Происшествия

Гибель профессора Ирины Крутовой

Vitalij-SumatohinПо подозрению в умышленном убийстве арестован ее муж – заместитель старшего судебного пристава по Ленинскому району Виталий Суматохин.

Сенсационный поворот в деле о гибели профессора МГУ им. Огарева Ирины Крутовой! По подозрению в убийстве задержан ее 37-летний муж Виталий Суматохин. 11 декабря суд арестовал заместителя старшего судебного пристава по Ленинскому району. Перед оглашением данных предварительного следствия журналистов попросили покинуть зал судебных заседаний… Подробности и мнение родственников подозреваемого — в материале ЕКАТЕРИНЫ СМИРНОВОЙ.

Трагедия получила общественный резонанс и стала предметом многочисленных обсуждений. В случайную смерть единственной дочери руководителя администрации Главы Мордовии Николая Крутова мало кто верил. Утром 5 ноября пожарные обнаружили сильно обгоревшее тело 35-летней женщины на балконе ее квартиры на улице Пролетарской. Именно в этом месте, согласно заключению экспертов, находился очаг возгорания. Первоначально сотрудники Следственного комитета РМ возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности». За это преступление предусмотрено максимально наказание — до 2 лет неволи. Но судебно-медицинская экспертиза обнаружила на теле Крутовой колото-резаное ранение, которое, судя по всему, оказалось смертельным. Ее кровь была на одежде мужа Виталия Суматохина. В квартире также найдены остатки горючей жидкости. Как предполагает следствие, злоумышленник расправился с жертвой, а затем решил скрыть следы преступления с помощью поджога. 21 ноября уголовное дело было переквалифицировано на статью «Умышленное убийство» (до 15 лет лишения свободы).

Арест

И вот — сенсационный поворот! 10 декабря по подозрению в злодеянии был задержан Виталий Суматохин. Это произошло в отделе судебных приставов по Ленинскому району, где он работает. На следующий день мужа погибшей доставили в Ленинский райсуд для избрания меры пресечения. Он держался спокойно и невозмутимо. Словно прибыл туда не под конвоем, а в роли стороннего наблюдателя — посмотреть, что будет дальше с подозреваемым в убийстве его супруги, в официальном браке с которой не прожил и месяца… Начиная заседание, судья решает вопрос, можно ли на нем присутствовать журналистам. «Я против присутствия прессы! — заявляет гособвинитель. — Полагаю, что ее участие следует ограничить до исследования материалов следствия…» «Мое мнение аналогично, — поддерживает представитель Следственного комитета РМ. — В настоящее время следствие не завершено, обстоятельства только выясняются. С целью неразглашения материалов уголовного дела прошу удалить представителей СМИ…» Судья интересуется мнением подозреваемого. Тот погружен в раздумья и пропускает его слова мимо ушей. Последовал повторный вопрос. «Не понял, я плохо слышу, извините», — говорит Суматохин. «Хочешь, чтобы пресса присутствовала?» — разъясняет адвокат. «В принципе мне безразлично. На усмотрение суда, ваша честь!» — отвечает задержанный. В итоге служитель Фемиды разрешает прессе оставаться в зале только до оглашения материалов дела…

По словам родных Суматохина, Ирина и Виталий познакомились 7 лет назад.  Ради нее он переехал жить и работать в Саранск... По словам родных Суматохина, Ирина и Виталий познакомились 7 лет назад.
Ради нее он переехал жить и работать в Саранск…

Виталий Суматохин начинает рассказывать судье о своей личности. «Я родился городе Ессентуки Ставропольского края, там зарегистрирован. Временно проживаю в поселке им. Гагарина у родственников. В Саранске регистрации у меня сейчас нет, ее срок истек… Работаю заместителем начальника отдела — заместителем старшего судебного пристава Ленинского района… Ранее не судим… К административной ответственности не привлекался… Имею высшее юридическое образование…» Вопрос о семейном положении поставил подозреваемого в тупик, повисла пауза. Наконец, все тем же сдержанным голосом Суматохин произносит: «Затрудняюсь ответить. Вдовец, наверное…» Детей на иждивении у него не оказалось. На здоровье не жалуется. «На учете у психиатра и нарколога не состоял», — пояснил Суматохин. Родственники погибшей в суд не явились, представив заявление, что не возражают против рассмотрения вопроса о мере пресечения без них. Также до того, как уйти в коридор, представители СМИ успели узнать, что перед заключением под стражу мужчина сменил адвоката… Журналистов пригласили только на оглашение решения. Выяснилось, что на заседании подозреваемый никак не выразил своего отношения к обвинению. Зато адвокат возражал против ареста: «Мой подзащитный не скрывался от следствия и делать этого не намерен…» «Суматохин подозревается в совершении особо тяжкого преступления, — резюмирует судья. — Не имея постоянной регистрации в Саранске, способен скрыться от органов предварительного следствия, уничтожить улики и доказательства по делу, оказать давление на свидетелей, совершить новое преступление. Постановляю: заключить Суматохина под стражу на два месяца — до 9 февраля будущего года…» На запястьях подозреваемого щелкнули наручники, но это не нарушило его душевного равновесия, он покинул зал твердым шагом…

Родственники

После трагедии Суматохин переехал в поселок им. Гагарина. 10 декабря мужчина не пришел с работы, и родственники вскоре узнали о его аресте.

«Мы все в шоке! — восклицает тетка Лилия Михайловна. — Думаем, что Виталия подставили, в этом деле еще кто-то есть! Не мог он пойти на ТАКОЕ… Племянник отличается от моих детей хорошим воспитанием и образованием. Он очень добрый и отзывчивый. Абсолютно не конфликтный, даже на повышенных тонах не умеет разговаривать. И на работе все о нем хорошо отзываются. Вечно за всех переживал… Когда Виталию предложили должность начальника отдела судебных приставов в Пролетарском районе, отказался. Сказал, что уже привык к прежнему коллективу, не хочет ничего менять… Племянник любил Ирину безумно, и она его тоже! 7 лет назад Виталий приехал к нам погостить на праздники. Тогда в компании друзей и познакомился с будущей избранницей. Ради нее остался здесь, устроился на работу. Они начали жить вместе. Бывало, что расставались, но ненадолго… В ближайшем будущем планировали усыновить ребенка… Мы не знаем, что на самом деле произошло в ТОТ день.

Накануне Ирина лежала в больнице на капельниках. Попросила Виталия привезти из церкви нательный крестик, он исполнил просьбу… Вечером отвез супругу к ее родителям. Возвратились в квартиру на улице Пролетарской уже втроем — вместе с ними поехала мама Ирины, осталась ночевать. Виталий рассказывал, что в ту ночь жена плохо спала, была какой-то возбужденной. Утром он ушел на работу и даже куртку там снять не успел, как позвонила теща: «У вас в квартире пожар!» И тут — ТАКОЕ… После гибели Ирины племянник признался, что его жизнь тоже закончена… Каждый день ездил на ее могилу, а в ту квартиру больше не являлся и вещи свои не забрал.
Знакомые рассказали мне по телефону, что там незадолго до трагедии был скандал, кто-то кричал…

На вопросы о том, что он не поделил с женой, Виталий не отвечает. Словно клятву кому дал ничего не говорить… Но мы верим в его невиновность! Никто из местных адвокатов не хочет защищать племянника. Собираемся нанимать московского…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize