Культура

«Ваш Владислав Шумкин — талантливый мальчик!»

Известный композитор Алексей Рыбников — «Столице С»

Творчество Алексея Рыбникова входит в золотой фонд мировой музыки. Композитор является автором легендарных опер «Юнона и Авось», «Звезда и Смерть Хоакины Мурьетты», музыки к фильмам «Тот самый Мюнхгаузен», «Приключения Буратино», «Красная шапочка», «Вам и не снилось»… Много лет Рыбников работал для кинематографа, а недавно сам стал режиссером. Сейчас он заканчивает работу над музыкальным фильмом «Дух Соноры», который снят по мотивам «Хоакина Мурьетты». О своих творческих планах и взглядах на современную музыку Алексей Рыбников рассказал Татьяне Новиковой.

«С»: Алексей Львович, почему вы перестали писать музыку к фильмам?

Ответ простой. Я теперь занимаюсь только собственными проектами. Снимаю фильмы и ставлю спектакли в своем театре. А на участие в чем-то другом не хватает времени и сил. Хотя предложения есть. Звонят как знакомые, так и незнакомые режиссеры…

«С»: Но в телепроектах вы все-таки соглашаетесь участвовать. Например, в «Танцах со звездами», где выступал юный гармонист из Мордовии Владислав Шумкин…

Да, хорошо его помню. Талантливый мальчик! Очень артистично играет на гармони. И самое главное — правильно понимает природу этого инструмента. Думаю, у Владислава большое будущее. Все присутствующие на съемках, не сговариваясь, высоко оценили его мастерство.

«С»: А что вы можете сказать о вокальном проекте «Голос», в котором участвует много молодых талантов?

Сама по себе идея замечательная, но вопрос в том, что будет дальше с участниками шоу?! У творческого пути некоторых талантливых ребят, к сожалению, нет продолжения. И меня это расстраивает. До сих пор помню тех, кто выступал в первом сезоне «Голоса». Где они теперь? Вопрос без ответа…

«С»: Когда-то у вас была своя телепередача «Открытие талантов»…

Неужели вы помните? Это было так давно! Я сам придумал этот проект для малоизвестных авторов. Все было замечательно, пока не начался кризис, и программа перестала выходить на экраны. Конечно, хотелось бы в будущем сделать что-то подобное, но пока просто нет времени. К тому же, теперь существует уже упомянутый «Голос».

«С»: Однажды вы сказали, что молодежь сейчас воспитывается исключительно на коммерческой музыке…

Да. Серьезное творчество, к сожалению, остается невостребованным. Да и не всем молодым композиторам удается донести его до слушателей. Проблема существует. И никто не знает, как ее решить. И еще мне жаль, что ушло время хороших детских песен. Для меня это далекий период, который никогда не возвратится. Я больше не буду писать для детей. И сейчас большой дефицит композиторов, которые могут профессионально работать в этом жанре.

«С»: Зато есть яркие шоу международного масштаба… Например, «Евровидение».

Считается, что это конкурс песен, но, тем не менее, они там — самое слабое место. Да, это хорошее шоу, где могут выступать неплохие исполнители, но песни звучат серые, вялые и неинтересные… Честно говоря, я не люблю «Евровидение».

«С»: Зато вы любите путешествовать по Европе и встречаться с интересными людьми. Например, с известным модельером Пьером Карденом…

Мы познакомились еще в театре «Ленком» в начале 1980‑х годов. А потом встретились в Париже, когда вместе с труппой приезжали на гастроли. Помню, что тогда мы имели большой успех. А в 2009 году я со своим театром отправился в Культурный центр Кардена, который он организовал в бывшем поместье маркиза де Сада. Там под открытым небом на фоне скал мы показывали французской публике оперу «Юнона и Авось» на русском языке!

Кстати, с тех пор и началась история этого спектакля в моем театре. И он по-прежнему пользуется успехом во всем мире.

«С»: Путешествия оказывают большое влияние на ваше творчество?

Безусловно. Яркие впечатления всегда полезны! Мы везде ездим с женой, у которой географическое образование. Так что у нас профессиональные путешествия. Любим бывать в Африке и Южной Америке. Это добавляет определенную остроту восприятия мира. В Турции в последнее время был всего один раз по делам. Жаль, что между нашими государствами нет прежней дружбы. Турецкий народ изумительно относится к русским. Там жалеют, что мои соотечественники перестали приезжать. Но всем кажется, что это временное помутнение сознания. Слишком все противоестественно. Мы ведь привыкли друг к другу. Так что будем надеяться, что разум возьмет верх и все встанет на свои места.

«С»: Вы недавно закончили работу над фильмом «Дух Соноры». Расскажите об этом проекте…

С удовольствием. Сейчас мы монтируем картину, занимаемся компьютерной графикой и записью музыки. И уже за лето должны закончить работу. Сейчас все на моих плечах! Я первый раз попробовал себя в качестве кинорежиссера и генерального продюсера. Ни один композитор в мире на это еще не решился. Понимаете, у нас в России фильм считается музыкальным, если там есть определенное количество песен. Но это не совсем так. Я снял картину по рок-опере «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты». Там будет показана подлинная история жизни героя, который на самом деле родился не в Чили, а в мексиканской провинции Сонора, а потом стал грозой Калифорнии и Техаса. Причем либретто совершенно новое. Новые стихи к песням написал мой старый товарищ Юлий Ким. Даст Бог, осенью решится вопрос с выходом картины на широкий экран. Также параллельно работаю над фильмом «Литургия оглашенных». Это произведение я написал еще в конце 1980‑х. Кстати, именно из-за него я построил свой маленький театр. В середине 1990‑х мы повезли этот спектакль в Америку и пробыли там несколько месяцев… Потом мой театр по ряду причин закрылся и возродился уже в 21 веке. Об этом и многом другом я подробно рассказываю в своей книге «Коридор для слонов».

340x240_mvno_stolica-s-noresize