Экономика

Цементобосс

Неизвестные подробности визита на бывший флагман мордовской промышленности миллиардера Филарета Гальчева, обещавшего вывести «Мордовцемент» на новый уровень развития.

Для работников «Мордовцемента» год начался экстравагантно. 24 января на производство приехал владелец завода — председатель совета директоров и единоличный акционер «Евроцемент групп» Филарет Гальчев. 53-летний мужчина очередной раз заверил Главу Мордовии Владимира Волкова, что к концу года объемы производства цемента на чамзинском предприятии превысят 4 миллиона тонн. Также промышленный магнат, потерявший в минувшем году две трети своего состояния, рассказал работникам, что средняя зарплата у них теперь 41 тысяча рублей. При этом он сообщил заводчанам, что пришло время экономить на всем. Но отдельным специалистам все-таки придется раскошелиться на новые и чистые рубашки, в которых теперь нужно ходить на работу, источая приятные запахи. За тем, как долларовый миллиардер обещал провинциалам цемент, тюльпаны и бамбук, наблюдала Ирина Разина.

В ожидании хозяина предприятия часть работников «Мородвцемента» выстроилась у заводоуправления. Гальчев в этот момент приземлялся на специальную вертолетную площадку. Невысокий миллиардер предстал перед своими подчиненными с легкой небритостью и в длинном пуховике, на одном рукаве которого был нашит российский триколор, а на другом — эмблема Русского географического общества. «Вот, подарок Владимира Владимировича, — продемонстрировал олигарх свой наряд и обернулся к журналистам. — А это кто такие? Пресса? Ну-ну, давайте, чтобы все хорошо было!» Все речи капиталист с греческим гражданством сопровождал пренебрежительными взмахами рук. В какой-то момент показалось, что гость слегка подшофе. Но знающие люди уверяли, что это его обычный стиль поведения. Дождавшись Главу Мордовии Владимира Волкова, Филарет Гальчев скрылся с ним в недрах административного здания примерно на час. Вероятно, речь в очередной раз зашла о будущем завода, которое уже два года не проглядывалось сквозь туман или, может быть, даже цементную взвесь. От нее здесь, кстати, страдают. И ей же дышат. А некоторые, оставляя свои машины на стоянках, накрывают их специальными чехлами, но чаще цветастыми покрывалами. Вероятно, для того, чтобы потом не пришлось, повторяя мысль Василия Алибабаевича из «Джентльменов удачи», сетовать: «Какой хороший цемент — не отмывается совсем»…

Первым делом, покинув кабинеты, Владимир Волков и Филарет Гальчев в сопровождении президента холдинга «Евроцемент групп» Михаила Скорохода и топ-менеджмента «Мордовецмента» отправились на участок, где завершился ремонт железнодорожных путей. Всего у завода около 9 километров таких транспортных линий. Восстановить осталось около 2 километров. Вкладывая деньги в рельсы и шпалы, собственник надеется сократить количество сходов вагонов со старых путей, которых временами случалось до 30 за месяц! Новые железнодорожные маршруты должны решить одну из главных проблем производства по доставке сырья. «Ты у нас кто? — всматривался Гальчев в бейдж работника завода, который рассказывал ему о ходе восстановления железной дороги. — Начальник управления транспорта. Так вот, если тебе повезет, в новой структуре ты будешь директором управления». — «Если повезет», — грустно ответил пока еще начальник. — «Да, — продолжил Гальчев. — А это означает эффективность, быстрота, качество, техника безопасности. Сходов не должно быть… И воровство прекрати мне! Сливать с тепловозов… Смотрите!» Пока Михаил Скороход рассказывал о том, как решена проблема с бесперебойной подачей сырья на завод и о том, как региональные власти помогают в этом чем могут, его хозяин сгенерировал еще одну незабвенную мысль: «В этом году все стабилизируется, будет работать очень хорошо и эффективно. Чтобы после нас не катакомбы были, а цветы, тюльпаны, розы и… бамбук!» — «А вот последнего не надо!» — решительно отказался Владимир Волков. — «Почему? Бамбук — полезная вещь», — как будто даже расстроился миллиардер. «Важно отметить, что все проблемы мы решаем совместно с республикой», — сохранял дипломатический настрой Михаил Скороход. А Гальчев задумчиво кивал. Все-таки бамбук его чем-то беспокоил…

Освежившись на ветру в чистом поле, многочисленная делегация отправилась на производство. Сначала заехали в мозговой центр завода. Здание, из которого всем производственным процессом огромного предприятия управляют при помощи компьютеров. «Первое, — без предисловий начал загибать пальцы Филарет Гальчев. — Все операторы должны пройти аттестацию на способность работать по новым технологиям. Второе. Вы должны ходить в рубашках и галстуках. Без вот этой вашей рабочей спецодежды. Вы должны быть чистыми, в белых рубашках. Вы — элита! Правда, у вас здесь «чудеса» творятся: остановка печи, мельницы… Рассказывайте! Что происходит?» Полет мысли цементного магната не знал границ. Чистые рубашки, новые технологии и сломанные мельницы смешались в одну кучу. Но операторы, которые управляют постоянно ломающимися промышленными организмами, видимо, уже натренировали свою нервную систему и от греха подальше лишний раз даже не поворачивались к ворвавшимся в их помещение. Но объяснять, почему все-таки завод бьет рекорды по поломкам оборудования, пришлось. Главное, найти нужные слова. «Один умный человек задал супервайзерам хороший вопрос, философский», — попытался один из представителей той самой элиты. Прозвучало это, как начало тоста на грузинской свадьбе. «Так-так», — заинтересовался Гальчев. — «Он спросил, знают они мельницу или нет», — продолжил мужчина. — «Это я задавал вопрос», — довольно отозвался владелец завода. — «Вот я и говорю, один умный человек! — закреплял успех его подчиненный. — И после этого они начали работать!» Гальчеву это объяснение было явно по душе. Так выяснилось, что решение проблем «Мордовцемента» лежит все-таки в философской плоскости. «Я вас поздравляю! — воскликнул миллиардер. — Не подведите, пожалуйста. Мои нервы очень дорого стоят. Поэтому лучше не надо, а? Я уже знаю вашу мельницу наизусть. Разобрался до редукторов! У нас три компрессора — все новые, и ни один не работает! А каждый дает нам 1,5 рубля экономии на электроэнергии. В год это 750 миллионов рублей. За эти деньги сколько ты дел можешь сделать здесь? Много. Вот об этом и речь. И Владимир Дмитриевич доволен будет. Потому что он ждет в 2018 году уже 5,5 миллиона тонн цемента. А в этом году 4,2 надо дать, как договаривались. Иначе что? Я приеду сюда опять, выпью их «Белые росы» и поеду домой?» — «Это только после 4,2 миллиона тонн, — возразил Владимир Волков. — Тогда и будут «Белые росы». Сто граммов!» — «А-а! Ну с вашей работой я тогда и не дождусь этих ста граммов!» — смеясь в голос подначивал работников завода Гальчев, а уже через мгновение его захватила другая мысль: «Мы сейчас кардинально меняем ситуацию по ремонту и эксплуатации, для того чтобы максимально увеличить надежность работы оборудования. В противном случае вот так каждый раз будем мучиться. Мы что, дикари, что ли? Как увидим какое-нибудь новое оборудование, так с ума сходим. Вот эти товарищи, которые здесь сидят… Вот смотри, он управляет всем процессом — грязный, несобранный, неаккуратный. А вы — будущее наше! Руководители предприятия! Вы являетесь космическим центром управления полетами!» — «Ну бахилы, видишь, надели. Они почище», — пытался вступиться за земляков Владимир Волков. Но Гальчев в это время уже давал прогноз на будущие встречи: «Одежда другая. Галстуки. Все как положено. Хотя галстук можно и не носить, но, по крайней мере, рубашка должна быть чистенькая, аккуратненькая. Как вы одеты, как пахнете, как зарабатываете, такой и будет результат». Тут олигарх оглядел публику, довольно расправил плечи и как-то по-сталински вскинул палец вверх: «Умные вещи сказал!»

Посещая сухую и полусухую линии производства, газотурбинную электростанцию и другие промышленные объекты завода, Филарет Гальчев убеждал всех в том, что надо экономить ресурсы. Особенно предстоит сократить траты на коммунальные нужды. К следующему своем визиту на завод олигарх поручил всем выучить технические регламенты, сроки ремонта и обслуживания оборудования. «Надо знать все про каждый болтик, — сурово увещевал владелец завода одного из специалистов. — Когда его подкрутить, сколько раз и т. д. Если не будешь этого делать, в следующий раз я посажу тебя в самолет с раскрученными болтиками и запущу в небо!» Работник завода обреченно кивал. Но тут на помощь опять пришли миротворческие силы в лице Главы Мордовии. «Все верно! — согласился он. — Но вот последнего не надо!»

На встрече с топ-менеджментом и коллективом «Мордовцемента», которую сделали закрытой для СМИ, по информации «С», обсуждали все те же вожделенные 4,2 миллиона тонн цемента и опять говорили о том, почему здесь все так часто ломается. Но, кроме того, Филарет Гальчев обратился к заводчанам с пламенной и исполненной артистизма речью, требуя от них перестать выпивать и вставать уже наконец-то всем коллективом на лыжи…

Закончился визит олигарха из первой сотни российского «Форбс» подписанием долгосрочного контракта между «Мордовцементом» и «Дженерал Электрик». Суть соглашения в том, что в течение 20 лет американская корпорация будет вести сервисное обслуживание двух газотурбинных установок чамзинского завода. Эти услуги обойдутся собственникам предприятия в 27 миллионов долларов.

Филарет Гальчев (справа) обещал Владимиру Волкову (слева) нарастить объемы производства, позаботиться о работниках и увеличить налоговые поступления в республиканский бюджет. Встреча прошла в дружеской обстановке. Насколько слова разойдутся с делами — покажет время и напишет «Столица С»…

Фото: Юлия Честнова

«Задача — получить 4,2 миллиона тонн цемента, — в очередной раз напомнил Владимир Волков. — Сейчас все ремонтные работы проведены, персонал подготовлен. Надеемся, что эта цифра будет достигнута. Важно и то, что руководство завода подписало с профсоюзом коллективный договор, в котором определены социальные гарантии для работников, хорошая зарплата, бесплатное питание и т. д. Сейчас достигли договоренности с заводом, чтобы организовать автобусное сообщение между Чамзинкой и Комсомольским. Остается только работать. У меня есть уверенность, что все запланированное будет сделано». Филарет Гальчев поспешил заверить, что показатели будут выполнены обязательно, но тут же добавил, что… денег нет. Поэтому заводу пора начинать зарабатывать. «Коллектив свой я люблю, — опять не стал сдерживать полета мысли миллиардер. — Почему? Потому что меркантильный, наверное, слишком. Иначе они не будут хорошо работать. Поэтому я должен их любить, помогать, поддерживать. А тех, кто плохо сделал свою работу, — на улицу. Буду просить, настаивать, требовать, чтобы все наши договоренности были выполнены качественно, эффективно, со своевременным поступлением налогов. Кстати, заработная плата составляет сейчас 41 тысячу рублей». Филарет Гальчев назвал «Мордовцемент» уникальным предприятием, на котором сосредоточены все существующие в мире технологии производства цемента: сухая, полусухая и мокрая. Поэтому в холдинге «Евроцемент групп» чамзинский завод занимает особе место. «Владимир Дмитриевич мне очень помогает, — добавил бизнесмен, кивнув на Главу Мордовии. — Не без интереса, конечно. Хочет, чтобы завод хорошо работал и платил больше налогов. А мне чего бы хотелось? Много производить и никому ничего не платить! Но не получается… Вы знаете, все как по Библии. Если мы будем делать благие дела, все вернется. Поэтому вы не смотрите на нас как на тех, кто пришли, урвали и убежали. Не надо думать, что мы только хапаем и на вертолетах, самолетах, яхтах с утра до вечера катаемся. Кстати, я забыл, когда последний раз был в ресторане. Интересно, надо вспомнить». При этом Филарет Гальчев как-то уж очень выразительно посмотрел на Владимира Волкова. Вероятно, намекал. Но тут же был увлечен очередной собственной мыслью: «Вот американцы как? Они капиталисты же. Утром ланч, потом второй ланч запьют виски — и никаких проблем у них, все прекрасно! Они себя не забывают. А мы что? Бегаем, работаем… Но «Мордовцемент» — это уникальное предприятие. Здесь будете процветать! Цемент у вас всегда будет!» Вдоволь выговорившись, Филарет Гальчев вместе с Владимиром Волковым и представителем «Дженерал Электрик» скрылись в небольшом кабинете, где на небольшом столике лежал виноград и стояли бокалы для шампанского. Не капиталистический виски, конечно, но лиха беда начало…

Годовые резервы

Экономика

Новости партнеров