Происшествия

В Мордовии арестовали расхитителей «Рузхиммаша»

 

Валентина Махрова зачем-то хранила дома винтовку... Валентина Махрова зачем-то хранила дома винтовку…

Марат Салахдинов признал вину полностью... Марат Салахдинов признал вину полностью…

Былую мощь промышленных флагманов республики подрывают не только кризис и западные санкции, но и обыкновенные рузаевские трудяги! Ленинский райсуд 11 сентября взял под стражу 51-летнюю заведующую складом местной птицефабрики «Авангард» Валентину Махрову. Также заключен под арест 30-летний водитель Марат Салахдинов. Сотрудники полиции подозревают их в хищении металлопроката на сумму свыше 1,4 миллиона рублей. Но установить личности всех членов преступной группы, а также место, где спрятано украденное, пока не удалось. Тем временем в ходе обысков в доме кладовщицы обнаружено… оружие. Из зала суда — ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

 

Кладовщица

«Махрова Валентина Ана­толь­евна! — представляется суду крашеная женщина в наручниках, не забывая тщательно закрывать лицо от представителей СМИ. — Уроженка старошайговского села Рязановка. Образование среднее. Не замужем». «Вдова?» — уточняет служитель Фемиды. «Нет, — отвечает Махрова. — До задержания 9 сентября работала заведующей складом на птицефабрике «Авангард». Ранее не судима…» «Госнаграды? Хронические заболевания?» — Нет!» Затем представитель Следственной части СУ МВД по РМ ходатайствует о заключении Махровой под стражу. По его мнению, кладовщица заслуживает только такой жесткой меры пресечения. «Махрова и неустановленные лица в период с ноября 2014-го по апрель этого года похитили с завода «Рузхиммаш» металлопрокат на сумму 1 миллион 444 тысячи рублей, и это только предварительная цифра, — аргументирует следователь. — Совершено тяжкое преступление. Санкции инкриминируемой статьи предусматривают до 10 лет лишения свободы. Валентина Махрова часто меняет место работы, в браке не состоит. В ходе обыска в ее доме была обнаружена незарегистрированная винтовка. Не исключено в связи с этим возбуждение дела по статье «Незаконный оборот оружия». Махрова имеет знакомых из числа руководства предприятия «Рузхиммаш». Оставаясь на свободе, она может скрыть улики. Некоторые фигуранты уголовного дела просят предоставить госзащиту, так как не исключают давления со стороны Махровой. Ведь они согласились совершать преступления под ее психологическим воздействием. К тому же задержаны не все лица, причастные к хищениям…» «Признаю свою причастность к преступлению! — откликается заведующая складом. — Но прошу применить ко мне домашний арест!» Участники заседания интересуются, найдутся ли у кладовщицы деньги для внесения залога в случае избрания такой меры пресечения. По данной категории преступлений он начинается от 500 тысяч рублей. «У семьи Махровой нет для этого достаточных денежных средств! — произносит адвокат. — А одна лишь тяжесть инкриминируемого деяния не может служить основанием для заключения под стражу. Подзащитная дает правдивые показания, а также имеет социальную привязанность: у нее две дочери, трое внуков… Ей выданы исключительно положительные характеристики по месту жительства. Махрова пользуется заслуженным уважением у своего трудового коллектива. Она передает опыт молодым!»

«Учитывая способ совершения тяжкого преступления, полагаю, что в данном случае исключены все меры пресечения, не связанные с лишением свободы», — поднимается представитель прокуратуры республики. В итоге суд, посовещавшись в отдельной комнате, принимает решение заключить Валентину Махрову под стражу сроком на 2 месяца!

 

Водитель

Следующим перед служителями Фемиды предстает подельник Махровой — Марат Салахдинов. «Мой подзащитный сейчас проживает в одной квартире со своей мамой, страдающей заболеванием легких…» — говорит адвокат… Сторона обвинения, в свою очередь, приводит те же аргументы, что и в случае с Махровой. «Находясь на свободе, может угрожать свидетелям… оказать давление… Салахдинов в браке не состоит, не имеет постоянного места работы… Есть основания полагать, что он не до конца искренен. Может знать, где сейчас находится похищенное, но не говорит…» «Вину признаю полностью! — заявляет подозреваемый, пряча лицо от фото- и видеокамер. — Прошу избрать более мягкую меру пресечения — домашний арест!» «А мама не будет в таком случае возражать против вашего проживания вместе с ней?» — интересуется судья. «Нет!» — восклицает подозреваемый. Как далее заявляет защитник, давление на свидетелей может оказать некий гражданин Аникин, а вот в случае с Салахдиновым подобное исключено. По крайней мере, в деле на это ничто не указывает.

«Подзащитный характеризуется положительно, — добавляет адвокат. — Работает водителем по договорам. К уголовной ответственности не привлекался. Он как обычный водитель лишь вывозил металл с завода! Являлся простым исполнителем! Если избрать домашний арест, то на Салахдинова будет надет браслет и он никак не сможет оказать давление…» «А куда вы вывозили похищенное?» — интересуется судья у «исполнителя».

«Недалеко от Рузаевки меня встречали на другой автомашине с автокраном, — отвечает подозреваемый. — И перегружали металл…»

Уголовное дело о хищениях в особо крупных размерах с завода «Рузхиммаш» было возбуждено сотрудниками полиции 13 августа. По статье «Мошенничество… совершенное организованной группой либо в особо крупном размере» подозреваемым грозит до 10 лет неволи со штрафом в размере до 1 миллиона рублей. Помимо Махровой и Салахдинова, в материалах дела в качестве подозреваемых фигурируют граждане Сорокина, Анисимова, Асташина… Следствию еще предстоит досконально установить все схемы хищений…

Следует заметить, что фамилия Махрова уже фигурировала в уголовных делах, связанных с хищениями с рузаевских предприятий. В начале 2000-х город железнодорожников потрясла афера, которую провернули на заводе «Висмут», оказавшемся в итоге в очень плачевном состоянии.

Речь идет об еще одной Махровой — Тамаре. 17 сентября 2004 года Рузаевский райсуд приговорил руководителя «Висмута» Геннадия Аверюшкина к 4 годам условно, признав виновным в хищениях. Он возглавлял предприятие с момента его основания в 1978 году. Его заместитель и одновременно председатель совета директоров Тамара Махрова получила три виртуальных года за «подстрекательство к растрате». Причем в последнем слове она вместо просьбы о снисхождении буквально обрушилась на своего начальника: «Он называл меня воровкой и Березовским в юбке!» С января 1999 года по декабрь 2001-го криминальный дуэт причинил родному заводу ущерб в общей сложности на 1 миллион 765 тысяч рублей. При этом суд учел смягчающие обстоятельства — у обоих начальников были награды от Правительства России…

340x240_mvno_stolica-s-noresize