Экономика

Роботы-дояры и грамотный подход вывели мордовский «Луч» на передовые аграрные позиции в России

vzxumlLkzWE «Луч» — это западные технологии плюс российская смекалка

 Еще одна молочная семейная ферма Мордовии стала носить звание лучшей в России. На международной сельскохозяйственной выставке «Агро-Русь», которая проходила в Санкт-Петербурге, достижения темниковского КФХ «Луч» оценили как самые высокие. Его главе, молодому и перспективному предпринимателю Кузьме Самолькину, золотую медаль вручил лично министр Александр Ткачев. Это небольшое фермерское хозяйство стало первым в Мордовии, которое рискнуло отказаться от людских рабочих рук в пользу роботов. Четыре железных дояра в КФХ установили два года назад. Как они приживались в коллективе, налаживали контакт с буренками и сказались на рентабельности молочного производства, узнала ОЛЬГА СТАРОСТИНА.

Современный «Луч» вырос на руинах старого одноименного сельхозпредприятия. Оно было создано еще в 1991 году и, пережив лихие времена, обанкротилось в начале 2000-х, вопреки «всесторонней поддержке» возродившегося к новой жизни государства. И совсем бы замерла жизнь в Старом Ковыляе, если бы не предприимчивый и уже крепко стоящий на земле Кузьма Самолькин — директор ООО «Аксел», расположившегося в соседнем селе. Выкупив ферму в 2011 году, он активно взялся за реконструкцию коровника и доильных залов. Благо на то имелся стартовый капитал в размере 15 миллионов рублей. Через год КФХ «Луч» стало обладателем гранта. На развитие бизнеса темниковскому хозяйству государство выделило более 21 миллиона рублей. Все они ушли на покупку четырех установок добровольного доения DeLaval.
«Чтобы научиться работать с новой техникой, мы специально ездили в командировку на липецкую роботизированную ферму, — рассказывает управляющий КФХ Сергей Лебин. — Нас там в общем-то хорошо приняли, но объяснять ничего не стали, сославшись на занятость. Сказали: «Вот роботы, смотрите, а у нас дела…» В итоге поездка мало что дала. Надеялись, что представители компании DeLaval после установки и запуска оборудования все подробно расскажут и покажут, но и здесь ожидало разочарование. Они включили роботов, коров загнали, быстро показали, где что находится, и… укатили. Признаюсь, тогда почувствовал себя брошенным ребенком. Думал, все — конец, не справимся. Но русский Иван всегда отличался сообразительностью. Методом проб и ошибок довольно быстро добились того, чтобы ферма работала как часы. Начинали с 20 коров, а теперь их у нас больше 200».


Жизнь буренок «Луча» сытна и беззаботна. На дойку они ходят сами — раз в четыре часа. Знают, что дояр приготовил очередную порцию лакомства — два килограмма концентрированного корма и минеральных добавок. Пока корова с особым смаком и не спеша его поглощает, железная рука бережно и тщательно моет ей вымя, доит, обработает дезинфицирующим составом и затем отправляет на свежий воздух, радушно распахнув дверь. А на пороге ждет уже другая буренка. Своей очереди она ждала нетерпеливо, переступая с ноги на ногу. Наконец-то зашла. Умный дояр со специального чипа на ошейнике считал ее номер. Непорядок — без очереди пролезла, а значит, придется ей еще погулять. «Нахалку» робот выгоняет сильными потоками воздуха, бьющими ей в спину.
«Корове совсем не больно, — успокаивает Лебин. — Она даже стресса не испытывает. Есть в нашем стаде и те, которые, наоборот, на дойку в положенное время не приходят. Ждем их до тех пор, пока все не пройдут. Если «лентяйки» так и не появляются, к роботу их гонят телятницы. Нет, не палками! Я за такое работников наказываю».
Молочные реки в КФХ «Луч» текут круглые сутки. У четырех дояров-роботов не бывает перекуров, обедов и выходных. Лишь два раза в сутки они прерывают работу, чтобы принять «душ» из кипятка, промыть все свои механизмы. Благодаря тому что человеческий фактор исключен, молоко в хозяйстве получают более высокого качества. Ведь нет уверенности, что доярка всегда подмоет и обработает вымя, сдоит первые струйки, а робот обязательно проведет все необходимые операции. Кроме того, по первым каплям система определяет качество молока. Если оно соответствует заданным показателям, то направляется по молокопроводу в охладитель. Некондиционное поступает в отдельную емкость. Если у буренки обнаружено заболевание — например, мастит, — программа подаст сигнал.
«Система определяет, сколько у коровы молока, и сдаивает его не до конца, чтобы не травмировать соски, — продолжает управляющий КФХ. — Робот очень ласковый. Но многое зависит и от операторов. Раз в неделю форма вымени у коровы меняется, а значит, и ее продуктивность. На это нужно системе указать. Переключившись на ручное управление, оператор контролирует процесс дойки с помощью джойстика. В следующий раз робот все с точностью повторит. Есть кнопка экстренного прерывания работы. Она нужна, если молодая телка, впервые подошедшая к установке, испугалась. Физиологически правильное доение увеличивает количество молока и продуктивное долголетие скота. Это важно не только с экономической точки зрения. Каждая корова в стаде для меня как ребенок. Всем дал клички. Это моя любимая Малышка. Самая спокойная и высокоудойная. А это Седаня. Она независима, как Америка, — никому не подчиняется».


В России эра молочных роботов началась в 2007 году, когда колхоз «Племзавод Родина» (Вологодская область) первым в стране приобрел три установки добровольного доения. С тех пор популярность их растет, особенно на фермах в 100—300 голов. В классических хозяйствах, где владелец является и инвестором, и работником, использование роботов гораздо удобнее, чем доильных залов. Они позволяют снизить трудозатраты и сэкономить на зарплате работников, которых, кстати, в селе не так просто отыскать. И все бы ничего, да уж слишком цены на установки кусаются. Поэтому для Мордовии они пока экзотика. Посмотреть на нее предлагают школьникам. «Привозим на экскурсию в «Луч» старшеклассников, чтобы завлечь в сельское хозяйство, — признается заместитель главы Темниковского района Валентина Югалдина. — Интерес у них есть, но желания работать на ферме нет. Да и как оно появится, если средняя зарплата на селе сегодня составляет 15—16 тысяч рублей. А больше платить фермеры не в состоянии. Они вкладывают средства в обновление производства, оснащение современной техникой, а цена реализации молока не растет. Сегодня она составляет всего 16,5 рубля. Бутылка лимонада дороже… Определенная рентабельность КФХ, конечно, есть, но больших денег в сельском хозяйстве не заработаешь…» «А мне моя работа нравится, — признается Сергей Лебин. — Еще в детстве мечтал освоить профессию ветеринара. Хоть и не смог им стать, нашел себя в качестве управляющего. Смотрю сегодня на телят, как они бегают и резвятся, и душа радуется. Думаю, все у хозяйства сложится хорошо. Наш руководитель Кузьма Григорьевич очень грамотно ведет дело».

340x240_mvno_stolica-s-noresize