Происшествия

Процесс года в Мордовии! Александр Шелудяков и его подельники ответили прокурору: «Выть хочется!»

Александр Шелудяков смотрит на все происходящее как на большой наезд! Александр Шелудяков смотрит на все происходящее как на большой наезд!

Продолжается судебный процесс над высокопоставленными гаишниками, которых обвиняют во взятках. В рамках прений экс-руководитель республиканской ГИБДД Александр Шелудяков, бывший начальник Ковылкинской ГИБДД Рустам Исякаев и недавний командир спецбатальона ДПС Владимир Астунин высказали свое мнение по поводу наказаний, запрошенных для них заместителем прокурора республики. Также подсудимые и адвокаты дали свои «рецензии» на хлесткую и образную речь гособвинения. Из зала суда — ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

 

…Начало заседания в Пролетарском райсуде затянулось ровно на 15 минут. Адвокаты, не теряя времени, увлеченно читали свежий номер «Столицы С», а конкретно — интервью с «человеком из команды Шелудякова» — его бывшим заместителем Александром Шеиным. Наконец конвой завел в клетку подсудимых. Один из защитников тут же сообщил им об «интересной статье, которую аж на трех страницах напечатали». Подсудимые приняли этот факт к сведению кивком головы и даже о чем-то переспросили. Рустам Исякаев, широко улыбаясь, что-то сказал по-татарски своим близким. Они понимающие засмеялись… Председательствующий объявил о продолжении прений. «Готовы ли вы высказать свое мнение?» — обратился он к подсудимым. Бывшие гаишники ответили согласием…

Напомним, что на предыдущем заседании заместитель прокурора республики Равиль Мяльдзин запросил для Александра Шелудякова 15 «строгих» лет и штраф в размере 35 миллионов рублей, для Рустама Исякаева — 9 лет общего режима и 3 миллиона 800 тысяч рублей, для Владимира Астунина — 10 «строгих» лет и 17 миллионов рублей. При этом представитель «государева ока» сравнил записанные оперативниками разговоры гаишников с «фрагментами беседы участников воровской сходки или бригады шабашников», чья «философия основана на воровских понятиях и порядках».

«Ваша честь, я не совершал того, в чем меня обвиняют! — первым решил высказаться Владимир Астунин. — Но я хочу извиниться перед Мусатовым и Матякиным за то, что их обманул!» По данным следствия, комбат брал с руководителей Лямбирской и Чамзинской ГАИ деньги для передачи Шелудякову. Однако Астунин утверждает, что оставлял их себе, прикрываясь именем начальника. «А с Лосева я денег никогда не брал, — продолжил подсудимый. — Наоборот, сам лично давал их ему для покупок. У меня все!» По версии следствия, Лосев за свой счет снабжал начальство дорогим коньяком и продуктами…

Владимир Астунин с надеждой смотрит на судью Владимир Астунин с надеждой смотрит на судью

«Исследование доказательств в ходе судебного разбирательства полностью подтверждает мою невиновность! — взял слово Александр Шелудяков. — В то время у меня было плохое состояние здоровья, пришлось несколько раз вызывать скорую помощь. И когда сотрудники ФСБ предложили мне на предварительном следствии такой вариант: подписав бумаги, уйти домой и получить в итоге небольшой штраф — я согласился… Как, спрашивается, Астунин мог принести мне деньги в японский ресторан «Таки-маки», если в указанный день меня просто не было в Саранске? Да, я любил посещать это заведение, у меня даже есть специальная дисконтная карта. Запросите билинг!.. И Шевченко (представитель Центрального аппарата ГИБДД в Москве — «С») я не мог давать взятки, так как он в моей судьбе никакой роли не играл. Это не он, а начальник главка снял с меня взыскание и продлил срок моей службы… Как можно вообще говорить о преступном умысле? Если бы я был заинтересован в получении взятки, обратился бы к членам жилищной комиссии, чтобы помочь Мусатову получить субсидии. Но я этого не делал… Да, Мусатов был моим близким другом. И я не знал, что происходит между ним и Исякаевым. Я пять раз говорил Мусатову: «Исякаев тебя обманывает!» На прошлом заседании заместитель прокурора республики говорил, что мы — «банда шабашников». Но когда я говорил, что «надо за разговором следить», это не касалось руководства МВД. Речь шла о другом силовом ведомстве! И как я мог брать взятки с начальников районных подразделений ГАИ, если не имел полномочий их увольнять? Увольнение — это прерогатива министра. Сотрудник ГАИ Кияйкин тоже был моим близким другом. И вдруг следствие утверждает, что я ему угрожаю и вымогаю деньги? Этого вы не найдете ни на одной видео- или аудиозаписи… Ваша честь, вы понимаете, что все происходящее — большой наезд! Это такой большой каток госмашины в виде ФСБ! И в такую ситуацию может попасть любой человек, никто не застрахован! Я прекрасно понимаю, что признание вины смягчает наказание. Но мое преступление лишь в том, что поверил и подписал свои показания. Свою вину я не признаю полностью!»

 Затем слово взял Рустам Исякаев. «Ваша честь! Если бы на самом деле я был причастен к инкриминируемым преступлениям, то во всем признался бы, чтобы избежать уголовного наказания и, соответственно, остаться при должности, а по делу проходить лишь в качестве свидетеля. Но то, в чем меня обвиняют, — это просто легенда соответствующих служб! После задержания на меня оказывалось давление. Мне нанесли побои, а потом написали, что я, находясь в автомашине «Форд-Фокус» с конвоирами, сам себя травмировал! Я виновен только перед своей семьей. Не уделял ей должного внимания. Пусть эти обвинения будут на совести людей, которые меня очернили. А я честь офицерского мундира не запятнал! По жизни всегда был трудоголиком. Даже когда учился в школе, во время каникул не отдыхал, а работал. Работал на свое доброе имя! Мне стыдно, что наши доблестные службы скрывают настоящих преступников, а из нас делают виновных! Какой бандитский разговор?! Какая бандитская сходка?! Это были чисто дружеские разговоры. Самое страшное, что прокуратура в этом деле не разбирается. Раздувается громкое дело, чтобы вызвать большой общественный резонанс и повернуть все стрелки на нас! А на самом деле это дело провокационное, подставное! Гособвинение запросило для меня 9 лет. У меня просто в голове не укладывается, как возможен такой большой срок?! Хочется выть от этого беспредела! Ваша честь, одна надежда только на ваше честное разбирательство! Только вам решать, есть в моих действиях состав преступления или нет!»

Затем слово дают защитникам. «Представители Следственного комитета пытались дискредитировать Шелудякова! — заявляет супруга главного фигуранта. — Об этом свидетельствует изъятие из материалов дела данных о наградах, в том числе правительственных, которые муж получил за долгую службу. А в выступлении прокурора прослеживается попытка сформировать негативное общественное мнение в его отношении. Особенно когда слова мужа сравнивались с речами криминальных авторитетов, использующих воровской жаргон! Я надеюсь на справедливость суда при вынесении приговора. Также прошу снять арест с нашего дома в Тольятти, так как другого жилья у меня нет, а я имею серьезные заболевания, являюсь инвалидом…»

«Запрошенный срок наказания — просто фантастический! — признается адвокат Любовь Калинкина, также защищающая Александра Шелудякова. — Заместитель прокурора республики появился на этом судебном процессе лишь один раз для того, чтобы «раздать всем сестрам по серьгам». По мнению Калинкиной, недалеко ушли и СМИ, которые все пишут и пишут о «коррупционере высшей пробы, попавшем на скамью подсудимых». Еще адвокат попеняла на неимоверное давление и чуть ли не произвол со стороны «репрессивного аппарата» в виде правоохранительных структур. «Тем не менее я попытаюсь найти аргументы и доводы в защиту моего подзащитного!» — пообещала Калинкина. Она вспомнила, что 25 сентября 2013 года специальным постановлением Верховный суд РМ разрешил применять к подозреваемому Шелудякову и «иным неустановленным лицам» весь «набор оперативных мер», включая прослушивание. «Таким образом, оперативникам в хорошем смысле этого слова были полностью развязаны руки! — заключает Калинкина. — И вот что удивительно: за 30 лет правозащитной деятельности я впервые сталкиваюсь с таким, если можно так сказать, прерванным оперативно-розыскным мероприятием… Например, отсутствует протокол задержания Шелудякова во время передачи ему якобы 500 тысяч рублей, упакованных в портмоне… Нет смыва с его рук при получении денежных средств. А почему не проследили, куда затем делись эти деньги? Почему их не изъяли у Шелудякова? Почему не были установлены «иные неустановленные лица»?..» Как ожидается, после выступления всех адвокатов некогда высокопоставленная гаишная троица скажет свое последнее слово…

340x240_mvno_stolica-s-noresize