогают снять напряжение ни секс, ни алкоголь… Бешеных денег у меня никто не видел, все они уходили в дело. Приходилось мешками отвозить их в Москву. Когда пытался поставить свой бизнес на ноги, столкнулся и с коррупцией, и с бюрократией, которые отнимали немало средств.

 «С»: Задержание стало неожиданностью?

— Да, несмотря на всю манию преследования. Меня задержали, когда выходил с приятелем из своего дома. Все было как в кино — спецназ, наручники, берцы, асфальт… Тогда при обысках у нас изъяли около 3 килограммов курительных смесей. Один грамм по тем временам стоил около 700 рублей. Таким, как я, скажу лишь одно: не стоит думать, что преступление останется безнаказанным. Нельзя недооценивать сотрудников УФСКН… Свою вину я полностью признал, заключил сделку со следствием. Помог раскрыть более тяжкое преступление — указал тайник, где московский оптовый дилер хранил более 32 килограммов «синтетики». Надеюсь, мою активность суд учтет при вынесении приговора.

«С»: Как отреагировала семья на арест?

— Это была катастрофа для всех… У меня была девушка, с которой прожили несколько лет. Несмотря на случившееся, она осталась рядом, и я очень ей благодарен! Летом мы расписались прямо в СИЗО. Она всегда говорит, что пройдет со мной все трудности. В июле жена подарила мне сына… Я еще не видел его воочию, он совсем маленький. Супруга показывала фото, сынок похож на меня…

«С»: Что бы вы сделали с человеком, который предложил бы вашему ребенку наркотики?

— Не могу ответить на этот вопрос. Он слишком сложный для меня. Я и в той, и в другой шкуре… Не хочу показаться и хорошим, и плохим…

«С»: Кого вам больше всего жаль?

— Маму. Я не видел ее больше года. Просто не могу посмотреть ей в глаза, духу не хватает… За год я еще не нашел слов, которые могу сказать матери при встрече. Лишь недавно написал ей первое письмо. Попросил прощения и обещал реабилитировать нашу фамилию.

 «С»: Вы раскаиваетесь в содеянном?

— Да, я очень сожалею. Пользуясь случаем, прошу прощения у тех, кому причинил боль и страдания. Поначалу у меня была мысль: «Заработаю несколько миллионов и соскочу!» Я всегда устанавливал себе лимит заработка. Знал, сколько мне нужно. В итоге далеко не дошел до желаемой суммы. 7 миллионов рублей — это лишь оборот. Из них прибыль только половина…

«С»: Можно назвать эти деньги легкими?

— Нет. Человеку, у которого есть совесть, зарабатывать таким способом очень трудно. Прочитаю вам отрывок из моего стихотворения, написанного совсем недавно: «Всем, кому трудно и перед кем искушенье, желаю мудрости и терпения, ведь эти алчные решения дадут только лишения и никогда — ожидания превышения…» Я решил дать вам интервью, будучи полностью уверенным, что оно вызовет негатив в мой адрес со стороны читателей. Но этот поступок, наверное, один из немногих достойных за последние годы моей жизни…

«С»: Трудно привыкать к тюремным будням?

— Человеку с совестью, который здесь оказался, хреново только от мысли о том, что плохо его родственникам. Они переживают, приезжают, тратят деньги, а ты только сидишь и мучаешься. Особая пытка для меня общаться с женой через стекло по телефону. Ни дотронуться, ни обнять. Супруга приезжает за 500 километров, чтобы лишь час посмотреть на меня… В СИЗО я занимаюсь саморазвитием, пытаюсь сохранить тот мир, который для меня был ценен. Ежедневно занимаюсь спортом и пишу дневник. За год накопилось более 2,5 тысячи страниц… Недавно изложил мысль, которая касается меня и остальных подобных мне: «Совершенно не замечая уходящего и упускающего, я превратился в преступника, который, как многие, если не все из всех нас, был уверен, точнее, уверял себя, что именно его обойдет тюрьма и все плохое, что только можно себе представить. Но чем дальше затягивал процесс, тем больше приходилось отбрасывать печальные мысли или топить их, как я, в алкоголе, совсем не находя в нем истины…»

«С»: На какое наказание надеетесь?

— Я знаю, что приговор будет суровым, и даже определил примерный срок, на который отправлюсь в заключение. Только пока не готов назвать эту цифру… Есть старая китайская притча про императора, который во время тренировки случайно отрубил себе большой палец на ноге. Он позвал любимого вельможу и рассказал о случившемся, рассчитывая найти поддержку. Вельможа ответил: «Все, что ни делается, то к лучшему!» Император разозлился и приказал бросить его в темницу. А на следующий день отправился с другим придворным на охоту. Там они провалились в яму. Истощенных и замерзших, их нашли людоеды. Толстого императора решили съесть первым, а когда раздели, то увидели увечье. Пожалели пленника и отпустили домой, а вельможу съели. Обрадованный император приказал освободить любимого придворного из темницы. А тот усмехнулся: «Вот видишь, если бы я тогда не сказал тебе, что «все, что ни делается, к лучшему!» — съели бы меня». Поэтому буду крепиться. Возможно, Господь меня от чего-то оберегает…

340x240_mvno_stolica-s-noresize