Культура

«Не ассоциирую Жанну с ушедшим человеком, она для меня по-прежнему существует. Все еще продолжаю с ней разговаривать…»

dmitrij-shepelev

Бывший муж певицы Жанны Фриске — «Столице С»

Книга Дмитрия Шепелева «Жанна», которую он посвятил своей жене, — история любви и нелегкой борьбы со страшным недугом. Дмитрий не ассоциирует Жанну с ушедшим человеком, она для него по-прежнему существует. Он все еще продолжает с ней разговаривать и, совершая какой-то поступок, ловит себя на мысли, а что бы она подумала или сказала по этому поводу. Смыслом жизни для одинокого отца стал любимый сын Платон. Дмитрий лично присутствовал при его появлении на свет и считает, что это был самый счастливый момент его жизни. Своими воспоминаниями он поделился с Татьяной Новиковой.

«С»: Дмитрий, что вас подтолкнуло к написанию книги о Жанне? Наверняка такое решение далось нелегко…

Не думал, конечно, что моя скромная работа будет вызывать такой отклик. Когда я писал книгу, не подозревал, какой у нее мощный терапевтический эффект. Все те эмоции, которые были во мне, оказались на бумаге. Главная цель — чтобы мой труд оказался полезным людям, оказавшимся в той же ситуации, что и мы с Жанной. После того как прошла очередная встреча с читателями, я был поражен, потому что туда пришли именно те, кому я адресовал свою книгу. Там присутствовали бывшие и нынешние пациенты онкологической клиники и врачи. Люди делились своими историями. Одна девушка рассказала, что, по прогнозам врачей, должна была умереть от рака еще несколько лет назад. Но прошли годы — она жива и родила двоих детей…

«С»: Самым трогательным моментом в вашей истории многие считают рождение сына Платона, при котором вы присутствовали…

Для меня это было сильнейшим положительным потрясением в моей жизни. Мне было тогда любопытно, как все происходит. Описываю и переживаю эти эмоции с большим удовольствием… С моим сыном сейчас все в порядке. Как и все дети, он любит мультики. Но больше все-таки книги. У нас дома есть огромная детская библиотека. И мне так нравится на него смотреть, кажется даже, что вновь переживаю свое детство. Покупаю ему множество книг, которые читал, будучи ребенком. Именно с теми картинками, что были в то время. Например, «Волшебник Изумрудного города». Как бы мне тяжело ни было в этом признаваться, но вижу, что растет настоящий артист! Тут уж ничего не поделаешь, тем более что я пообещал всегда и во всем его поддерживать.

«С»: Ни для кого не секрет, что ваши откровения вызвали немало кривотолков, но вы спокойно реагируете на нападки недоброжелателей. Ваша стойкость просто поражает!

Спасибо. Дело в том, что я самый неблагодарный и ненадежный зритель всего этого потока информации. Не знаю и половины того, что происходит. Просто не читаю и не смотрю. Полтора года назад, когда началась вся эта чертовщина, я испытал чувство стыда за то, что кому-то хватило наглости для того, чтобы заварить всю эту кашу. Понимаете, это очень оскорбляет человека, которого нет.

«С»: Неужели у вас совсем нет желания прочитать комментарии читателей?

Было несколько попыток в это погрузиться, и в итоге решил относиться к ситуации с юмором. Понимаю, что многие из тех, кто возьмет мое произведение в руки, уже волей-неволей напичканы домыслами и грязью, которая последние два года лилась из каждого утюга. И, разумеется, это будет порождать определенное количество вопросов. Как ни странно, самые забавные комментарии пишут молодые мамаши. Вот вам одно из таких сообщений: «Грязь! Ах ты, мразь! Гореть тебе в аду!» Открываешь «профиль», а там написано: «Любящая мать двух детишек».

«С»: Да, жизнь полна неожиданностей…

Могу ответить, что абсолютно спокойно ко всему этому отношусь. Никому не нужно ничего объяснять и доказывать. Ведь все, что мы делали, было абсолютно правильно. Единственное, что, на мой взгляд, можно было бы сделать иначе,  —не скрываться и не молчать. Дело в том, что в России не принято говорить об онкологических заболеваниях вслух, люди этого боятся. Рак считают проклятьем, колдовством, чем угодно, но только не болезнью. И не понимают, что ,когда ничего не скрываешь, справиться с этим гораздо больше шансов. Когда стало известно о недуге моей жены, люди окружили нас заботой и любовью. Убежден, что без их поддержки Жанна не протянула бы так долго. После того как о болезни матери моего сына рассказали в программе «Пусть говорят», по инициативе Первого канала был организован сбор денег. Всего за двое суток набралась сумма в 69 миллионов рублей! Половину этих средств Жанна передала на лечение онкобольных детей… После того как мы испытали все возможные варианты лечения и стало понятно, что ничего предпринять больше нельзя, на счете «Русфонда» должен был оставаться 21 миллион рублей.

«С»: Но в итоге их там не оказалось…

Да. Когда решался вопрос о наследстве Платона, я узнал, что эти средства были сняты со счета. Это произошло за два дня до ухода Жанны. В результате деньги так и не были найдены. Это ужасное преступление, и считаю, что нужно довести его расследование до конца. Потому что это не просто 21 миллион рублей, а поддержка для Жанны, выражение народной любви к ней. Такие деньги нельзя просто так снять и потратить. Это чудовищно. Мне бы хотелось, чтобы благотворительная организация выяснила, куда исчезли эти средства. Представляете, что почувствуют люди, которые будут перечислять средства кому-то на лечение: «А вдруг эти деньги украдут?» Недоверие к работе благотворителей — самое страшное. И эта мерзкая ситуация ставит под удар все фонды помощи больным, которые находятся в России.

dmitrij-shepelev-2

«С»: Наверняка к вам обращались за помощью люди, которые оказались в подобной ситуации?

Такие истории действительно были. Одна описана в моей книге. Женщина по имени Галина написала мне около двух лет назад. С ее супругом приключилась та же беда, что и с Жанной. Я поделился с ней всей информацией, которая у меня тогда была. Рассказал о клиниках, где наблюдалась Жанна. На собственном опыте я понял: когда человеку ставят диагноз «рак», он чувствует полную растерянность и не знает, что делать и куда бежать… И муж Галины Максим вскоре стал пациентом того же врача, который лечил Жанну… Конечно, Галина не единственная, кто ко мне обращался. В данном случае я помог одному человеку, но, написав книгу, надеюсь, что ее прочитают люди, столкнувшиеся с той же проблемой, что и наша семья. Гонорар от своей книги хочу перечислить в фонд помощи хосписам «Вера».

«С»: Давайте на мгновение вернемся в прошлое. Увидев Жанну, вы сразу поняли, что эта женщина предназначена вам судьбой?

Вы сейчас о любви с первого взгляда? Да, именно так все и было. Не ассоциирую Жанну с ушедшим человеком, она для меня по-прежнему существует. Все еще продолжаю с ней разговаривать и, совершая какой-то поступок, ловлю себя на мысли, а что бы она подумала или сказала по этому поводу. Представляю, если бы вдруг она оказалась рядом… Мы бы тут же отправились в любимое кафе «Мишель», где проводили много времени и наслаждались бы обществом друг друга.

«С»: Вам не хватает бесед с любимой женщиной?

В последние месяцы мы разговаривали все меньше и меньше. Она все больше времени проводила, говоря с самой собой. Наша жизнь напоминала качели. Когда ей становилось лучше, мы все верили, что времени будет еще больше. Но бывали у нас и другие моменты, которые я называю «безнадежными». И я бы хотел, чтобы те, кто оказался в такой ситуации, понимая всю безнадежность, все-таки ощущали спокойствие. Запомнил разговор с американским врачом, который ее наблюдал. Мы тогда узнали, что анализы плохие, и ничего предпринять невозможно. Он произнес банальные слова: «Ты должен понимать, что мы все рано или поздно умрем». И жизнь с осознанием этого лишает страха. Мои знакомые врачи рассуждали на тему, как бы хотели умереть. Выбор небольшой: инсульт, инфаркт и рак. Многие, как это ни странно, выбирали последнее. Потому что онкологическое заболевание хотя бы дает какое-то время, чтобы все осмыслить, привести дела в порядок и сказать то, что не успел.

«С»: Какими были для вас эти полтора года, которые вы прожили без Жанны?

Это было самое тяжелое время в моей жизни. Работа стала для меня спасательным кругом. Самую большую помощь, сам того не осознавая, оказал мне сын. Когда ты остаешься один на один с ребенком, у тебя нет никакой возможности впасть в глубокую депрессию, налить себе лишний стакан вина или просто махнуть на все рукой и уехать куда-то зализывать раны. Есть парень, который требует твоего внимания, сил и любви и совсем не заслуживает того, чтобы видеть тебя разбитым.

«С»: И последний вопрос: если бы поклонники Жанны попросили вас написать еще одну книгу, что бы вы им ответили?

Нет. Ничего подобного. Я никогда не был сторонником того, чтобы выставлять личные дела на всеобщее обозрение. Это звучит странно, при том, что моя профессия — телеведущий, и я должен быть все время на виду, хотя мне это абсолютно не по душе. И Жанна тоже всегда четко проводила границу, за которую никого нельзя пускать. Поэтому лишних откровений в моей книге нет. Разумеется, я рассказываю о нашем знакомстве, романе, появлении сына, а все остальное уже касается медицины… Меня недавно спросили: «Может, напишешь еще что-нибудь, ведь у тебя неплохо получается?» Я ответил, что можно попробовать. А на второй вопрос: «Сможешь ли другую историю написать так же эмоционально, как вашу историю с Жанной?» — ответил «нет». Ведь это касается личной жизни…

Новости партнеров