Культура

Легендарный поэт и музыкант из Саранска Дмитрий Петрачков работает в библиотеке

Легендарный саранский рок-музыкант Дмитрий Петрачков 9 лет назад покинул сцену. Теперь крайне редко берет в руки гитару и участвует в концертах. 43-летний поэт как никто другой близок к литературному искусству, он работает ведущим программистом в Национальной библиотеке имени Александра Пушкина. «Я не захотел превращать свою жизнь в питательную среду для поэзии, которая требует слишком больших жертв, — говорит он. — Поэт — величина переменная, он может писать, а может не писать. Но быть поэтом — это навсегда…» О графоманах и настоящих гениях Дмитрий Петрачков рассказал АННЕ ОПРАВХАТ.

Он родился в Саранске 8 апреля 1972 года в семье учительницы биологии и агрохимика. Отец всю жизнь писал стихи, но публиковать их стали только с 2005 года. Конечно же, он повлиял на сына. Первые произведения Дмитрий начал сочинять еще в школе. «Сначала это больше походило на баловство, я просто подражал другим авторам, — вспоминает он. — Однажды нашел сборник стихотворений о войне и попытался некоторые переделать. А в 10-м классе начал писать более серьезно. Главной темой была, конечно же, любовь. Я понял, что неплохо владею словом. Решающими стали одобрительные слова самого первого и главного читателя — моего папы…»
Вот человек размером с полуслово
— Ах, буратине только б
нос приделать…
А я — ручная черная ворона
Среди оглохших, одичалых белых…
Окончив школу, Петрачков поступил на отделение журналистики филологического факультета МГУ имени Огарева. Познакомился с ребятами, интересующимися поэзией и авторской музыкой. «Это были Виктор Мишкин, Юрий Башарин… — продолжает собеседник. — Сразу влился в их веселую компанию, начал играть на гитаре. Мы выступали в ДК МГУ. Сначала исполнял чужие песни и не задумывался над тем, что могу сочинять что-то свое…» Все изменилось, когда Дмитрий впервые влюбился. Девушка была старше и хорошо разбиралась в стихах. Под влиянием сильных чувств он с другой стороны открыл для себя произведения известных авторов. «Работы Николая Гумилева захватили меня целиком и полностью, они показались мне лирическими и одновременно очень пронзительными, — говорит Петрачков. — Потом увлекся творчеством Осипа Мальденштама, позже — Сергея Есенина и Марины Цветаевой. Говоря о так называемой женской поэзии, замечу, что пол истинного поэта абсолютно неважен, это всего лишь существо, имеющее внешние гендерные признаки. И больше всего это заметно у представительниц прекрасной половины человечества: чем больше женщина творец, тем меньше она женщина!» С первой любовью Дмитрий расстался, но благодаря страсти, стимулирующей к творчеству, совершил большой профессиональный скачок — научился сочинять песни и писать качественно иные стихи. Несмотря на печальный конец романтической истории, музыкант не переставал верить в существование своей второй половинки. «Как любого человека, склонного к восприятию лирики, меня всегда интересовали женщины, — улыбается он. — Но по-настоящему я любил очень немногих».
Одиночество топкой тропой
К нам приходит на водопой,
Пьет из нашей глыбкой души,
Раздвигая трав камыши…
Дмитрий окончил университет спустя 10 лет после поступления. «У меня был 5-летний перерыв, во время которого я занимался самосовершенствованием, — улыбается поэт. — Год прожил в Санкт-Петербурге, активно писал, создал группу «Резервация»… Я всегда разделял стихи и тексты песен, хотя многие ошибочно называли меня поэтом-песенником и предвзято относились к литературному творчеству. Но, если честно, мне было все равно…» В возрасте 25 лет Петрачков женился на своей ровеснице Людмиле, у них родилась дочь Лиза. Брак продлился 7 лет, после чего супруги развелись. По профессии музыкант работал всего год — писал обзорные материалы о политике в одной из местных газет, а потом поступил в аспирантуру, жил на стипендию, работал в разных рекламных агентствах, верстальщиком в газете. Он постоянно вращался в среде творческих людей, выступал на всевозможных концертах, его популярность росла. Сам Дмитрий обозначил свой стиль как бард-рок. В середине 1990-х большой популярностью пользовались саранские фестивали «ПроРок», на которых он просто блестяще выступал вместе со своей «Резервацией». К сожалению, музыкально-поэтическое творчество никогда не приносило много денег и сочинительство постепенно уходило на второй план, уступая место здравому смыслу. «Я не захотел превращать свою жизнь в питательную среду для поэзии, которая требует слишком больших жертв. На литературный алтарь нужно положить все, что тебе дорого, как это сделал великий Виктор Мишкин. Для него сочинительство было смыслом существования. Такие люди рождаются редко и уходят рано. А у меня в какой-то момент сработал инстинкт самосохранения. Я выбрал жизнь и возможность быть счастливым…»
И суть я познал, вы поверьте:
Стихи на страданьях растут.
Стишата — паскудные дети
Доводят поэтов до смерти,
Иные и сами дойдут…
В 2009 году Дмитрий устроился на работу в Национальную библиотеку имени Александра Пушкина. Сейчас он занимает должность ведущего программиста и в шутку называет себя «архивариусом жизни, имеющим статус наблюдателя. «Я давно отошел от публичности, если приходится где-то выступать, меня это сильно напрягает», — говорит он.
Что-то сдвинулось
с мертвой точки,
Потому что вчера я умер:
Не могу распознать
свой почерк,
Не тревожат прошлые думы…
«Сейчас слишком много тех, кто называет себя музыкантами и поэтами, а на самом деле таковыми не являются», — продолжает Петрачков. По его словам, талантливый человек всегда отличается особым умом, в то время как графоман очень часто бывает просто глуп. У поэта есть невероятная способность из общего городского шума выделять отдельные моменты, фразы и перерабатывать их в литературный текст. Такой труд под силу единицам. «Гений — натура сложносочиненная, постоянно сомневающаяся. Но блуждание в прописных истинах обусловлено исканием наиболее правильного и плодотворного пути», — завершает он разговор.
Не прикроешь талант рукой,
Не прикроешь его и веником,
И не смелешь его с мукой —
Будь ты трижды проклятым
мельником…

340x240_mvno_stolica-s-noresize