Культура

Спецпроект «Столицы С»: май-галерея Сергея Суворова

Первый дизайнер. Светлый мир Николая Арбузова

 

IMG_0216-1Николай Тимофеевич Арбузов воспитал целую плеяду профессиональных художников и дизайнеров. Они успешно трудятся не только в Мордовии, Москве, Санкт-Петербурге и за рубежом, выполняя крупные производственные, градостроительные и частные заказы…

Арбузов родился в небольшом городке Хвалынске Саратовской области — на родине знаменитого Кузьмы Петрова-Водкина. Оттуда началось его путешествие в мир живописи. Образование получил в престижном Пензенском художественном училище. Затем вместе с другом Михаилом Петровичем Ефстафьевым получил распределение в Саранск. Некоторое время был главным архитектором при Совете министров МАССР, а потом ушел в армию. Его товарищ устроился в Художественный фонд…

Свою будущую супругу Николай встретил еще в Пензе. Надежда Александровна вспоминает: «Была осень. Я ехала утром на работу. Стою на задней площадке троллейбуса, а молодой человек в джинсах и «вареной» рубашке сидит лицом ко мне и читает… художественный журнал! Удивительное дело! Я сразу обратила на него внимание. И вдруг нас начала обгонять лошадь, запряженная в телегу. Она везла большую канализационную трубу, которая задела обшивку троллейбуса. Раздался скрежет. Я закричала. Все стали активно обсуждать происшествие. Потом парень с журналом вышел вместе со мной. Мы направились в одну проходную. Как выяснилось позже, Николай подрядился делать панно к октябрьским праздникам в организации, где я работала… В общем, нас лошадь познакомила…»

После армии Николай Арбузов окончил Харьковский художественно-промышленный институт по специальности «художник декоративного искусства» и по приглашению Ефстафьева снова приехал в Мордовию. Было много заказов и работы в Художественном фонде. Следует заметить, что в то время Арбузов был единственным специалистом в республике, имеющим такое образование. Вместо дизайнеров использовали художников-прикладников. Также Николай Тимофеевич преподавал в училище им. Сычкова. Бывшие студенты вспоминают о нем с любовью и уважением. Многогранный был человек. Хорошо разбирался не только в живописи, но и в строительстве. Председатель Союза дизайнеров Мордовии Иван Щанкин с благодарностью вспоминает о своем учителе и коллеге: «Арбузов остается для нас примером для подражания. Когда мне предложили преподавать, я сказал, что не смогу, как Николай Тимофеевич, а хуже просто не пожелаю. Он очень переживал за студентов. Стремился, чтобы они нашли себя в профессии, передавал им весь накопленный опыт. Обучал работать с разными материалами — гипсом, металлом, витражной технике… Если у студента что-то не получалось, сам брал в руки кисть. Все показывал на личном примере…»

Арбузов не только контролировал рабочие моменты во время строительства различных объектов, но и объяснял, как правильнее сделать тот или иной элемент. И строители его понимали. Николай Тимофеевич не просто предоставлял чертежи, а специально вычерчивал лекала. Главная задача — чтоб все было в строгом соответствии с проектом. «Если вы хотите, чтобы объект соответствовал вашим задумкам, — говорил он ученикам, — сделайте все возможное — найдите нужный материал, контролируйте и т. д. Но никому не говорите потом, что я, мол, хотел вот так, а вышло по-другому. Это никому не интересно…»

Однажды студентам вместо Арбузова прислали другого преподавателя. И они возмутились. Устроили «забастовку». Требовали вернуть Николая Тимофеевича. Для молодежи тогда все обошлось. А вот начальство стало хуже относиться к Арбузову. Получилось, что своим авторитетом он перечеркнул административные распоряжения…

В советское время Николай Тимофеевич вместе с коллегами занимался оформлением фасадов зданий МВД, старого Главпочтамта, проектировал эмблему университета. На его счету много различных работ республиканского значения. Надежда Александровна вспоминает, как супруг создавал чеканку для почтового ведомства: «Очень трудоемкий процесс. Сначала Николай наносил очертания будущего рисунка на огромные листы алюминия, затем их клали на посыпанные песком столы. После этого окончательно выбивали изображение. А потом металл загибали в соответствии с чертежом…»

_MG_6092 _MG_6098 _MG_6117 CHE_4119- CHE_4125- CHE_4126- CHE_4128- IMG_0190 IMG_0191 IMG_0193 IMG_0195 IMG_0198 IMG_0199 IMG_0202 IMG_0204 IMG_0205 IMG_0206 IMG_0208 IMG_0209 IMG_0210 IMG_0212 IMG_0213 IMG_0215В середине 1990-х годов Арбузов вместе с другими художниками и дизайнерами работал над интерьерами будущего Музея боевой и трудовой славы. С Владимиром Рябовым создавал для него монументальную скульптуру Георгия Победоносца. В 2000-х Николай Тимофеевич совместно со Щанкиным реализовал проект ресторана «8 чудо света». Тогда для Саранска это было новое слово в дизайнерском искусстве. По словам директора ресторана Ирины Мордовиной, Арбузов сделал уникальные художественные росписи — изображения чудес света. Это настоящие произведения искусства, которые со временем нисколько не устаревают. Кстати, интерьер в данном случае начал выполнять просветительскую функцию…

В житейском плане Арбузов был очень скромным. Не обращал особого внимания на быт. Настоящий творческий человек. Голова была настолько забита проектами, что жена побаивалась ездить с ним на машине. «Коленька, осторожнее, красный! А теперь поверни направо!» — подсказывала Надежда Александровна…

Однажды Ирина Мордовина попросила его сделать эскиз торта для московского кулинарного конкурса. Арбузов долго ходил по комнате с озадаченным видом. «Трон нужен… — наконец выдал он и задумался. — Как же его изобразить?» На помощь пришла жена: «Посмотри на пепельницу!» Сказано — сделано. Нарисовал трон, взяв за основу очертания пепельницы. В итоге кулинары «8 чуда света» выпекли торт в соответствии с эскизом и заняли первое место. Мордовина спрашивала об оплате, а ему сложно было оценить свою работу в деньгах. «Столько хватит?» — показывала заказчица. «Вполне», — кивал Арбузов.

Финансовая сторона его волновала меньше всего. Помогал Щанкин, который взял на себя все бумажные и юридические вопросы. Надежда Александровна вспоминает, как Олег Павликов пригласил мужа заняться преподаванием на строительном факультете. «Я сначала не пускала, ведь у него и так большая загруженность, а потом согласилась, — рассказывает она. — И вот месяц проходит, второй, третий, полгода, а зарплату все не дают. Я не выдержала, звоню Павликову: «А почему мужу денег не выплачивают?» «Как так? Он разве не знает, что надо на кафедру за расчеткой сходить? Маленький, что ли?» «Да, маленький, — заступаюсь я, — конечно, не знает, он лекцию студентам прочитал, и все на этом…» Потом мне Коля говорит: «Пошли со мной в бухгалтерию». И вот отправляемся за зарплатой. Я в очереди стою, он рядом…»

Если раньше работать в университете было интересно, то потом ситуация изменилась. «Студент пошел не тот, не видно в нем отдачи», — огорчался Николай Тимофеевич… Но в его жизни было много света! Арбузов буквально заряжал окружающих позитивной энергией. Все, кто даже случайно встречался с Николаем Тимофеевичем, это отмечали. Он был не отсюда. Словно пришел из эпохи Возрождения…

Самым грандиозным проектом дизайнера стала работа над интерьерами Национального театра, для которого он создал изображение музы и придумал люстру в виде устремленного к солнцу Мирового дерева. Иван Петрович Щанкин рассказывает: «Чтобы разместить этот светильник, пришлось разбирать плиты перекрытия, потому что строители не учли дизайнерского замысла и предполагаемый «колодец» закрыли. Пришлось потратить много сил и нервов, чтобы объяснить, как все должно быть. В итоге получилась красивая и уникальная композиция, объединяющая все три уровня…»

Шикарно получилось! Потом в этом здании проходило международное совещание в рамках фестиваля финно-угорских народов. В нем участвовал Владимир Путин, иностранные лидеры… Работу строителей, художников и дизайнеров высоко оценили!

Надежда Александровна иногда бывает в Пензе и останавливается на том самом месте, где когда-то познакомилась с будущим мужем. На душе становится грустно и светло. Николай часто ей говорил: «Наденька, здесь нужно обязательно поставить памятник лошади — в знак нашей встречи…» У них была какая-то фантастическая связь — если кому-то из супругов становилось плохо, то другой на расстоянии это чувствовал. «Как же я буду жить без тебя?» — спросила она мужа незадолго до его смерти. «Очень просто», — ответил Арбузов…

Ученики и друзья, приезжая в Саранск из Питера, Москвы и других городов, обязательно посещают квартиру Николая Тимофеевича. А недавно на первом этаже ресторана «8 чуда света» было открыто арт-кафе «Арбузов». Его дизайн разрабатывал сын Арбузова — Тимофей. В дальнем углу за бархатными шторами висят две картины. Глядя на сдержанные и сложные в цветовом плане работы художника, кажется, что мир немного замедлил свой бешеный ход. И на душе становится светлее…

340x240_mvno_stolica-s-noresize