Экономика

Министр сельского хозяйства России Александр Ткачев: «У Мордовии есть потенциал! К бабке не ходи!»

Мордовию посетил министр сельского хозяйства России Александр Ткачев. 14 октября он побывал в Торбеевском, Инсарском и Рузаевском районах. В первом его накормили колбасой и сосисками, во втором — импортозамещающим сыром, а в третьем — частушками. Федеральный чиновник, перемещаясь от одного населенного пункта к другому на вертолете, обозрел все успехи и промахи мордовских аграриев с высоты птичьего полета, открыл завод по производству колбасных изделий, познакомился с сельской социальной инфраструктурой и сообщил сельхозпроизводителям, что «настало наше время». К вечеру он, пожелав всем крутить педали, все-таки улетел, но обещал вернуться. Подробности визита — в репортаже ИРИНЫ РАЗИНОЙ.

 

Первым пунктом поездки Александра Ткачева стало Торбеево. Здесь его ждали, чтобы торжественно запустить в работу очередное детище президента «Талины» Виктора Бирюкова — «Торбеевское подразделение мясоперерабатывающего комплекса «Атяшевский». Сообщается, что это производство позволит выпускать 140 тысяч тонн колбасной продукции в год и создать 200 рабочих мест. Ткачев планировал прилететь на новое предприятие на вертолете из Саранска в сопровождении Главы Мордовии Владимира Волкова. Тем временем его в торбеевских владениях Виктора Бирюкова уже ждала внушительная делегация мордовских генералов аграрной промышленности. Они коротали время у фуршетного стола, щедро заставленного всеми видами колбас и сосисок, которые производит «Талина». Постепенно одни, насытившись, уходили, на смену им приходили другие, а потом возвращались первые. Броуновское движение директоров вокруг колбасного изобилия продолжалось около трех часов. Министр задерживался.

«Он вылетел из Саранска! Оперативная информация», — деловито сообщил гендиректор сыркомбината «Ичалковский» Николай Киреев, дожевывая очередной бутерброд. Но похожих сообщений за время ожидания было уже так много, что никто даже не отреагировал. К этому моменту журналистов уже переобули… в белые тапочки, переодели в такие же комбинезоны, выдали маски и перчатки. Такие правила безопасности. Ни один волос с журналистской головы не должен осесть на стенах новых колбасных цехов. «Это какой-то ИГИЛ!» — подпрыгнул радостно представитель нового предприятия, увидев пишущую братию всю в белом. Причем ему так понравилось это непонятное сравнение, что он проходил мимо снова и снова и каждый раз обзывался и хохотал. В конце концов захотелось уже взять его в плен и кормить колбасой местного производства до тех пор, пока он не попросит о пощаде… Наконец министр прибыл на предприятие в сопровождении Главы Мордовии, и течение времени заметно ускорилось. Им тут же выдали белые тапочки, халаты, бейсболки с надписью «Атяшево» и извилистыми коридорами повели в новые цеха. Без больших лирических отступлений гости перерезали красную ленточку и отправились в недра предприятия на экскурсию. Здесь кипела производственная жизнь, в которой человек принимал минимальное участие. Вкалывали роботы. Заканчивалось это тем, что готовая колбаса складывалась в коробки. «Лет пять назад вы и подумать не могли, что здесь такое возможно, да?» — обращался впечатленный Александр Ткачев к работницам предприятия. Те, конечно, кивали.

 

Мордовия

Осмотрев завод, Александр Ткачев скрылся вместе с Владимиром Волковым и Виктором Бирюковым в кабинете с надписью «Приемная». И следом туда поплыли вереницы тарелок с колбасами и еще дымящимися сосисками. А директора тем временем продолжали терпеливо ждать своего часа. И все-таки он настал. «Я бывал и раньше в Мордовии, — признался Александр Ткачев, открывая совещание с местными агропромышленниками. — Первый раз — лет десять назад, еще будучи губернатором Краснодарского края, второй — в 2012 году, вместе с российским Президентом. Сегодня я более детально познакомился с республикой, с ее инфраструктурными проектами. Увиденное в Мордовии меня поразило. Хочется, чтобы ваш опыт распространялся на другие регионы… ЗЕРНО — это наше главное достояние. Его, как ни странно, выращивать выгодно везде, в том числе в Сибири и на Дальнем Востоке. В Мордовии средняя урожайность 24 центнера с гектара. Считаю, что этого недостаточно и потенциал вашей республики гораздо больше. Вместо 1 миллиона тонн зерна в год можно убирать по 1,5 миллиона. Если каждый из производителей хотя бы на 1 центнер поднимет урожайность на своих полях, этот результат будет достигнут. Нужно вносить больше удобрений. Да, у вас есть отдельные хозяйства с хорошей урожайностью в 40 центнеров и выше. По кукурузе в Мордовии отличные результаты. С удивлением узнал, что у вас и соя выращивается. Это великолепно! Значит, ваша климатическая зона не ниже средней по России. Да, это не Кубань или Ростов, но и не Иркутск. В ваших условиях крайне важно заниматься плодородием почв, внесением органики и т. д. Используя науку, новые технологии, современную сельхозтехнику, вам нужно двигаться вперед. У вас есть потенциал — к бабке не ходи!»

 

Производство

Не обошлось совещание и без комплиментов в адрес принимающей стороны. «Мы сегодня находимся на территории уникального, не побоюсь этого слова, предприятия, — заявил Александр Ткачев. — Несколько лет назад здесь наверняка ничего не было. Разве что какой-нибудь старый советский цех. И то, что создано сейчас, — это космос, XXI—XXII век! Бирюков — доморощенный парень, ничем от нас не отличается, такой же, как мы все. Но задался целью и создал такую мощную индустрию. Видите, даже назвал все это «Атяшево» — именем своей родины. Такие инициативы надо поощрять. Это же не только развитие экономики территории, но и местный локальный патриотизм, который мы должны поддерживать. Не все в Москве формируется. А вот на столе стоит вода «Инзера». Что это за название? Тоже местное? Отлично! Ну почему мы должны пить воду под всевозможными брендами, которые навязаны нам из Франции, Швейцарии и т. д.? Всякие Vittel, Evian? У нас что, своей воды нет? Да полно! Хоть залейся! Получается, что нас надували? Понятно, почему это происходило, — неблагоприятная курсовая разница, долгие годы удерживался крепкий рубль. Из-за этого все, что производилось в России, было нерентабельно. В итоге мы пустили к себе на магазинные полки кучи импорта. А сегодня наступило наше время, которого мы с вами так долго ждали. Девальвация рубля, условия санкций. Впервые российский народ захотел попробовать нашу продукцию. Ему стало наконец-то интересно: а что же там Мордовия производит? Увеличился спрос — стало расти производство. А когда нам говорят, что на полках все подорожало, хочется ответить: «Слушайте, и слава Богу!» Мы, селяне, радуемся этому. Потому что установилась справедливая, адекватная цена. Мы стали зарабатывать. Рентабельность производства выросла на 10—40 процентов. Сегодня экспорт продукции АПК достиг 20 миллиардов долларов. Мы уже фактически обогнали по этому показателю наш военно-промышленный комплекс. Продавая зерно, рыбу, мясную продукцию на экспорт, мы зарабатываем валюту, а значит, обогащаем нашу страну и, естественно, себя. Значит, сегодня мы должны занять эту нишу и находиться в ней долгие годы. Потому что в прежние времена мы ее просто отдали за шапку сухарей…»

 

Импортозамещение

«Чего страна ждет от нас сегодня? — спрашивал Ткачев притихших чиновников и аграриев и сам же отвечал. — Конечно, новых свершений, как бы помпезно это ни звучало. У нас есть все возможности в течение семи лет организовать импортозамещение по основным видам продукции, а проще говоря, накормить собственный народ. В ближайшие 2—3 года мы почти на 90 процентов обеспечим потребности страны в СВИНИНЕ и ПТИЦЕ. А если произведем больше, то нужно искать экспортные рынки. Рано или поздно нас туда пустят. С каждым годом наша продукция будет все больше востребована в мире. Я вас уверяю, о русской колбасе еще заговорят!.. Пока дефицитным продуктом в России остаются ОВОЩИ. Чтобы полностью обеспечить ими страну, нам в ближайшие 5—7 лет нужно построить 1,5 тысячи гектаров тепличных комплексов. Задача не решится без помощи государства в виде субсидий и прямых инвестиций из федерального бюджета. Думаю, мы должны компенсировать аграриям до 20 процентов затрат на создание тепличных хозяйств, как это делали когда-то все наши сегодняшние конкуренты в борьбе за рынок. Такой подход делает этот бизнес более привлекательным. Для обеспечения страны ФРУКТАМИ нужно заложить около 65 тысяч гектаров садов. В результате за несколько лет дефицит будет восполнен. Ведь что такое польское яблоко? 20 лет назад его не было. Поляки задались целью и создали огромную инфраструктуру по выращиванию и переработке этого фрукта, заложили сады, которые дают урожай по 500 центнеров с гектара. А потом они всю Россию, страны СНГ и Европу завалили этими яблоками. Фактически подсадили нас на это! И нам уже кажется, что польское яблоко всегда присутствовало на нашем рынке, так же как турецкий помидор или голландские цветы. А теперь все эти страны страдают от последствий санкций. Они уже привыкли осваивать наш рынок, за наш счет нарастили огромные объемы бизнеса, считая, что мы вообще ничего производить не можем. Надо признать, Россия — тяжелая страна, но не безнадежная. Да, у нас короткое лето и долгая зима, дефицит влаги. Но и здесь всего можно добиться, если правильно приложить усилия государства и бизнеса. Еще одна проблемная позиция — ГОВЯДИНА. Отрасли по производству этого мяса у нас в стране практически нет. Причина в слишком долгой окупаемости такого бизнеса — порядка 15 лет. Поэтому пока у нас все очень грустно в этом направлении. Задача государства — создать преференции, сократив сроки выхода таких проектов на полную мощность. Недавно я встречался с министром сельского хозяйства Бразилии. Колоритная такая тетя. Так у нее глаза от счастья по пять копеек! Мы закрыли доступ на наш рынок для Евросоюза, а на их место пришли Бразилия, Аргентина и т. д. Сейчас Бразилия поставляет нам говядину на 3,5 миллиарда долларов! Но мы же не за это ратуем, а за то, чтобы произвести все у себя. Понятно, что индустрия мяса КРС там существует давно и условия для нее в этих странах благоприятнее, чем в России. Но это не значит, что мы должны смириться с этим и ничего не делать… Пожалуй, самая сложная для России позиция — МОЛОКО. Из 30 миллионов тонн молока 15 миллионов мы производим в крупных комплексах, остальное — в личных подсобных хозяйствах. Но последнее значение неизменно сокращается. Молодежь не хочет заниматься содержанием подворья, и она имеет на это право. Все-таки это трудоемкое занятие, а жизнь у человека одна. Сегодня дефицит молока в стране — 8 миллионов тонн. Его мы восполняем за счет импорта из Белоруссии, стран Нового Света и т. д. А значит, опять деньги вывозятся из страны. Тем временем молоко — это наша продовольственная безопасность. Поэтому сегодня мы рассматриваем возможность возмещения до 35 процентов капитальных затрат на создание молочных комплексов, чтобы в год в масштабах страны мы строили примерно 200 таких объектов».

 

Деньги

На совещании Александр Ткачев рассказал, что финансирование российского агропромышленного комплекса из бюджета страны в 2016 году сохранится на уровне текущего года и составит 237 миллиардов рублей. «Это беспрецедентный случай, с учетом того, что многие параметры госказны сокращаются в условиях кризиса, — отметил министр. — Наступило наше время! Формируется хорошая цена на сельхозпродукцию, государство дает субсидии на развитие, на рынке сложилась благожелательная конъюнктура и т. д. Мы должны в полной мере использовать эту ситуацию. Мы будем большими дураками, если не займем эту нишу, не встанем на ней прочно двумя ногами и больше не отдадим ни пяди земли русской!» В ответ мордовские аграрии пожаловались на крайне высокую закредитованность местных хозяйств. «Вызвано это тем, что несколько лет мы активно строили крупные комплексы, — выразил общую мысль Глава республики. — С 2006 года осуществили 143 проекта в аграрной сфере. Но теперь за новые задачи мы браться не можем из-за того, что все имущество, вся госсобственность, кроме основного здания Белого дома, заложено в виде гарантий под старые проекты. Без вашей помощи мы не сможем двигаться вперед. Нужно найти новый способ гарантий для реализации наших будущих крупных идей в аграрной сфере». В качестве одного из вариантов решения проблемы Александру Ткачеву предложили идею по созданию некого банка развития для сельского хозяйства, не зависящего от Внешэкономбанка и Центробанка. «Для этого нужны огромные деньги, а где их взять? — развел руками министр. — Время сейчас достаточно жесткое. Из-за мирового кризиса и санкций мы лишились длинных денег. Но нынешняя экономическая ситуация — это в том числе и плата за Крым. А как вы хотите? Мы же все кричали: «Крым! Ура!» Вот теперь должны все вместе терпеть. Да, не все гладко, но я считаю, что нынешнее время войдет в историю российского АПК. Поскольку таких возможностей и шансов, которые появились у нас сегодня, не было никогда. Федеральный бюджет сдулся из-за кризиса на 2,5 триллиона рублей! Да, мы заработали на девальвации, но за счет падения цен на нефть потеряли значительно больше. Сейчас в стране растет только агропромышленный комплекс. А все остальное — и тяжелая промышленность, и средняя, и легкая — стоит. Происходят структурные изменения в экономике. Возможно, в результате мы начнем сами заниматься малым бизнесом активно, обеспечивать себя продуктами, шить пиджаки, делать столы и т. д. Но на это нужно время. Чудес не бывает…»

 

Навоз

Гендиректор агрофирмы «Октябрьская» Иван Андин пожаловался министру Ткачеву на то, что окружающие не понимают его методов борьбы за урожайность и экологию. «В 1913 году Россия была самым крупным импортером зерна в мире, — напомнил аграрий. — Но тогда не было ни пестицидов, ни гербицидов, применяли органику, а по-деревенски говоря, навоз. Сейчас его отнесли к третьему классу опасности веществ, почти сравняв с нерв­но­-паралитическим газом или фосгеном. Это надо же! Нельзя ли перевести его в четвертый класс? Я 30 лет работаю в агрофирме. Ни разу не имел штрафов по налогам, а как чуть-чуть от наших хозяйств запашок пойдет — на нас одни наезды! Люди как на врагов народа смотрят!» В ответ Александр Ткачев одобрительно закивал: «На Западе сегодня государство даже доплачивает фермерам, которые используют органические удобрения. Однажды я приехал в Бельгию и остановился в каком-то небольшом городке. Так я вышел из машины и офигел! Стойкий запах навоза! Просто бьет в нос! И ничего, никто не жалуется. Казалось бы, холеная Европа. А для них этот запах — праздник. Они понимают, что таким экологическим путем поднимается урожайность…»

Завершая совещание, Александр Ткачев отметил, что сегодня Мордовия поднялась на уровень значительно выше среднего. «А значит, вы на правильном пути, — добавил министр. — Поэтому крутите педали, и вы обгоните многих…» Сам он между тем на вертолете отправился в Инсар, на импортозамещающий сыроваренный завод «Сармич». Здесь ему рассказали, что производственные мощности предприятия позволяют выпускать 9 тысяч тонн сыра и 1,5 тысячи тонн масла в год и что продукция производится исключительно из натурального молока, без использования пальмового масла. Оценив мордовские сыры на вкус, министр сельского хозяйства переместился в рузаевский поселок Плодопитомнический, где ведется комплексная застройка микрорайона на 27 жилых домов, школы, дома культуры, водопроводных сетей и внутрипоселковых дорог. Здесь для него устроили видеоконференцию с местными фермерами и концерт местных школьников. Наслушавшись под вечер частушек, Александр Ткачев покинул Мордовию, но обещал вернуться, чтобы проверить, насколько эффективно местные аграрии крутят педали…

340x240_mvno_stolica-s-noresize