Происшествия

«Шелудяков сказал: что же мне теперь делать? Деньги собирать и в Москву ехать?»

Aleksandr-SheinНа суде по самому громкому коррупционному делу 2014 года выступил заместитель руководителя УГИБДД МВД по РМ Александр Шеин.

Скандальное коррупционное дело накануне года Козы разгорелось не на шутку! На прошлой неделе перед Пролетарским райсудом выступил заместитель руководителя УГИБДД МВД по РМ Александр Шеин. Он охарактеризовал всех трех подсудимых — своего бывшего начальника Александра Шелудякова и двух экс-подчиненных — Александра Исякаева, возглавлявшего Ковылкинскую ГАИ, и Владимира Астунина, который командовал специализированным батальоном ДПС. А также высказал свое мнение о главном свидетеле Александре Мусатове. Кроме того, Шеин поведал, при каких обстоятельствах Шелудяков «грозился» отправить в Москву взятку, чтобы удержаться в своем кресле. Подробности «гаишной кухни» узнал ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

…Заходя в клетку, Владимир Астунин приветственно вскидывает руку и произносит: «С наступающим! Всех — с наступающим!» Это поздравление звучит символически. 2015 год может оказаться судьбоносным для фигурантов беспрецедентного для Мордовии уголовного дела…

Обвинения

Как установили сотрудники «особо важного отдела» Следственного комитета РМ, Александр Шелудяков и начальник Ковылкинской ГАИ Рустам Исякаев в январе 2014 года решили получить 1,5 миллиона рублей от своего коллеги — руководителя Рузаевской ГАИ Александра Мусатова (ныне он работает в этой же должности в Лямбирском районе). В обмен на деньги было обещано содействие в оформлении единовременной социальной выплаты на строительство или приобретение жилья. Кроме того, по версии обвинения, Шелудяков в сентябре 2013 года передал в общей сложности 100 тысяч рублей для заместителя начальника Главного управления по безопасности дорожного движения ГИБДД МВД РФ Владимира Шевченко! Таким образом, он хотел снять с себя взыскание, которое было наложено по результатам нагрянувшей из Москвы служебной проверки. В этом нашумевшем деле фигурируют и другие эпизоды со взятками… Также, как считает следствие, главный гаишник при посредничестве командира спецбатальона ДПС подполковника Владимира Астунина получил от двух руководителей подразделений по 250 тысяч рублей…

Характеристики

В зал приглашается один из ключевых свидетелей — Александр Шеин, заместитель начальника УГИБДД. Его предупреждают об ответственности за дачу ложных показаний и разъясняют права… «Всех подсудимых я знаю, — свидетельствует Шеин. — Неприязненных отношений у меня с ними не имеется…» «Как вы познакомились с каждым из подсудимых?» — интересуется прокурор. «С Александром Шелудяковым мы вместе работали в Тольятти. Когда он перешел на работу в Мордовию, то предложил мне здесь должность. Так я познакомился с моими подчиненными — Астуниным и Исякаевым». — «Отношения у вас с ними были дружескими?» — «Служебными! Я работаю заместителем начальника с апреля 2008 года. В мои обязанности входит, к примеру, курирование службы ДПС, отдела административной практики и законодательства, взаимодействие с правоохранительными органами…» — «А какие были взаимоотношения между Исякаевым и Шелудяковым?» — «Только служебные, личных не было!.. Александра Анатольевича человеческие качества интересовали в меньшей степени. Главное, что он ценил, — это профессионализм. Если кто-то показывал себя настоящим специалистом, то ему было обеспечено продвижение по карьерной лестнице. Исякаев, работая раньше в отделе надзора, зарекомендовал себя именно таким. Мы четко решали с ним служебные вопросы. Оцениваю Исякаева положительно. Из недостатков отмечу взрывной характер, иногда приходилось осаживать… С Астуниным также все вопросы решались в рамках служебных отношений. Его профессионализм оцениваю достаточно высоко. Когда он стал командовать батальоном, то батальон поднялся! Недостатки, конечно, есть, но это далеко не главное…»
Александр Шеин рассказывает о том, что входил в состав жилищной комиссии. По его словам, начальник Александр Мусатов формально имел право на получение соответствующей субсидии. Но Шеин оказался против, так как, по его сведениям, заявитель уже имел жилье. «Это было мое субъективное мнение, — продолжает свидетель. — Я поделился своими мыслями с Шелудяковым. «Может быть, не надо было против выступать, — сказал он. — Все-таки Мусатов — сирота, рос один… Ладно, лишняя проверка не помешает, пусть все будет по закону…» В итоге после проведенной проверки комиссия официально постановила: Мусатов имеет право на субсидию! Участники процесса попросили Шеина охарактеризовать этого подчиненного. «У Мусатова трое детей, — рассказал заместитель начальника УГИБДД. — Но как профессионал он заслуживает слабой оценки. Лямбирский район (по линии ГАИ — «С») затащил всю республику вниз! Людей в ДТП там погибло столько, сколько во всем Саранске! Такого никогда не было…»

Взятки

А вот что Александр Шеин поведал на суде об истории с отставкой Шелудякова. «26 февраля Александр Анатольевич зашел в мой служебный кабинет и выглядел очень расстроенным. Сказал, что подписан приказ об его отставке по выслуге лет. Сообщил, что ему вменяются в вину взятки. Якобы 50 тысяч рублей Шелудяков передал Шевченко, а также получил от подчиненного Сергея Кияйкина 500 тысяч. Мы вышли в холл. Вскоре подошел вызванный заранее Кияйкин. «Я же эти деньги у тебя в долг взял! Я же их отдал потом тебе!» — сказал Шелудяков. Кияйкин ответил утвердительно. Они стали обсуждать детали — где брал, где отдавал…» — «А что вы можете сказать о результатах проведенной служебной проверки?» — «В сентябре 2013 года Главное управление проводило сначала негласную, а потом и гласную проверку деятельности нашего УГИБДД. В результате была подготовлена справка, где наряду с положительными были и отрицательные характеристики…» — «Справка, скорее, отрицательная!» — восклицает гособвинитель. «Нет, справка скорее средняя! — возражает Шеин. — Потому что мы сравнивали эти результаты с другими регионами… Но Александр Анатольевич был сильно расстроен. Ведь он — максималист. Всегда требует, чтобы в работе вообще не было никаких нарушений… Шелудяков был тогда крайне взволнован, возбужден, ругался на нас. Очень резко высказывался… «Что же мне теперь делать? — говорил он. — Деньги собирать и в Москву ехать, чтобы служебный контракт продлили?» А потом подумал и сказал: «Кто допустил ошибки, пусть сам едет в Москву!» После этих слов развернулся и ушел…» — «Вы поняли, о КОМ конкретно идет речь?» — «Самые серьезные нарушения были выявлены у Мусатова, Матякина (начальник Чамзинской ГАИ — «С») и Кияйкина. Можно предположить, что именно их слова Шелудякова касались в первую очередь… Потом состоялся разговор в кабинете Александра Анатольевича. Он сообщил мне, что Владимир Шевченко находится в больнице, ему предстоит операция и надо бы помочь — отправить тысяч 30… Я знал, что они находятся в нормальных, достойных, человеческих отношениях. Но прямого для меня указания — отправить деньги — не было. Слова Шелудякова я воспринял как рассуждение…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize