Происшествия

«Опять по мою душу пришли…»

Alekseja-Birjukova-po-klichke-Mazhor-vse-taki-otpravili-na-zonu.Алексея Бирюкова по кличке Мажор все-таки отправили на зону.

В преддверии Нового года Верховный суд Мордовии изменил приговор Алексею Бирюкову — внуку бывшего председателя Верховного совета МАССР. Ближайшие 1 год
3 месяца он проведет в колонии общего режима. Ранее суд первой инстанции признал 32-летнего безработного виновным в «незаконном хранении и перевозке наркотиков в крупном размере» и наказал условным сроком. Оставили на свободе и его подельника — 33-летнего Олега Маринина, который спустя два дня после выхода на волю был найден мертвым в своей квартире на Светотехстрое… Решение служителей Фемиды 26 декабря выслушала ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

«Опять по мою душу пришли? — интересуется перед началом заседания у журналистов Алексей Бирюков. — Нет, не присяду, насижусь еще… В тюрьму, наверное, поеду! Почему? Да потому, что я преступник (усмехается — «С»). Вы уж пишите как есть, а не придумывайте ничего. Моя девушка Анастасия, кстати, себе нового олигарха нашла. И чего ей только не хватало? Машину, квартиру, деньги — все ей дали! Не нужны, видимо, Анастасии «сидельцы»… Неважно выгляжу, говорите? У меня просто насморк и температура… Вы ведь не знаете, что на самом деле было. Кто виноват, тот как раз и не сел! Нет, говорить ничего не буду. Замечу лишь, что у меня наркотики не находили. И не знаю, как они оказались в машине. Вину признал, чтобы было смягчающее обстоятельство! Сейчас еще посижу полгодика, что мне… В тюрьме тоже люди живут… А с Марининым не знаю что случилось. Помер чего-то… Что искал, то и нашел…»

Алексей и безработный Олег Маринин познакомились весной прошлого года. В их общей компании Бирюков имел кличку Мажор — за то, что мог позволить себе дорогие наркотики. Он трудился первым заместителем директора крупной логистической компании, поэтому деньги у него были. Новоиспеченные знакомые вместе потребляли зелье. Бирюков колол растворенный героин в руки, Маринин — в область паха… 12 ноября приятели отправились в Московскую область на автомобиле Бирюкова. За героин общим весом 60 граммов Мажор отдал 52 тысячи рублей. После чего по-братски разделил зелье на две равные части, одну из которых отдал подельнику. Свою партию спрятал в автомобиле. По дороге домой приятели останавливались и делали уколы… Вечером следующего дня сотрудники УФСКН задержали их возле Ледового дворца на Светотехстрое… На время следствия подозреваемых поместили в СИЗО. Оба раскаялись в преступлении и попросили рассмотреть дело в особом порядке. 29 октября Пролетарский райсуд приговорил Бирюкова к 3 годам 2 месяцам заключения, Маринина — к 3,5 года. Оба наказания оказались условными. Подельников отпустили на свободу прямо из зала суда. Спустя два дня труп Маринина нашли в его квартире на Светотехстрое. Согласно данным судмедэкспертизы, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность… Вскоре после этого районный прокурор Алим Вергазов обжаловал приговор Бирюкову. «Суд не учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления!» — отметил он в апелляционном представлении. Эту позицию в Верховном суде РМ поддержал представитель республиканской прокуратуры Дмитрий Гурин. «Считаю, что назначенное Бирюкову наказание действительно чрезмерно мягкое, — отметил он. — За тяжкое преступление и крупный объем наркотиков суд необоснованно назначил условный срок! Прошу изменить наказание, заменив реальным лишением свободы сроком на 3 года 3 месяца…» Адвокат подсудимого Волков возражал против апелляции, утверждая, что прокуратура упустила сроки подачи жалобы. Оставить приговор первой инстанции в силе попросил и сам Бирюков. «Я 10 месяцев находился в изоляторе, — сбиваясь, произнес он. — Наказание свое понес, а тут еще 3 года… Так у меня не будет возможности доказать, что я встал на путь исправления! Никаких преступлений я больше не собираюсь совершать. Мне хватило времени осознать, что я оступился… И еще у меня на иждивении двое несовершеннолетних детей…»

Вопрос судьи о том, за какой период времени Бирюков собирался потребить купленную партию героина, приводит подсудимого в замешательство. «Среди этой партии как такового героина всего 5—6 граммов, остальное — примеси, таблетки, еще что-то…» — отвечает он. «У них изъяли чистый порошок!» — возмущается представитель прокуратуры. «А лечиться не пробовали от наркотической зависимости?» — интересуется судья. «Зачем? — недоумевает подсудимый. — Я считаю, что не нуждаюсь в этом. Я не потреблял наркотики почти год, проведенный в изоляторе, и два месяца на свободе тоже не кололся…» «То есть заключение вам на пользу пошло?» — уточняет служитель Фемиды. «Да, серьезно, это так!» «Кстати, Маринин ведь умер, да?» — продолжает задавать вопросы судья. «Говорят, что да!» — беспечно отвечает Бирюков. «Говорят или умер?» — уточняет председательствующий. «Говорят. Я ведь не участвовал ни в обнаружении тела, ни в похоронах…» Когда суд удаляется в совещательную комнату, в зале появляется судебный пристав. «Это уже за мной пришли?» — удивленно спрашивает у адвоката Бирюков. «Нет, — успокаивает защитник. — Это пристав, а не конвой…» В итоге суд решает: приговор изменить и назначить наказание в виде 1 года 3 месяцев общего режима. При этом будет зачтено время, уже проведенное Бирюковым под стражей. «Ничего, посижу…» — покорно заметил осужденный…

340x240_mvno_stolica-s-noresize