Происшествия

«Все, я ее закопал!»

sud_ilyaskin (6)

Игроман Иляскин признал вину в убийстве девушки из Чебоксар

Эта трагическая история о молодежи, которая скитается по чужим городам, «пренебрегая» всеми преимуществами жизни на малой родине, включая огромное количество новых спортивных объектов! А еще здесь дурно пахнет деньгами: в Москву — за деньгами, любовь — за деньги. Даже смерть — из-за денег… На прошлой неделе в Кочкуровском райсуде началось рассмотрение нашумевшего дела об убийстве 24-летней уроженки Чебоксар Алины Седлацкас. По данным следствия, с московской стриптизершей из-за собственного долга расправился 30-летний уроженец Мордовии Андрей Иляскин. Из зала суда — ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

…Автозак с подсудимым томится возле парадного крыльца Кочкуровского райсуда. Неподалеку женщина с каштановыми волосами спрашивает у работницы храма правосудия, как можно сделать передачку. «Вы мама Андрея?» — уточняет корр. «С». «Нет, я совсем по-другому делу, — отмахивается дама. — Я сюда за справкой пришла!»

В начале судебного заседания председательствующий разъясняет права худощавой женщины, одетой во все черное. Это Татьяна Петренко, мама погибшей Алины Седлецкас. Женщина живет в чебоксарской деревне, а работает в столице родной республики оператором котельной. Затем подсудимый Андрей Иляскин просит запретить фото- и видеосъемку. По его словам, это «создает напряженность, суету, давление, что в должной мере мешает участвовать в судебном процессе». «Это серьезное уголовное дело! — добавляет адвокат Иляскина. — Необходимо сосредоточиться, чтобы принять правильное решение!» Однако прокурор района, поддерживающий гособвинение, против такого запрета: ведь права подсудимого и «тайна» личной жизни никак не нарушаются. В итоге суд принимает решение: заседание открытое, поэтому фото- и видеосъемка — разрешена!

Преступление

Представитель прокуратуры зачитывает обвинение… Вечером 1 сентября прошлого года бригада сельхозкооператива «Норов» наткнулась на странный травяной квадрат. Копнули лопатой… Неожиданно из-под земли показалась… женская нога, обутая в сланец. В самодельной могиле на глубине около метра был обнаружен труп девушки в шортах и майке. Его верхняя часть была крепко замотана скотчем. Как позже установят эксперты, несчастную удавили руками! На пальце левой руки сохранился серебряный крестик «Спаси и сохрани!» Следователи начали выяснять личность погибшей — разослали запросы в соседние регионы. Примерно через полтора месяца из Москвы пришла информация о пропавшей молодой барышне со схожими приметами — уроженке Чувашии Алине Седлецкас, родившейся 14 марта 1990 года. Как выяснилось, в Москве она снимала квартиру вместе с подругами и работала танцовщицей в ночном стриптиз-клубе «Шпилька». По словам друзей, последний раз Алину видели в Москве 30 июля прошлого года. После ряда командировок сотрудники уголовного розыска МВД по РМ выяснили, что одним из знакомых девушки является житель Саранска Андрей Иляскин. В свое время он работал таксистом в Москве, а заодно, по некоторой информации, мог выполнять функции телохранителя и сутенера. «За плечами» Иляскина остались воспитательная колония и двое малолетних детей в Саранске — итог неудачного брака… Именно этот молодой человек с декабря 2013 года проживал на съемной квартире вместе с Алиной и еще двумя девушками.
Он оказался страстным игроманом. Все свободное время проводил в казино, где тратил огромные суммы. Чтобы расплатиться, брал в долг. У Алины он занял 830 тысяч рублей, у ее подруги Виолетты — около 1,5 миллионов. Чтобы раздобыть деньги для заядлого игрока, девушки оформляли «на себя» кредиты в различных банках. Иляскин обещал расплатиться с Седлецкас до прошлой осени. Но в какой-то момент танцовщица решила сменить жилье и потребовала полного погашения долга. Дело в итоге дошло до ссоры. Именно тогда, по версии следствия, у Иляскина созрел умысел на убийство. Причем, «выяснить отношения» молодой человек решил в родной Мордовии. Андрей вместе с приятелем приехал в кочкуровское село Новые Турдаки, где проживали его родители. Они заранее вырыли «могилу». А потом отправились за Алиной, которая к тому времени была в Саранске. Ночью 31 июля Андрей связал ей скотчем руки, шею, голову и принялся душить. Когда жертва затихла, убийца взял лопату и закопал ее..

Слушая обвинительное заключение, Татьяна Петренко закрывает лицо рукой и с трудом сдерживает рыдания. «Подсудимый, встаньте! — произносит председательствующий. — Вину признаете?» — «Полностью! — заявляет Иляскин. — А иск — только частично!»

Мать

…Суд переходит к допросу матери убитой. «Скажите, чем ваша дочь занималась в Москве?» — задает вопрос прокурор. «За полтора года до своей гибели она устроилась в Москве продавцом в магазин косметики на улице Тверской, — рассказывает жительница Чувашии. — Я ни разу не была у нее. Но мы постоянно созванивались. Иногда Алина приезжала погостить. В Москве она жила на съемной квартире с подругой Ириной, которая тоже родом из нашей чувашской деревни. Примерно год прожили вместе, а потом Алина призналась, что продукты и бытовые принадлежности постоянно за свои деньги покупала. А Ирина не всегда ей долг возвращала. Дочь обижалась. Я просила ее потерпеть. Потом Алина сообщила, что вместе с коллегой по работе нашла другое жилье. Я, конечно, пыталась проверить условия, в которых она будет жить. Но у меня не было средств, чтобы приехать в Москву. В середине июля прошлого года дочь гостила дома. Мы пробыли вместе только час: ей надо было много знакомых навестить. Алина уехала, обидевшись на меня. Я не смогла выполнить просьбу — снять деньги в сберкассе. Потом дочь позвонила и сообщила, что она бросила работу в магазине косметики.

Алина Седлецкас

Я сказала, чтобы оформила увольнение официально и забрала трудовую книжку. Потом от Алины последовал новый звонок: «Мама, мне очень плохо! И с работой — плохо, и где живу — плохо! Пожалуйста, помолись за меня!» Но при этом не говорила, что этот товарищ (бросает взгляд на подсудимого Иляскина — «С») ее обижает. Я хотела Алине перезвонить, но тогда на моем телефоне не было денег. Хотя на душе уже появилось беспокойство! Смогла позвонить только 30 июля — но ее номер уже не отвечал… И Алина не перезвонила. Глухо! Позвонила старшей дочери — у нее бесплатная связь по Интернету. Она сказала: «Ты знаешь, мам, Алина прислала СМС. Мол, на пару недель куда-то с друзьями уехала, и просила не беспокоить. Но СМС-ка была с большими ошибками, какая-то непонятная. Не могла Алина так невнятно написать…» Я стала еще больше беспокоиться. Но решила подождать: Москва, друзья, все такое… А потом не выдержала и сама поехала в столицу. Вот при таких обстоятельствах я и увидела Андрея Иляскина. С ним разговаривала в той самой квартире, где проживала дочь. Ирина сказала, что этот человек должен Алине большие деньги. Но Иляскин заявил, что речь идет всего о 50 тысячах рублей за проживание. Ладно, говорю, придут документы об оплате долга, тогда все будет видно… Андрей знал, что Алина пропала. Но вместо сочувствия, заинтересованности, желания помочь, сразу обрушил в ее адрес обвинения. Я удивилась: чем вызвана такое поведение? Андрей сказал, что не знает, где дочь. И продолжил обвинять Алину. Мол, она такая-сякая, с мужиками по клубам и саунам катается… Вещи Алины были стопочкой сложены, и никаких документов. Меня это тоже насторожило. Но и тогда я еще не могла предположить, до какой степени на самом деле все серьезно… А 26 сентября прошлого года я пошла сдавать анализ на ДНК. Старшая дочь вместе со следователем стали меня осторожно готовить к известию, что Алина «нашлась». Но даже когда я все узнала и поехала на опознание тела, то до последнего надеялась, что это окажется не она…» — «Я хочу попросить прощения! — заявляет подсудимый. — Простите меня, пожалуйста! И хочу спросить: неужели вас холодно встретили? Разве вас не пригласили покушать, не предложили чаю?» — «Да, напоили чаем, — кивает женщина. — Но вместо сочувствия по отношению именно к Алине была высказана какая-то агрессия!.. Когда я забирала вещи дочери, то пыталась найти отделение полиции, чтобы сделать заявление. Но в этой Москве никто не знал, куда надо ехать, куда конкретно обращаться… А я — с вещами, в шоке… В результате заявление в Следственный комитет написала старшая дочь…»

…Узнав, что им «заинтересовались», Иляскин подался в бега. Он жил вместе с любовницей на съемной квартире в Темникове. Когда прошлой весной полицейские прибыли по этому адресу, подозреваемый не стал открывать двери. После получасовых переговоров, которые с сыщиками вела, в основном, сожительница Андрея, им все же удалось зайти внутрь. Иляскин уже подготовился к этому — послушно лег на пол и скрестил руки на затылке… Кстати, любовница Андрея также была подругой Алины Седлецкас. Разумеется, молодой человек скрывал, что совершил убийство. Наоборот, клялся-божился, что Алина жива и здорова! Доверчивая барышня продолжала кормить и поить кавалера за счет бабушкиных сбережений…

В качестве компенсации морального вреда Татьяна Петренко запросила 800 тысяч рублей. «Указала в исковом заявлении именно ту сумму, на которую моя дочь взяла в банках кредитов, — поясняет женщина. — Часть этих кредитов я уже сама погасила…» — «А в чем выражаются ваши страдания?» — спрашивают участники процесса. — «Сам факт потери дочери! — сквозь слезы произносит мать Алины. — Долгое время было непонятно, как именно это произошло, где она находится… Потом год поездок из Чувашии в Мордовию… Иляскин лишил меня дома и семьи!.. Да и как вообще можно ИЗМЕРЯТЬ ЧУВСТВА В ДЕНЬГАХ?! Просто мне сказали, что вот так в исках пишут… Какая Алина была по характеру? Доброй и сочувствующей. Могла за другого человека долги погасить, деньгами выручить. Но при этом была обидчивой, прямолинейной. Молчит-молчит, а потом все выскажет. Все старые обиды вспомнит. Это было тяжело переносить человеку, который оказывался виновен. Но Алина потом быстро отходила… И еще у меня вопрос к следствию. КАКИМ ОБРАЗОМ Иляскину удалось набрать такие большие кредиты сразу у нескольких девчонок? И ведь никто не отказывал! Вот — вопрос! Очень хотелось бы найти на него ответ!»

Свидетели

«С Иляскиным я познакомился в начале 2000-х годов, — рассказывает житель Саранска Сергей Жильцов. — С 2011-го по 2014-й я работал в Москве. Андрей жил в Бирюлево с Аней, Витой и Алиной… Со второй девушкой у него были достаточно близкие отношения. Потом Иляскин попросил привезти Алину в Саранск. Сказал, что есть разногласия, и ему нужно ее поставить на место, припугнуть. Я переспросил: «Без криминала?» Андрей заверил, что все будет нормально. Его просьбу я переадресовал приятелю по фамилии Веденин. Он как раз в Мордовию на «Фольксвагене» ехал. Потом Веденин рассказал, что все сделал, как просили. Но, когда прибыли в Кочкуровский район, Алина вроде бы поначалу испугалась, когда Андрея увидела… Вскоре Иляскин сообщил, что девушка уже вернулась в Москву… А в сентябре сказал, что труп Алины нашли закопанным, но он здесь не при чем…» — «Вам это не показалось странным?» — спрашивает прокурор. «Я не судья, мое мнение — это не доказательство, правильно? А потом снова Андрей позвонил и попросил меня и других девушек на время из Москвы в Саранск привезти… Чтобы у них не было никаких проблем… Какие у нас были отношения с Иляскиным? Пиво попили — разошлись…» — «Он много курил? Какие марки сигарет предпочитал?» — интересуется гособвинитель. Свидетель называет разные, в том числе «Честерфилд». Этот вопрос прокурор задал неспроста. На месте убийства было обнаружено множество окурков именно «Честерфилда». А согласно показаниям другого приятеля, который помогал рыть «могилу», Иляскин просил его окурками не разбрасываться, а складывать в одно и то же место, чтобы затем все улики завалить землей… При этом, продолжая готовить «место захоронения» для будущей жертвы, Иляскин признался: «Либо я — Алину, либо Алина — меня!» Через какое-то время изрядно пьяный Андрей встретил своего «помощника» в развлекательном комплексе «Белый медведь», протянул «гонорар» и произнес: «Все, я ее закопал!..»

Наконец, представитель «государева ока» оглашает показания Веденина. Этот молодой человек на процесс не явился, и где сейчас находится, неизвестно — то ли по-прежнему работает на стройке в Москве, то ли подался в Белоруссию. «В детстве мы с Андреем Иляскиным жили в Саранске в одном дворе, — рассказал Веденин на предварительном следствии. — Потом лет 10 не виделись, а снова встретились только в Москве… Когда я вез Алину в Саранск, она рассказала, что работает в ночном клубе, а с Андреем у нее давно нет никаких отношений… Но он должен ей большую сумму денег!»

Председательствующий объявляет перерыв. «А можно на улице покурить?» — интересуется Иляскин. Судья объясняет, что этот вопрос не по адресу… «Андрей, а что вам чаще снится — убитая Алина или казино?» — спрашивает корр. «С» у Иляскина. «Без комментариев вообще! — отвечает подсудимый. — Я не хочу вообще с вами, журналистами, разговаривать. Вы пишите неправду. Полную неправду!» — «Нельзя разговаривать!» — прерывает беседу один из конвоиров… Неподалеку от клетки с подсудимым стоит женщина, «пришедшая только за справкой». «А вы от сына, получается, открещиваетесь?» — спрашивает корр. «С» «Отстаньте от меня!» — восклицает гражданка. «Мам, не говори им ничего!» — успевает крикнуть сын, уводимый конвоем…

340x240_mvno_stolica-s-noresize