Происшествия

Громкий процесс в Саранске: мать просит не наказывать строго обвиняемого в убийстве ее дочери

 

На суде по делу Сергея Пузанкова открылось немало интересного На суде по делу Сергея Пузанкова открылось немало интересного

В ходе ссоры по поводу воспитания взрослых сыновей 45-летний охранник из Москвы Сергей Пузанков лишил жизни бывшую жену. 29 июля уроженец Саранска предстал перед Октябрьским райсудом. За смертельное избиение 45-летней Марины ему грозит до 15 лет неволи. Мать погибшей попросила служителей Фемиды назначить подсудимому минимальное наказание. Почему теща приняла сторону зятя — в материале ЕКАТЕРИНЫ СМИРНОВОЙ.

 

Привыкших ко всему журналистов удивило агрессивное поведение родственников погибшей. Обычно сторона подсудимых проявляет нетерпимость, но на этот раз мать пострадавшей пыталась выгнать из зала заседаний представителей СМИ. «Какое вы имеете право снимать? Выходите, иначе я вообще в процессе участвовать не буду!» — заявила родительница. Спор разрешил судья, который объявил, что журналисты имеют право освещать открытый процесс.

Преступление произошло 30 апреля в Саранске. Проработавший несколько лет в Москве Сергей Пузанков приехал в родной город лечиться от тяжелой болезни. Выписавшись из больницы, он позвонил бывшей жене Марине и предложил встретиться. Они вместе отправились к ее родственнице Светлане Чижовой, проживающей на ул. Сущинского. Женщина собрала гостей по случаю завершения ремонта в квартире. «Я удивилась, когда услышала в домофоне голос Сергея, — вспоминает Чижова. — Несколько лет назад супруги разошлись и, насколько мне известно, отношения не поддерживали. Сергей объяснил встречу так: «У нас второй день свадьбы!» По данным следствия, во время застолья на кухне между Пузанковыми неоднократно возникали ссоры по поводу воспитания их сыновей — 23-летнего и 19-летнего. Первый осужден за наркотики, второй учится… Когда Марина вышла в комнату, Сергей направился следом. Свидетельница Валентина Вяткина вспоминает: «Ко мне подбежала испуганная дочь и говорит: «Мама, у тети Марины кровь!» Мы бросились туда. Она лежала на диване животом вниз. Мы начали ее переворачивать. На вопрос, что случилось, сказала: «Меня ударил Сергей! Он прыгал на мне!» Попросили Марину встать, она не смогла. Хотели вызвать скорую помощь, но она отказалась, поскольку опасалась вмешательства полиции: «Я не хочу, чтобы Сережа сидел!» После этого я уехала…» «Я спросила у Сергея, зачем он это сделал, — продолжает Светлана Чижова. — «За свои слова нужно отвечать!» — последовал ответ. Марина и Сергей остались ночевать у меня. Утром бывший муж уехал. Мы вместе с Мариной отправились на майские праздники в Чамзинский район. Идти домой она категорически отказывалась, не хотела показываться матери. «Отлежусь немого, хоть синяки пройдут», — пояснила пострадавшая. Марина по-прежнему возражала против вызова скорой помощи. Утверждала, что ей становится легче…» «Почему Пузанкова не написала заявление в полицию?» — поинтересовался адвокат подсудимого. «Не знаю, — пожимает плечами Чижова. — Наверное, пожалела. Они хотели сойтись…»

5 мая Марина вернулась в Саранск. Она чувствовала себя плохо, но к медикам не хотела обращаться. «Грудь болит! Очень жжет, словно мне сто горчичников поставили», — жаловалась женщина. Лишь на следующий день, когда боль стала нестерпимой, согласилась позвонить врачам… «Я измерила у дочери давление, оно упало до 44-х, сердце едва билось, — рассказывает мать Валентина Дмитриева. — В больнице сделали снимок. Оказалось, у Марины сломаны ребра, их обломки воткнулись в легкие. Развилась двусторонняя пневмония… 7 мая дочь умерла. Она до последнего скрывала от полиции, что ее избил бывший муж. Уверяла, что упала на улице. Сергей свой поступок объяснил так: «Они сильно оскорбили моих детей!» Кто «они», не знаю. Наверное, присутствовавшие в квартире люди. А вообще, Сергей — замечательный отец. Таких больше нет! Он жил ради сыновей. Когда работал в Москве, постоянно им помогал. Старшему сыну высылал деньги на машину… Они с Маринкой хорошо жили, просто отношения разладились после его отъезда в столицу. Сергей меня до сих пор мамой называет… Передачки ему носим, ведь, кроме нас, у него близких нет! Ваша честь, прошу, дайте ему срок поменьше! Дочь уже не вернешь, а как я, пенсионерка, управлюсь с двумя взрослыми внуками? На что буду их содержать? Младший долго не мог простить отца. Два месяца твердил: «Я папку все равно накажу!» Еле отговорили… Сейчас вроде их отношения наладились… Сергей попросил прощения у нас. Сказал: «Мама, я ничего не помню! Это, наверное, из-за таблеток!» Он их пьет из-за тяжелой болезни. Очень худой! В Саранск словно умирать приехал… А вышло вон как… Жаль его…» Находящийся в клетке подсудимый бросил на мать своей бывшей избранницы печальный взгляд. Заметно, что исхудавший мужчина тяжело переносит случившееся. «Вину признаю и раскаиваюсь», — заявил он. Суд решил перенести заседание. Выходя из зала, обвиняемый Пузанков попросил сына: «Принеси мне фотографию матери! И свою тоже…»

340x240_mvno_stolica-s-noresize