Культура

Художник из Саранска сотворил очередной шедевр

Ответ внезапной осени. Холодным ночам, безработным радостям, чистящим средствам, шампуням для перхоти…

Художник из Саранска Сергей Суворов живет вне времени и пространства. Анархист в душе, творец на Земле. Он любит свободную, честную и чистую Русь. Утро начитает с горячей чашки чая, которую кто-то оставляет возле кровати. И завывания «Ред Хот Чилли Пеперс». Коты задают ритм, рисуя хвостами причудливые узоры Вселенной. Сергей ненавидит ложь и предательство, тяготится общением с бездарностями. Иногда ощущает себя солдатом любви, идущим на штурм Останкинской башни. Башня стонет, кривляется и рушится на головы прохожих тупой пропагандой. Суворов морщится, бросает в Москву-реку холодный металл аппаратной студии «Первого канала» и устремляется в саранскую бездну. Здесь его греют родные люди и возможность говорить. Иногда он ныряет с безумным редакторишкой в «Макдональдс», а затем поднимается в мастерскую Великого Художника, наполняя ее новыми красками дня. Он давно вышел за пределы городка, бегущего по волнам истории с 1641 года. Искренне переживает за судьбу Ионна-Богословского храма и будущего ипподрома. В его судьбе большую роль играют самолеты. Воздушный флот летит из детства в юность и зрелость, бросая розовые тени на поля ромашек и иван-чая.

На днях Сергей Суворов выставил на суд публики два шедевра. Сделал это в духе цифровой романтики на странице в социальной сети «Вконтакте». Полотна не лишены политического подтекста, лиричности и наблюдательного отношения к событиям в Барселоне. Работы Суворова всегда отличались кажущейся простотой. Глубинность мысли доступна лишь тем, кто смотрел фильм «Аватар». Выводы делает каждый сам, но все равно они будут поверхностно разносторонни. Как поход участкового в Музей изящных искусств Пеля-Хованского сельского совета. Как танцы тех, кому нет и 20, с теми кому за 50. Ценителям остается ощущать сопричастность, хулителям — изучать историю восстания Спартака.

Новости партнеров