Культура

«Если человеку живется хорошо, у него не обоссанный подъезд, хорошие дороги, престижная работа и достойная зарплата, он не пойдет ни на какой митинг…»

Автор-исполнитель Василий Обломов — о невежестве населения, цинично-прагматичном подходе российской власти, «мутном» терроризме и вторичной отечественной музыке…

Недавно вышел новый студийный альбом «Долгая и несчастливая жизнь» известного автора-исполнителя Васи Обломова (Василий Гончаров). Поэт и музыкант, получивший первоначальную известность на просторах YouTube, продолжает активно заниматься творчеством. На Первом канале завершился показ сериала «Салам-Масква», к которому он написал музыку. Тем ценнее было сейчас встретиться с известным своими критическими высказываниями о российской власти и обществе музыкантом лично и задать ему вопросы, не дающие нам спать по ночам. В одном из московских кафе за чашечкой ароматного жасминного чая с именитым поэтом и композитором беседовал Николай Кандышев.

«С»: Ваш сценический псевдоним Обломов отсылает нас к одноименному произведению Ивана Гончарова. На ваш взгляд, литература XIX века перекликается с нашей сегодняшней действительностью? Тот же Обломов, в частности, имеет много общего с условным Иваном Ивановым?

Да, все так же. Просто немного поменялись декорации, язык, но проблемы прежние. Дурь, безответственность, безразличие… Вся палитра, окрашивающая жизнь русского человека, осталась.

«С»: Но почему, на ваш взгляд, ничего не меняется?

Это вопрос не ко мне, а к стране. Глупо спрашивать у авторов, почему вы пишете уже больше 100 лет об одних и тех же пороках и язвах общества, обличая непритягательную сторону нашего быта и вскрывая изнанку повседневности.

«С»: В вашем пронзительном клипе на песню «Жить всегда», записанную совместно с Глебом Самойловым, вы решили передать ужас того, что происходило в 1930-е и последующие советские годы с Даниилом Хармсом, Борисом Пастернаком, Николаем Гумилевым, Анной Ахматовой… Почему выбрали именно такую тему?

Выбор был не мой, а… советской власти. Появилась песня, которую потом мы решили экранизировать. Появилась идея сделать видеоряд из фотографий деятелей различных областей искусства, науки, политики… Фотографий было много, и не все из них удалось уместить в хронометраж песни.

«С»: Вы ассоциируете себя с этими авторами?

Нет. Было бы глупо ассоциировать себя с Мейерхольдом.

«С»: Возможны ли сейчас репрессии?

Легко. Придумали это не в «совке», а задолго до этого. Эта конструкция есть и работает исправно, к сожалению.

«С»: В нашей стране во все века устраивались гонения на выдающихся людей искусства и науки, а потом государство пыталось их использовать для улучшения своего имиджа…

Об этом и был клип. Многие наши проблемы из-за невежества большей части населения России и цинично-прагматичного подхода государства в решении многих задач. Люди, поверхностно знакомые с вопросом, могут посмотреть на фотографии Гумилева и Ахматовой, не догадываясь об их трагической жизни, а лишь восторженно умиляясь изображению милой пары. Проблема человека в незнании. Мы живем в то время, когда можно узнать практически все, но отказываемся это делать. Это напоминает больного человека, не желающего идти к врачу.

«С»: Коснемся одного из таких авторов — ​художника-акциониста Петра Павленского, который вместе с супругой уехал во Францию, так как мог получить срок из-за сфабрикованного, по его словам, уголовного дела о преследовании девушки. Вы не опасаетесь, что вам тоже могут «пришить» что-то подобное?

Что касается действий властей, то они могут обратить свой взор на каждого. Государственный каток способен проехать по любому человеку, будь ты художник или слесарь. Почему-то все живут с ощущением, что с ними этого никогда не случится. Касательно акционизма. Как искусство оно мне кажется сомнительным. Если мы говорим о демонстрации какого-то произведения, то перформанс предполагает желание зрителей познакомиться с этим на выставке или на концерте. В случае акционизма человека не спрашивают, хочется ли ему внезапно что-то смотреть или принимать участие в чьем-то художественном замысле. Идет неправильная конструкция взаимодействия со зрителем. Я говорю не конкретно о Павленском, а в целом об этом направлении. Что до уголовных дел в отношении этого парня, то я не могу выступать ни обвинителем, ни адвокатом, так как не знаю, в чем там дело. Но нужно еще понимать, что далеко не каждый человек, несогласный с властью, является законопослушным оплотом морали и нравственности. У нас в тюрьмах далеко не все узники являются узниками совести.

«С»: В фильме «Dyxless 2», для которого вы написали заглавную песню, герой Данилы Козловского в кульминационный момент передумывает уезжать и остается в России, чтобы бороться с проблемами изнутри. Это оптимальный выход, на ваш взгляд?

Здесь нет универсального ответа. Каждый имеет право на нормальную жизнь. Если вы хотите уехать в Норвегию или Японию, чтобы там спокойно обустроить свой быт без всякой борьбы и сидения в тюрьме, то это ваш выбор. Но если человек хочет изменить ситуацию в стране и противостоять проблемам, которые, по его мнению, мешают нормально существовать, то это тоже вариант.

«С»: Вам никогда не хотелось сочинять менее социальные произведения?

Проблема в том, что мы живем во времена, кода одна точка зрения верная, а другая ​неправильная. Поэтому, заранее не попадая под первую категорию, ты подлежишь отсеиванию в оппозиционную корзину. Человеку, имеющему свою точку зрения и особый взгляд на вещи, существовать в данном контексте сложновато. Я пишу о том, что мне интересно и никакие темы специально не придумываю. Я уже говорил, что главная задача художника — ​объяснить время и резонировать с ним, а не просто рассказывать про картошку в кастрюле. Вася Обломов — ​не стодолларовая бумажка, чтобы нравиться всем. У меня есть совершенно разные вещи, но многие почему-то выдергивают их из контекста. Ага, Обломов спел песню «С чего начинается Родина?», значит он ​враг режима! А песня эта не совсем про режим.

«С»: Вы не жалели, что из-за этого теряете площадки для выступлений и ротации на радиостанциях?

Все, что я делаю, — это сознательный выбор. В моем новом альбоме есть песня «Нести херню», которая подробно объясняет, какими способами медийному человеку можно добиться успеха в современной России. Если я выберу такой путь, мне будет неуютно существовать со своей совестью. Я ценю свою независимость и часто отказываю в поддержке непонятным людям, которые типа «против» или «за».

«С»: Но вы же выступали на митинге в поддержку Алексея Навального?

Да. Он баллотировался в мэры и попросил выступить на митинге в его поддержку. Я подумал: почему бы не помочь человеку, который, на мой взгляд, хочет попробовать свои силы на этом посту и горит желанием изменить ситуацию к лучшему? Я делал это совершенно бесплатно.

«С»: Вы видите Навального соперником Путина на предстоящих выборах Президента РФ?

Навальный делает то, что может в рамках сложившихся условий. Политическая ситуация в России непредсказуема. Предыдущие выборы были фикцией. Возможно, и нынешние будут такими же. Народ же не выступал против нарушений. В конце концов, есть репрессивные законы, которые были приняты властью в последние годы. Не для себя же она их принимала. В любом случае вопросов к президентским выборам много. Особенно у политтехнологов, которым предстоит объяснить населению, зачем Путину нужно идти на новый срок.

«С»: А большое количество молодежи на митингах 26 марта не вселило в вас какую-то надежду?

Жизнь в России вообще не дает надежду. Это подтвердят все от мала до велика. О той или иной ситуации можно судить по конкретным результатам. Бастуют дальнобойщики против тарифов? Бастуют. Является это попыткой налаживания диалога с властью? Является. Есть этот диалог? Нет. Вопрос можно закрывать. Отсутствие диалога между власть имущими и людьми никогда не приводило ни к чему хорошему. Желание общества жить нормально понятно. К сожалению, нежелание нашего государства идти ему навстречу тоже понятно. Власть всегда считала это ниже своего достоинства.

«С»: Если бы вы жили в стране с более высоким уровнем жизни, то писали бы песни другого содержания?

Наверное. Или нашел бы какой-нибудь другой идиотизм, который можно описать. У них же ведь тоже существуют музыканты, которые находят темы для сатирических песен.

«С»: Давайте вспомним писателя Сергея Довлатова, которому довелось жить и в Советском Союзе, и в США. Избавившись от иллюзий относительно Нового Света, он находил в нем многие отрицательные черты. В одной из книг заметил: «Свобода, словно Луна, освещает дорогу и хищнику и жертве». Не скрывается ли опасность в нашем стремлении к свободе?

Свобода — ​это ответственность. Вряд ли у нас в стране ее так воспринимают. В 1990-е годы, когда свобода только появилась, никто о ней в подобном ключе не думал, посчитав синонимом бесправия, безнаказанности. Власть тоже особо ничего объяснять про новую жизнь не стала. Так же думают и сейчас, и когда речь заходит о свободе, обыватель предпочитает «сильную руку», считая, что свобода — ​это всегда беспредел. Замкнутый круг. Если государство начнет объяснять, что такое свобода, то люди, вникнув в эту тему, начнут требовать защиты своих прав. Однако власть предержащим придется сложнее, так они вынуждены будут реагировать на их запросы. Им комфортнее, когда все ходят по струночке. То же самое и со свободой слова. Контролировать СМИ гораздо проще, чем угождать общественному мнению при независимых изданиях.

«С»: Одной из угроз цивилизации является терроризм. Есть ли в России для него благодатная почва?

Терроризм имеет здесь мутную основу. Ни одна террористическая группировка до сих пор не взяла на себя ответственность ни за взрыв 3 апреля в Санкт-Петербурге, ни даже за терракт на Пушкинской площади в 2000 году. И это странно, как и история с домами в Рязани. Я не открою секрет, если скажу, что у населения большое количество вопросов к спецслужбам, которые прежде всего должны предотвращать подобные инциденты.

«С»: Давайте перейдем к другой острой тематике. В вашем альбоме 2012-го года «Стабильность» есть песня «Любит наш народ всякое говно». Вкусы россиян поменялись?

Нет, все такие же.

«С»: Русская музыка не востребована за рубежом. Кинематограф имеет эпизодические успехи и неплохую репутацию на престижных фестивалях. Музыка же варится в собственном соку. Почему?

Фильмы, которые получали те или иные награды, рассказывали о жизни России. Той жизни, которой нет нигде в мире. Именно этим мы можем быть интересны западному зрителю. «Война и мир» Бондарчука, «Москва слезам не верит» Меньшова или тот же «Левиафан» Звягинцева были об этом. Наши же клоны блокбастеров про супергероев на Западе никому не интересны. Это вторично и третично. Как и наша современная музыка. В лучшем случае мы научились копировать то, что производится на Западе, и не понятно, кому это может быть там интересно. Тем более на русском языке. Разве что академическая наука имеет успехи, но она узкопрофильная.

«С»: Вы больше музыкант или поэт?

Я где-то посередине.

«С»: Oxxxymiron (Мирон Федоров) создал уникальный русскоязычный рэп, сбросив с пьедестала подражателей западному стилю. Какое у вас к нему отношение?

Парень он, судя по всему, талантливый. «Где нас нет» — ​отличная песня. Остальные песни из тех, что слышал, мне не понравились. Как бы там ни было, даже если это не совсем мое, я рад, что он добился успеха. Это хорошо.

«С»: Вы сочинили музыку и заглавную песню к сериалу «Салам-Масква», который получил премию «Ника» за «достижения в телевизионном искусстве». Как вы попали в этот проект?

Режиссер Павел Бардин в 2012-м предложил поучаствовать. Я согласился. Хороший сериал, но думаю, массовому зрителю будет сложно смотреть его из-за отсутствия раскрученных лиц и наличия большого количества нерусских людей в кадре.

«С»: Ваша песня «Я шагаю по Москве» из этого сериала — ​некий вызов Никите Сергеевичу Михалкову?

Куда мне его вызывать? Нет. Она была написана именно для сериала. Первоначально он должен был называться «Москва — ​город грозный». Я написал песню, когда были сняты первые три серии. В припеве я просто применил сточку «я шагаю по Москве» из жизнерадостного фильма для нежизнерадостного. Прошло время, и Москва в нашем фильме не очень веселая. Кстати, в клипе на эту песню снялся Артем Михалков.

«С»: Ваше выступление на церемонии «Ники», как и ряда других деятелей, федеральные каналы не показали. Почему?

Потому что могут. Не произошло ничего революционного. Они делали так и раньше. Телевизор по-прежнему является мощным средством влияния на людей и, контролируя его, власть контролируют все. Она же постоянно делает что-то на камеру. Большую часть времени на экране изображают деятельность и рассказывают об успехах России. Но я думаю, если человеку живется хорошо, у него не обоссанный подъезд, хорошие дороги, престижная работа, на которой его уважают, достойная зарплата и он в состоянии позволить себе многие товары и услуги, то он не пойдет ни на какой митинг. Ему будет на это наплевать. И не придется по телевизору его убеждать в том, что его жизнь хороша.

«С»: Вы согласны с Виталием Манским, который сказал на церемонии, что «мы нашу страну просрали»?

Я знаком с Манским и уверен, что у него были основания так говорить. Пожалуй, он прав.

«С»: Леонид Юзефович в интервью Захару Прилепину сказал, что писатель не должен иметь политических убеждений. Музыканты, по мнению некоторых, также должны быть индифферентны к политике…

Думаю, те же самые люди говорят, что у людей вообще не должно быть никаких убеждений. На самом деле, либо ты гражданин, либо ты все просрал. А музыка — это просто сфера деятельности. Электрик, получается, не должен иметь гражданской позиции, ему просто следует крутить лампочки. Это глупость. У человека должна быть гражданская позиция, независимо от сферы деятельности.

«С»: У вас есть песня «Жаль» из альбома «Стабильность», в которой вы перечисляете вещи, в которые не верите. К примеру, попрошайки в метро, будущее российского футбола и глобальное потепление. А можете привести три вещи, в которые вы верите?

(Долгая пауза — ​«С») Мы все умрем. Это сто процентов. Цены продолжат расти… Потеплеет!

Новости партнеров