Экономика

«Сейчас средний заработок вырос до 23,3 тысячи рублей»

Генеральный директор «Лисмы» Игорь Константинов — о достижениях и перспективах предприятия.

Каждая третья лампочка в России имеет мордовские корни, а точнее говоря, выпущена на «Лисме». В этом году завод, возродившийся из пепла, как птица Феникс, обещает выпустить больше 185 миллионов штук продукции, которая будет светить не только в России, но и в странах ближнего зарубежья, Европы, Латинской Америки и даже Африки. Как «Лисме» удалось преодолеть затяжной кризис? Кто ее главный конкурент на светотехническом рынке? Сколько платят работникам завода? На эти и другие вопросы ИРИНЫ РАЗИНОЙ ответил генеральный директор предприятия Игорь Константинов.

«С»: Полтора года назад вы пришли на «Лисму» в роли антикризисного менеджера. Легко ли далась эта роль?

— Первая и самая сложная задача, которую поставил предо мной Глава Мордовии Владимир Волков — ​срочно убрать производство с первой площадки на ул. Васенко, известной всем как «ртутный цех». Правда, на тот момент ртутного производства там уже не было: на площадке выпускалось около 40 процентов ламп накаливания от общего объема, размещались спиральное и стекольное производства. Предстояло в короткие сроки организовать переезд на основную производственную площадку «Лисмы» в районе улицы Лодыгина. Для этого пришлось выполнить много строительных работ. В итоге процесс завершился через три месяца. Самым сложным было убедить людей перейти работать на другую площадку. Не все согласились, ссылаясь на то, что раньше они добирались на работу пешком, а теперь придется проехать пару остановок на автобусе. Конечно, в основном, это люди пенсионного возраста. Вторая сложность заключалась в том, чтобы сбалансировать объемы производства и продаж. Это была одна из основных проблем предприятия. До этого руководство «Лисмы» решало больше социальную задачу по сохранению рабочих мест, количество которых не соответствовало сегодняшним рыночным условиям. Нам пришлось устранить этот дисбаланс, сократив часть неэффективных производств, а на других участках, наоборот, увеличить объемы выпуска продукции. И в этом случае многие светотехники не захотели перейти на другие участки. Одним из них нужно было переучиваться, другие выполняли принципиально иную работу, кто-то держался за «вредность»… Эти люди ушли. Пришлось нанимать новых сотрудников, с чем тоже возникли проблемы. Зарплата в то время на «Лисме» была низкая. Поэтому пришлось срочно искать деньги на то, чтобы повышать уровень оплаты труда.

«С»: Сколько тогда платили на «Лисме»?

— Когда я приступил к руководству в августе 2014-го, работники, в среднем, получали 12–13 тысяч рублей. Уже к концу прошлого года мы увеличили уровень оплаты труда на 40 процентов. Сейчас средний заработок вырос до 23,3 тысячи рублей. А у высококвалифицированных специалистов он значительно выше. Поначалу пришлось, конечно, пойти на ряд непопулярных мер. Численность коллектива «Лисмы» уменьшилась на тысячу человек — ​до 2,5 тысячи. Также мы сократили часть производств. Например, ламп ДРЛ — ​в три раза, люминесцентных ламп — ​вдвое и т. д. Это связано с тем, что у нас есть большие запасы и остатки продукции, выпущенной раньше. Сокращение производства и увеличение объемов продаж по этим наименованиям высвободило средства, которые мы направили на увеличение зарплат и финансирование инвестиционной программы.

«С»: Какие виды продукции сейчас выпускает «Лисма», и что приносит наибольшую прибыль?

— У нас производится порядка 300 наименований. Весьма доходными остаются специальные лампы, которые используются на железной дороге, в судостроительстве, для прожекторов и т. д. Они самые дорогие. А наибольшую прибыль приносят лампы накаливания. Их доля в производстве самая большая. Полтора года назад на «Лисме» было достаточно много нерентабельной продукции. Сейчас мы свели ее к минимуму. Из разряда убыточных в доходные перешло производство натриевых ламп, которые применяются в уличном освещении. Мы уже разработали и запустили в производство новые лампы для теплиц. Проходят испытания металлогалогенные лампы для архитектурной подсветки. Пока экономически неэффективно производство части наименований ламп ДРЛ, а также новых светодиодных филаментных. Но в отношении последней разработки никто и не ставит задачи получать прибыль. Это наше будущее. Экономический эффект мы ожидаем через 2–3 года. Запуская проект, мы произвели пробную партию всего в 100 лампочек. Сейчас делаем тоже немного: от 30 до 50 тысяч штук в месяц. Но продаем их по всей стране, ищем новые рынки. В целом у нас 21 разновидность светодиодных ламп — ​это самое массовое производство в России.

«С»: Сколько стоит светодиодная лампочка «Лисмы» в розницу, и в чем ее преимущество перед другими видами?

— Порядка 200 рублей. По энергосбережению она в 2–2,5 раза превосходит привычные многим компактные люминесцентные лампы — ​на сегодняшний день это самый энергоэффективный источник света из всех имеющихся в продаже, а по сроку службы — ​и вовсе в пять раз! К тому же светодиодная лампа абсолютно безопасна. После использования ее можно спокойно выбрасывать в мусорное ведро, не опасаясь нанести ущерб окружающей среде.

«С»: Почему при всех преимуществах вашей новой разработки она пока не популярна у потребителей?

— По моему мнению, светодиодная продукция в России приживается хуже, чем в других странах из-за того, что у нас очень дешевая электроэнергия для населения. В страны СНГ, где тарифы заметно выше, такой продукции мы продаем больше, чем в России. Экономический эффект от применения светодиодных ламп будет заметен у нас не ранее, чем через год. И если обычная лампочка в магазине стоит порядка 15 рублей, а светодиодная — ​200, то не каждый человек сделает выбор в пользу второй. Тем более, что по внешнему виду они похожи.

«С»: Кому сегодня светит продукция «Лисмы»?

— Основные наши дилеры в стране: компании «Русский свет» и «ЭТМ». А в целом у «Лисмы» порядка 5 тысяч клиентов практически во всех регионах. Каждая третья лампа, продаваемая в России, сделана на «Лисме». Более 15% продукции экспортируется в страны ближнего зарубежья: Казахстан, Армению, Азербайджан, Украину, Беларусь, Латвию и т. д. Кроме того, мы осуществляем поставки в Чехию, Болгарию, Словению. Заключены контракты с Вьетнамом, Индией и т. д. Интерес к нашей продукции проявляют в Малайзии, КНДР, Иране, в странах Латинской Америки и Африки.

«С»: Кто сегодня главный конкурент для «Лисмы»?

— Они различаются по каждому виду продукции. Например, в сфере производства ламп накаливания есть несколько крупных предприятий с большой историей не только в России, но и на постсоветском пространстве. В первую очередь это электроламповые заводы в городе Калашникове Тверской области, в киргизском городе Майлуу-Суу и белорусском Бресте. Существенную конкуренцию составляют и украинцы. Хотя по объемам производства ламп накаливания мы все эти предприятия сегодня превосходим. Что касается натриевых ламп, то вся конкуренция здесь зарубежная. Причем, в основном, это такие мировые бренды, как «Дженерал Электрик», «Осрам», «Филипс». Соревноваться с ними, конечно, сложно. Но недавно в Санкт-Петербурге мы их «подвинули», в рамках импортозамещения выиграв тендер на освещение северной столицы. Крупные заказы отправляем в Москву, Самару, Нижний Новгород, Воронеж, Крым для уличной иллюминации.

«С»: Теперь все производство «Лисмы» сконцентрировано на одной площадке?

— Да, мы закончили первый этап передислокации. Все площадки, которые были в центре Саранска, Ялге и Чамзинке, перенесли в основной комплекс. Но и здесь мы продолжаем стягивать производство в отдельные корпуса, чтобы значительно сократить занимаемые площади. Это продлится еще порядка двух лет. А освобождающиеся территории руководство республики планирует использовать под создание индустриального парка.

«С»: А вредное производство на «Лисме» еще осталось?

— Да, совсем от него отказаться нереально, лампы, выпускаемые по ртутьсодержащей технологии, востребованы на рынке. Тем не менее мы постоянно работаем над снижением вредного воздействия производства на окружающую среду и человека. Экологическая безопасность сейчас — ​важная оценка эффективности любого производства. В скором времени у нас будут внедряться новые технологические процессы, которые значительно сократят количество рабочих мест с вредными условиями труда. Хотя, как ни парадоксально, не всем нашим сотрудникам это нравится, поскольку за «вредность» положены дополнительные дни к отпуску, более ранний выход на пенсию и т. д.

«С»: Сейчас у вас есть вакансии?

— Время от времени, в зависимости от производственной необходимости, объявляем набор новых бригад. Сегодня мы не испытываем кадровых проблем. Желающих трудиться на «Лисме» хватает, потому что у нас сейчас неплохая зарплата, которая выдается стабильно, без задержек. К тому же здесь достаточно большой социальный пакет. Работников, проживающих в Чамзинском и Рузаевском районах, возим на «Лисму» бесплатно. Частично дотируем питание всем светотехникам, а обладателям вредных профессий возмещаем эти расходы полностью. Сегодня дети всех заводчан могут бесплатно отдохнуть в летних оздоровительных лагерях. В этом году мы даже предлагали коллективу отправить смену в Анапу. Но наши работники, к моему удивлению, решили, что это слишком далеко и предпочли морю отдых в местных лагерях. Ежегодно у нас проводится акция «В первый раз — ​в первый класс», все первоклашки получают в подарок от предприятия ранец со всеми необходимыми школьными принадлежностями. Еще одно нововведение, принятое коллективом «на ура» — ​детей наших работников, которые демонстрируют успехи в учебе, в спорте или в творчестве, в этом году мы поощрили поездкой на новогоднюю елку в Кремль. Почти неделю они вместе с родителями посещали культурные и исторические достопримечательности Москвы, ездили в цирк, театр и т. д. Думаю, эта акция станет постоянной. С этого года мы заключили договор с санаторием «Саранский», в котором курс оздоровительных процедур могут проходить заводчане. Кроме того, предприятие оплачивает обучение молодых сотрудников, желающих повысить свой профессиональный уровень. Они ездят на стажировки, курсы, тренинги в Москву, Санкт-Петербург и т. д., знакомятся с опытом аналогичных производств за границей.

«С»: А будут ли как-то обновляться технологические линии по производству ламп?

— Такого не планируем. Потому что оборудование на «Лисме» до сих пор остается современным. Если появится необходимость в переменах, то это будет модернизация существующих технологий и механизмов. На заводе до сих пор существуют самые скоростные линии, которых нет ни у кого. Хотя работают они уже порядка 15 лет. Единственным новым приобретением будет современная стекловаренная печь «Риббон» — ​самая энергоэффективная на территории Восточной Европы. Кстати, недавно я побывал в Венгрии на производстве «Дженерал Электрик». Они работают на таких же линиях, что и мы.

«С»: Также недавно вы побывали с визитом в Бурунди. Неожиданный выбор страны для делового сотрудничества…

— Мы отправились туда по приглашению их правительства. Договорились об организации в Бурунди совместного производства для последующей продажи ламп в странах Восточной Африки. Очень плодотворно пообщались, изучили местный рынок, ассортимент продукции и ценовые диапазоны. В итоге поняли, что это очень интересный вариант сотрудничества. Обговорили с принимающей стороной основные детали взаимодействия, подписали соответствующий меморандум. Создана рабочая группа с участием членов правительства Бурунди и специалистов «Лисмы», которые сейчас готовят дорожную карту дальнейшего взаимодействия.

«С»: Вы будете делиться только опытом и технологиями, или «Лисма» выступает как инвестор?

— Это будет совместное предприятие, наша доля в котором составит 51 процент. Если мы хотим, чтобы «Лисма» всегда существовала и процветала, мы должны стать глобальной компанией. Для нас российский рынок уже мал. Кстати, представители Бурунди вышли на наше предприятие благодаря послу России в этой стране Георгию Тодуа. Он прорекламировал наше предприятие и фактически организовал визит иностранцев в Саранск в начале года. А во время ответной поездки в Африку дипломат полностью опекал нашу делегацию. Поэтому вклад господина Тодуа в создание будущего предприятия «Лисмы» в Бурунди гигантский. Хочу сказать, что это очень красивая и небогатая страна, которая сейчас переживает демографический бум. Ощущение, что вы находитесь в детском саду. По площади она схожа с Мордовией, а живет там 11 миллионов человек!

«С»: Когда, по-вашему, исчезнет из обихода россиян традиционная «лампочка Ильича»?

— Никогда. Все равно останутся условия, при которых обычные лампы накаливания будут работать лучше, чем остальные. Например, во вредных, опасных средах или на объектах, связанных с высокой вибрацией. Потому что современный светодиод — ​это уже больше не лампа, а электронный прибор, который не любит вибраций и многих других воздействий. К тому же мы не знаем, как будет меняться природа. Есть такие природные явления, которые могут вывести из строя вообще всю электронику. А лампы накаливания будут работать. Кроме того, они тоже модернизируются. Есть варианты использовать вместо вольфрама другие материалы и т. д. Главное преимущество «лампочек Ильича» в том, что они просты и дешевы.

«С»: Что делается для продвижения продукции «Лисмы» в магазины и торговые сети Мордовии? До сих пор далеко не везде можно купить ваши лампочки.

— В Мордовии наша продукция реализуется как и везде в условиях существующей на местном рынке конкуренции дилерской сети. К тому же Саранск — ​небольшой город. И объем продаж ламп здесь не слишком велик. Хотя мы работаем над тем, чтобы наши лампы были более широко представлены в местной торговой сети. Особенный акцент сейчас делаем на продвижении светодиодных ламп — ​рассказываем в СМИ о преимуществах новой продукции. Ведь многие потребители не совсем понимают, почему они должны купить именно нашу лампу и по каким критериям делать выбор. Для нас это тоже новая продукция, поэтому очень важно установить обратную связь с потребителями. Жители Саранска и Мордовии в этом деле нам очень помогают: от них поступают как положительные отзывы, так и критика. Мы благодарны за все мнения, которые позволяют нам видеть недостатки и совершенствовать нашу продукцию. Хотя, признаться честно, порой наши земляки к нам гораздо более критичны, чем жители других регионов.

«С»: Нет пророка в своем Отечестве?

— Конечно. Об этом свидетельствуют большинство наших дилеров. У нас есть такой психологический момент. Если мы купили какой-то недорогой товар из КНР — ​любой, не обязательно лампы — ​и он у нас вышел из строя, то мы спокойно машем рукой, мол, а что мы хотели — ​китайский же! Мы заранее к этому готовы. А поломку товара, который произведен в России, переживаем как трагедию. Хотя у нас есть статистика о том, что китайских светодиодных ламп из строя выходит до 30%, а наших — ​всего 4–8%. Но для людей каждый раз поломка именно нашей лампы — ​целое событие. Несмотря на то, что мы такую продукцию безоговорочно меняем на новую. Случается даже, что люди приносят к нам на проходную вышедшие из строя лампы и получают взамен исправные.

«С»: Дает ли какие-то преимущества статус государственного унитарного предприятия (ГУП) «Лисме»?

— Его единственный и очень большой плюс — ​взаимодействие с руководством республики. У нас выстроились хорошие и правильные отношения с Главой Мордовии Владимиром Волковым, Председателем Правительства Владимиром Сушковым, министром промышленности Александром Седовым и министром экономики Владимиром Мазовым. Работать лично с ними — ​большое преимущество, которое заключается в том, что перед нами четко выставляются задачи, выполнение которых строго контролируется, но в процесс никто не вмешивается. Хотя это связано не со статусом госпредприятия, а именно с позицией руководства региона, которое в отношении «Лисмы» выступает в роли топ-менеджмента. Кстати, когда имеешь дело с частными собственниками, то все происходит не так комфортно. Они, как правило, капризны, многие из них не умеют ставить цели, не видят долгосрочных перспектив, ограничиваясь получением сиюминутной прибыли. Конечно, в таких условиях работать крайне сложно. А с точки зрения бизнеса и государственного законодательства статус ГУП приносит только минусы и тормозит наше развитие. Например, это проявляется в тендерах на закупки. Существующий закон, с одной стороны, очень правильный, обеспечивающий открытость работы госпредприятий. Но мы сегодня сталкиваемся с тем, что некие подрядчики могут победить в конкурсе и не исполнить свои обязательства. И им за это ничего не грозит вообще! Случись подобное в том же Китае — ​они сидели бы уже по 15-му разу! А в России для таких организаций не существует никакой ответственности за срыв контракта. У нас сегодня серьезные проблемы со строительными организациями. Они побеждают в конкурсе и не исполняют свои обязательства вообще! Срывают нам сроки переезда людей в новые корпуса или запуска нового производства. Если бы «Лисма» была не госпредприятием, послал бы я их куда подальше и нашел других в любой момент. А здесь — условия разрыва договора, жалобы на нас, и все это каждый раз через Антимонопольную службу. ФАС реагирует на обращения контрагентов очень оперативно, начинаются проверки. Жаль, что в обратную сторону механизм работает не так эффективно: защитить заказчика от недобросовестных подрядчиков можно только через суд, и все это крайне долго. Еще одна проблема связана с избыточным имуществом, которое мы, имея статус коммерческого предприятия, могли бы сдавать в аренду и т. д. А для госпредприятия это опять же влечет столько бумажной волокиты, что пусть лучше оно стоит неиспользованное.

«С»: Значит, акционирование «Лисмы» все-таки будет?

— Однозначно, да. Завод находился в плане приватизации на следующий год. Но в связи с тем, что мы еще не готовы к этому, нужно провести большую работу, сроки немного сдвигаются. Но начнется процесс акционирования уже в этом году.

«С»: А какими лампами вы освещаете свое рабочее и личное пространство?

— В моем кабинете стоят наши светодиодные лампы, которые пока еще не поступили в продажу. Дома есть разные. Многие из них куплены уже давно и до сих пор служат. Бессмысленно менять исправную лампочку, даже если ты директор лампового завода! (Смеется — ​«С».)

340x240_mvno_stolica-s-noresize