Происшествия

В Саранске продолжают судить покойника

 

В загадочном деле об убийстве Ирины Крутовой появились новые подробности

 

Виталий Самотохин держит ответ перед правосудием на земле, хотя сам уже давно отправился на тот свет Виталий Самотохин держит ответ перед правосудием на земле, хотя сам уже давно отправился на тот свет

В Ленинском райсуде продолжается рассмотрение уголовного дела о жестокой расправе над 35-летним профессором МГУ им. Огарева Ириной Крутовой. В преступлении обвиняется ее покойный супруг Виталий Самотохин. На очередном заседании прокуратура попросила удалить представителей СМИ из зала. А сторона защиты обвиняемого потребовала рассекретить свидетеля, которому больше никто не может угрожать. За громким процессом следит ЕКАТЕРИНА СМИРНОВА.

 

…Обгоревший труп Ирины Крутовой был обнаружен утром 5 ноября прошлого года на балконе ее квартиры в доме по ул. Пролетарской. Как установила экспертиза, причиной смерти стало ножевое ранение. Затем убийца организовал поджог… Основным подозреваемым в преступлении стал супруг погибшей — 37-летний заместитель старшего судебного пристава по Ленинскому району Саранска Виталий Самотохин. Спустя три дня после ареста он был найден повешенным в камере СИЗО. По настоянию родителей Крутовой дело все же дошло до суда…

9 сентября в суде готовилась выступить мать убитой. Но услышать ее версию произошедшего представителям СМИ было не суждено. «Потерпевшая ходатайствует об удалении журналистов из зала, поскольку будут озвучены некоторые факты из семейной и интимной жизни ее дочери. В соответствии с законом у нее есть такое право», — объяснила прокурор. Остальные участники процесса оставили вопрос на усмотрение суда. В итоге служитель Фемиды удовлетворил ходатайство потерпевшей стороны…

Спустя пару дней судебное следствие возобновилось с участием журналистов. Допрашивали Евгению Войнову — соседку Крутовых, которая также является председателем ТСЖ, поэтому многих жильцов знает лично. «Самотохина частенько видела, но близко с ним не была знакома. Ирину знала чисто по-соседски, мы 15 лет за одной стенкой живем. Здоровались, поздравляли друг друга с праздниками…» — «Что вам известно об отношениях между Крутовой и Самотохиным? Были ли у них скандалы?» — «Нет, ничего такого я не слышала. Хотя у нас плохая шумовая изоляция. Слышно даже, как бегают дети Андиных над квартирой Ирины…» — «А из ваших окон видно калитку, через которую можно пройти на площадь перед драмтеатром?» — «Да, и даже слышно ее стук. Тут никакие стеклопакеты не помогут! Недавно в наш дом переехала теща Меркушкина и обклеила калитку каким-то специальным материалом, но и это не помогло! Кто-то из жильцов выходя придерживает калитку, а кто-то нет… В тот день я встала по будильнику в 7.30, у меня была намечена экскурсия с детишками по кафедральному собору, где я работаю библиотекарем. Поднялась и подошла к окну. Не успела отодвинуть шторы, как услышала стук калитки. Я увидела Самотохина. Он всегда быстро ходил, а в этот день как-то особенно торопился. Обычно переходил площадь перед театром наискосок, а тут как-то жался к зданию администрации Ленинского района и деревьям… Тут я заметила на улице небольшую струйку белого дыма, которая ползла со стороны лоджии Крутовых. Я даже не подумала о пожаре. Решила, что жгут мусор сзади дома в баках. Через несколько минут раздвинула жалюзи на лоджии и увидела огромное облако уже черного дыма. Я бросилась к соседке, начала стучать в дверь: «Ирина, открой! Открой!» Но никто не отзывался. Через минуту в одной комбинации выбежала соседка сверху, подошли другие жильцы. Я два раза набирала номер телефона Ирины, но мне никто не ответил… Тут из ее квартиры послышался стеклянный звон, словно упала полка с посудой. Дым уже валил из-за входной двери. Вызвали пожарных. Вместе с дочерью и внуком мы выбежали на улицу. Когда вернулись, сотрудники МЧС вскрывали дверь. Рядом стояла Галина Крутова. Сосед сказал: «Там еще труп есть!» Я заметила Самотохина, сидящего на корточках между этажами. О нем ничего плохого не могу сказать, впрочем, как и хорошего. На работу уходил около 8.00, возвращался с пакетами продуктов…»

Адвокат Самотохина, приехавший защищать честь покойного из Ессентуков, заявляет ходатайство о допросе «секретного» свидетеля — некого Сергея Родионова. Другие данные этого человека содержатся в тайне. «Поскольку подсудимый мертв, то он никаким образом уже не сможет оказать давление на этого свидетеля», — объясняет адвокат. Судья приобщает ходатайство к материалам дела. Затем прокурор оглашает документы, в основном данные экспертиз. Согласно одной из них, Крутова скончалась в результате слепого одиночного удара колюще-режущим предметом в область легкого и острой кровопотери. В большинстве случаев без оказания своевременной медицинской помощи такие травмы приводят к смерти. При этом несколько минут женщина могла передвигаться и разговаривать — до тех пор пока не потеряла сознание… Любопытный момент: на шести кухонных ножах, представленных на судебно-биологическую экспертизу, не обнаружено следов крови, зато выявлен биологический материал неизвестного человека. Еще одно специальное исследование было направлено на выявление следов легковоспламеняющейся жидкости в мусоре, оставшемся после пожара, на одежде Крутовой и ее супруга. Результаты показали, что во всех трех случаях на данных вещах присутствуют остатки бензина. Смывы с обеих рук Самотохина также подтвердили наличие этого вещества. Наконец, заключительная экспертиза показала, что его джинсы были испачканы кровью жены…

340x240_mvno_stolica-s-noresize