Авто

«Я понял, что мы все и есть азиаты. Те же повадки, склад мыслей…»

tjurkin@stolica-s.su

aleksej-elizarov

Саранский бизнесмен совершил путешествие на мотоцикле по Монголии.

Принято считать, что автомобиль сделал человека мобильнее. Но посмотрите на одометр личного транспортного средства: много ли там цифр? Значительная часть горожан не выезжает дальше своей агломерации, а те, кто все-таки способен на путешествия, часто ограничиваются поездкой на Черное море. Понятное дело, что среднему россиянину по финансовым причинам не под силу пересечь мир по диагонали, как те новозеландские пенсионеры, о которых «Столица С» писала недавно. Но оценить масштабы родной страны или выбраться за ее границы в сопредельные государства — дело важное с точки зрения накопления жизненного опыта. Увидеть реальность и найти общий язык с соседями не получится с помощью телевизионных пропагандистов. А вот путешествуя — легко. 44-летний саранский бизнесмен Алексей Елизаров каждый год отправляется в какое-нибудь интересное место. И сидя не в мягком кресле автомобиля с кондиционером и круиз-контролем, а в седле мотоцикла-эндуро! Этим летом он совершил путешествие из Мордовии в Монголию и пересек пустыню Гоби. О постоянно падавшем спутнике-австрийце, потомках Чингис хана на «Приусах» и «Лэнд-Крузерах», важности пластиковых хомутов и пяти­дневном ожидании операции на сломанной ключице Елизаров рассказал Денису Тюркину.

Падение

«С»: Насколько знаю, это ваше путешествие стало далеко не самым продолжительным?

— Да, в 2012 году я уже ездил на мотоцикле на Сахалин. Не спеша, вдумчиво… Ровно месяц заняла дорога. Только туда. Возвращался уже самолетом, а мотоцикл погрузил на поезд. Спутником был мой хороший товарищ из Саратова Михаил Жданов. Поэтому и в Монголию мы поехали вместе. Спитая компания. Спетая, сплоченная. Покорять Монголию поехали еще трое: мой сын Никита, известный владимирский мотопутешественник Александр Варданянц и его друг из Австрии Вилли. Варданянц — интереснейший человек, знаком с ним десять лет. В Южной Осетии с ним были, в Чечне несколько раз, в Грузии… Абсолютно надежный и квалифицированный путешественник. Пацану моему 19 лет. Увлекся тоже этой темой, сопровождал меня в поездке по Кавказу в прошлом году. Тут, конечно, ожидало испытание посерьезнее… Но он показал себя просто отличным товарищем. Лучше всех ехал по песку. Сам ремонтировался, не ныл, помогал другим. В этом плане мне другие чуть завидовали.

«С»: Супругу не посадили в седло?

(Смеется — «С») Она даже на машине не ездит. Пятым членом команды стал 61-летний австриец Вилли. Он действующий профессор одного из венских университетов. С Варданянцем их связывает общее увлечение — спелеология. Очень интересный персонаж. Представляете, на седьмом десятке впервые, можно сказать, сел на мотоцикл и сразу — в Монголию! В молодости, лет до 20, рассказывал, что катался на двухколесном, но потом перестал. Понял, что это опасно.

«С»: Ничего себе! Перерыв в 40 лет!

— Да. Ну а в 60 лет понял, что это УЖЕ неопасно. (Смеется — «С») Героический дед. Свое­образный, чудной. Не вписывался в нашу компанию ни по темпу движения, ни по представлениям о жизни и быте. Где причесанная Австрия, и где расхлябанная Монголия и Россия…

«С»: Как же он переносил высокие физические нагрузки?

— Понимаешь, он же спелеолог. Многие десятки лет лазит по пещерам. Все основные навыки есть. Не было одного — навыка управления мотоциклом. Он падал постоянно, как только мы съехали с асфальта. В день по несколько раз падал! Но ввиду физиологических особенностей (худенький, маленького роста) это все безболезненно для него проходило. Я этим восхищался. Правда, нам приходилось его мотоцикл всякий раз поднимать.

aleksej-elizarov-4

«С»: А мотоцикл-то груженый…

— Конечно! Помимо личных вещей, каждый вез палатку, спальник, набор запчастей, горючего, еды, воды… Так как у меня был самый большой мотоцикл, я еще и вез три покрышки. То есть только на моем мотоцикле висело килограммов 50 груза.

«С»: Так это ж все серьезно влияет на управляемость?

— Естественно. Но куда деваться?! Понятно, что можно было взять с собой пикап сопровождения, но это было бы уже другое путешествие. Цель нашей поездки — проехать пустыню Гоби именно на мотоциклах и только на них. Монголия, кстати — очень популярный маршрут не только для мотоциклистов и водителей внедорожников из России и других стран. Там куча велосипедистов! Причем из Европы. Во-первых, потому что доехать до Монголии — это уже приключение. А во‑вторых, она сохранила свою самобытность. Это одна из немногих аутентичных стран. Как, например, Иран, где я тоже бывал.

Так вот, мы прошли пустыню Гоби с востока на запад. И это было великолепно. Очень здорово и вкусно. Я почувствовал себя настоящим покорителем чего-то неизведанного и красивого. Пейзаж в пустыне постоянно меняется. Мы залезли в самую большую песочницу, которая есть в пустыне Гоби — цепочку дюн протяженностью 180 км под названием Пески Хонгорын Элс. Ширина — до 20 км, а высота некоторых дюн достигает 300 м. Ехали медленно. С падениями. Но проехали.

aleksej-elizarov-5

«С»: Ну в песок-то полегче падать?

— Ключицу я сломал именно на песке. Мы прошли уже Гоби, оставалось 40 км до федералки.
Но не нужно путать эту дорогу с нашими М5 или М7. Это такая же грунтовка, только по ней машины ездят, в отличие от пустыни. Был у нас такой период, когда за два дня в Гоби мы встретили всего двух человек: мужика на УАЗе и мужика на мотоцикле. Помочь некому, если что-то случится. Вся надежда была только на себя.

«С»: Как произошло падение?

— Так понимаю, излишняя самоуверенность. Вроде уже прошел почти всю Монголию…

«С»: Стали ехать быстрее…

— Нет, наглее. Понятие «быстро» в Монголии с ее дорогами относительно. Во время падения я ехал не более 50 км/ч. И это было быстро. Так вот, излишняя самоуверенность и накопившаяся усталость сделали свое дело. Это был 25 день путешествия (выехали из Саранска 1 июля).

Лучше Кадошкино

«С»: Кто же вам оказал медицинскую помощь?

— Монголы в своей больнице. После падения, когда понял, что сломана ключица, я принял обезболивающие таблетки и с помощью сына обмотал скотчем руку. До города Алтай оставалось 40 км. Ну как город… Хотя он по моногольским меркам и считался областным центром, но по нашим это был поселок Кадошкино. Неожиданно подъезжает какой-то седанчик «Хендэ». В нем — монгол с монголкой, приехали из Улан-Батора к родственникам. Мужчина вообще не говорил по-русски, женщина — чуть-чуть, с ней мы и объяснялись. Дело в том, что при советской власти русский язык был обязательным для обучения в школах Монголии. Видимо, у нее с тех времен и остались навыки говорения. Они согласились подкинуть меня до больницы вместе со скарбом. Не успели отъехать от места падения — монголы начали что-то обсуждать и остановились. Оказывается, они приняли решение взять и мой мотоцикл! Что ж, я согласился. Но, оценив физические кондиции невысокого монгола, решил посадить его за относительно маленький транспорт сына, а сыну уже оставить свой мотоцикл. Интересно было смотреть, когда монгол взобрался на «Ямаху»! Ногами почти не доставал до земли, поехал, едва не падая. Но сделал круг, второй… И освоился! Они все кочевники в крови, отлично управляются с лошадьми. И мотоциклами! (Улыбается — «С») Мы часто наблюдали за монголами на лошадях. У них во время скачки голова с туловищем абсолютно неподвижны по отношению к лошади. Поехали мы в больницу… Невыносимо было находиться в машине. Сам понимаешь: кости сломаны, перелом со смещением, осколки «стучат»… Ни в России, ни в Монголии ездить люди не умеют. Тупо педаль в пол — и все. А в Монголии и дорог-то нормальных нет. По сравнению с их дорогами наши грунтовки — автобаны. А там и камни, и промоины, и кочки… Монголка еще вела из рук вон плохо. Машина брюхом постоянно цеплялась за камни, буксовала в ручьях. Я уговорил ее, что сам сяду за руль «Хендэ». На одометре, кстати, было 520 000 км. И машина при этом ехала! Да, подвеска нещадно гремела. Ну так она у всех автомобилей там гремит. Кстати, я когда в Монголию ехал, ожидал там увидеть наследие советского автопрома: УАЗы, «Нивы», «Москвичи»… Первые действительно попадались. Все, больше никаких других. Мне показалось, что вся Монголия ездит на «Приусах». («Тойота-Приус» — японский гибридный автомобиль с ДВС и электромоторами — «С») Каждый второй — точно!

aleksej-elizarov-2

«С»: Хотя, казалось бы, с их отсутствием дорог и мощными зимами…

— Вот именно! Пустыня Гоби вообще считается одной из самых сложных в мире по погодным условиям. Там зимой –50, а летом +50. Но ничего, все ездят на «Приусах». Похоже, что рынок наполнен этими автомобилями в Монголии из-за дорогого бензина — 50 рублей на наши деньги — и отсутствия таможенных пошли на ввозимые подержанные иномарки. Второй по популярности автомобиль в этой стране, на мой взгляд, — это «Крузак». («Тойота-Лэнд-Крузер» — «С») Много еще «Хаммеров», «Гелендвагенов», «Лексусов»… У всех подвески звенят, все с собой возят ведро запчастей, запасные рычаги подвесок и чемодан инструментов, чтобы можно было в полевых условиях поменять. Так и живут…

«С»: …те самые, что завоевали нас сотни лет назад. И чья кровь течет во многих из нас.

— В большинстве из нас. Мне азиатские страны нравятся больше европейских. Я понял, что мы все и есть азиаты. Те же повадки, склад мыслей… Поэтому нам до Европы… Это абсолютно не наше.

«С»: Как в итоге история с ключицей закончилась? Попали в монгольскую больницу?

— Доехали, да. Больница старенькая, еще советская. При СССР там много чего настроили. И города в том числе. Это и не города, кстати, а несуразность какая-то. Грязь, мусор, пыль…

«С»: Кадошкино, в общем…

(Задумывается — «С») Кадошкино, пожалуй, цивильнее будет в плане чистоты! Так вот, больница хоть и была старенькой, но медицинское оборудование оказалось современным. Рентген мне делали на новейшем аппарате. Не таком, где тебе говорят не дышать и не шевелиться. Цифровой «Тошиба», такой — с рукой-манипулятором… Медицинские услуги платные. Уже в фойе висит плакат с перечнем услуг. За рентген и услуги врача я заплатил в пересчете на рубли 1 250.

aleksej-elizarov-8

«С»: Как в итоге вернулись домой со сломанной ключицей?

— Нашли монголов на корейском фургончике, которые согласились добросить меня с мотоциклом до границы с Россией. Это 750 км. Ехали почти двое суток. Вот, посмотри, какая там федералка. (На смартфоне показывает ролик, где руки водителя-монгола неимоверно бьют крупной дрожью на руле из-за того, что фургончик трясется на каменистой пыльной дороге — «С») Почти двое суток такой дороги, или всего около 250 км из 750-ти. После этого «вояжа» я проспал 12 часов в арендованной за десять долларов юрте в городке Улгий недалеко от российской границы. Потом на такси доехал до Барнаула, оттуда на самолете — в Москву и, наконец, в Саранск. Только здесь мне сделали операцию на ключице, вставив пластины. Пять дней ждал этой медицинской помощи. Врачи говорят, что это никак не повлияло на восстановление.

«С»: В общем, Монголия оставила в вас металлическую пластину…

— И осадок из-за того, что не до конца пересек эту страну. Оставалось ведь немного… Но я еще вернусь.

«С»: Где же мотоцикл?

— Остался у друга в Барнауле. На днях собираюсь туда, чтобы пригнать своим ходом в Саранск. До того, как снег упадет. Не накатался я еще. Как рука? Хожу на массаж, почти восстановился.

Техника

«С»: Расскажите, как техника выдержала путешествие? Готовили ее каким-то образом?

— Никакой специальной подготовки не было. Единственное требование — чтобы все расходники были новыми. Подшипники смазаны. Чтобы багаж был правильно закреплен. Австриец Вилли в этом плане немного не подготовился… У него была старенькая «Хонда» 1995 года, у моего сына — «Ямаха» 1990 года. Но это самые правильные, самые «железные» мотоциклы с минимумом электроники. В «Ямахе» сына из всей электроники был только предохранитель. Я ездил на KTM 990 Adventure. Владею им уже пятый сезон. Крайне доволен. У саратовца Миши Жданова был новый BMW 1 200 GS — такой большой туристический мотоцикл, хорошо распиаренный маркетологами BMW. Прозвище Гусь. На нем ездит 50% мотопутешественников. Он хорош всем, если не съезжать с асфальта. Мишка сильно помучался с ним в песке. Ворочать 350 кг, я вам скажу… В общем, Мише было, наверное, тяжелее всех. Но он выдержал. Это же опытнейший путешественник! В прошлом году прошел всю Африку с северной оконечности до мыса Горн. Причем не по восточной стороне, где едут все путешественники и где спокойнее. А по западной, где Нигерия, Намибия…

«С»: Поломки были?

— Ломались все, кроме моего мотоцикла. (Смеется — «С») Начнем с «БМВ». Перед границей с Монголией у него появились вибрации на кардане. Мише пришлось возвращаться к дилеру в Красноярск. После в техническом плане проблем не было, зато у него постоянно откручивались разные болты и гайки. Стекло из-за этого скотчем пришлось обмотать. Больше всего хлебнула «Ямаха» сына. Эту технику мы купили всего за полгода до путешествия. Расходники поменяли, но в двигатель не лазили. В итоге отказала система маслоснабжения, «задрали» поршни, распредвал… Тем не менее, все починили «на коленке». Хорошо, что случилось это уже на обратном пути. У «Ямахи» тоже откручивались все болты и гайки. Сажали их на фиксатор резьбы — не помогало, на поксипол (специальный клей — «С») — бесполезно. Проблема ушла, когда детали мы замотали хомутами и проволочкой! (Смеется — «С») Забыл еще про одного Гуся — BMW GS Варданянца. Он поменьше «тысяча двухсотого», но был сильно перегружен. И поэтому у него лопнул подрамник. Случилось это прямо на середине пути в пустыне. Это было самое главное приключение. Хвост мотоцикла упал на колесо.

«С»: Тут уже скотчем не примотаешь…

— Почему же? Хорошо, что у подрамника лопнуло одно «ухо», а второе сильно погнулось. Второе мы распрямили, а первое прикрутили на стяжки, ремни, хомуты и проволочку…

aleksej-elizarov-6

«С»: Как понимаю, проволочка — очень важная деталь в таком путешествии.

— Еще бы! У опытнейшего Варданянца был полный пакет пластиковых стяжек. Обычных пластиковых стяжек. Огромный пакет, который выдают в «Магнитах». Так вот, к концу путешествия пакет опустел. Пока мы чинили в условиях пустыни подрамник, образовалась еще одна проблема. Запасы воды подошли к концу, оставалось не более полулитра на человека. Мы все выпили на этой дикой жаре! И поняли, что дальше без воды не можем ехать. Стали искать оазис с колодцем. Нашли. Но колодец был закрыт бетонной крышкой с довольно узким круглым отверстием. И тут нам пригодился спелеолог Вилли! Только он помещался в это отверстие. Мы спустили австрийца на веревке, и он полночи черпал котелком грязную, с личинками и соринками, пахнущую болотом воду. Профильтровали ее, прокипятили, засыпали чаем и только после этого пили.
После поломки подрамника мы почти 150 км добирались до ближайшего селения, где есть сварщик.

Съесть монгольского суслика

«С»: Как там с ценами?

— Очень дешевая еда в Монголии. Местная, в кафешках. Но не вся. Мясо — да. Потому что там много людей занимается животноводством. Едешь по стране и хоть в степи, хоть в пустыне видишь стада пасущихся коз, овец, коней, верблюдов, каких-то яков и овцебыков… Что бы ты ни заказал в кафе, тебе всегда принесут мясо. Просто ли огромный кусок, рубленое ли, с лапшой ли, с водичкой… Но мясо. Правда, непонятно, что ты ешь: верблюда, козу или овцу. И все это, повторюсь, стоит крайне дешево. А вот другие продукты, продающиеся в магазинах, российского производства, поэтому цены на них выше, чем в нашей стране. Ассортимент, кстати, нормальный. Отвлекаясь, скажу, что столица — довольно красивый и чистый город, где основная застройка велась при СССР в 30–40-е годы, а также в недавнее время. Обычный такой европейско-азиатский город. А остальная страна представляет интересное зрелище: пасутся стада, степь усеяна белыми шапочками юрт кочевников, а рядом припаркованы иномарки. То есть в глобальном плане их быт не изменился. Каким он был 500 лет назад, таким и остался… Добавились лишь спутниковая тарелка у юрты, солнечная батарея и автомобиль. А стада они пасут не на конях, а на мотоциклах. Такие «китайцы» 125-кубовые с названием либо «Мустанг», либо «Дайон». Самое любопытное, что когда мы преодолеваем какой-нибудь трудный участок в пустыне, мимо нас спокойно, не напрягаясь проезжает монгол на мотоцикле. При этом у него сзади сидит монголка, которая держит либо мешок, либо стол, либо телевизор, другой предмет интерьера, а спереди, на баке — монголенок. В такие моменты весь наш героизм пропадает, и мы понимаем, что никакие мы не исследователи, а лохи, которые совсем не умеют ездить по пустыне. Особый разговор — о пустыне. Мне кажется, в жизни я ничего красивее не видел. Любые горы хороши: Кавказ, Альпы… Но пустыня завораживает. Она хороша своей переменчивостью. За десять км пейзаж может кардинально измениться. Только был песок, а за ним — черные опаленные солнцем камни, лежащие миллионы лет. Стоит проехать по этой черной земле — образуется след, который будет заметаться в пустыне много лет… То возникают какие-то зеленые полосатые и невообразимые холмы. То выезжаем на солончак, поверхность которого покрыта, будто керамикой, острейшими глиняными пластинами. Порезов шин, кстати, на них не было. Что удивительно. Мы готовились к этому, набрали с собой несколько банок клея, запасные камеры… Ничего не пригодилось.

«С»: Какое местное зверье встречалось?

— Был готов к змеям, скорпионам, ко всем остальным гадам, начитавшись Интернета… Взяли с собой даже каких-то лекарств. Собирались противоядие захватить, но потом узнали, что оно должно храниться в холодильнике. Так вот, змей видели пару раз. Один член экспедиции едва на одну не наступил. Обошлось. Скорпиона специально поймали. Загоняли его, бедного, но он потом от нас убежал. Больше никаких тварей не было. Очень много сусликов, тушканчиков, ящериц, которые на двух задних лапах бегают, что для нас дико. О, вспомнил… Тарбагана удалось попробовать. Это сурок такой, внесенный в Монголии в Красную книгу, что не мешает местным на него активно охотиться. Угощали им в одном маленьком селении, где мы провели ночь. Просто на улице к нам подошел пьяный монгол и пригласил в гости. Отказываться там не принято. Пришли. А они перед нашим визитом зарезали барана. Режут, они, кстати, очень интересно. У них ничего не пропадает из туши!

aleksej-elizarov-7

«С»: Как, в сущности, у мордвы. У нас даже кишки в ход идут. Их кашей набивают, например… Кровь жарят.

— Получается, похожи народы в этом. Так вот, сели мы в юрте, каждому дали нож, а по кругу запустили таз с мясом. Хочешь — отрезай от сердца, хочешь — от печени, хочешь — кишки. Нормально, все вкусно. Баран-то час назад еще бегал. Мясо, кстати, только вареное, они его не жарят. Потом монгол нам показал Красную книгу и угостил краснокнижным тарбаганом. Сказал, что охотиться на них нельзя, но для нас, высоких гостей, делают исключение. Такой вот аутентичный вечер получился. Правда, потом этот монгол на следующее утро с нас денег содрал. За ночевку. Это были небольшие деньги, но осадочек остался! (Смеется — «С»)

«С»: А каков быт?

— Поселение это небольшое, всего с десяток юрт, каждая из которых огорожена забором, рядом — туалет. Типа нашего дощатого сортира, только они не делают настил. Там просто две доски. В каждом поселении есть колодец с насосом, заправка, полицейский участок и детский сад. Стоит вышка сотовой связи.

«С»: Как находили общий язык с аборигенами?

— В Монголии в большей степени мы общались жестами. Английский там не знают, по-русски говорят не очень. Мой английский, мягко говоря, крайне далек от совершенства. Я знаю только «уан бир энд ту текила!» (Улыбается — «С») Поэтому для меня язык жестов привычен. На нем я общался с людьми почти во всех иностранных государствах, где бывал: хоть в Иране, хоть в Германии. С австрийцем Вилли я тоже «разговаривал» на языке жестов. Хотя другие — на английском. (Смеется — «С») Алкоголь помогал убрать языковой барьер. У нас был с собой. После трудного перегона выпиваешь две рюмки — и сразу легко начинаешь говорить и с Вилли, и с монголами… (Смеется — «С») Кстати, монголы любят водку. Наверное, каждый второй ездит пьяным за рулем.

«С»: То есть в этом россиянин ничем не отличается от монгола?

— Ничем.

«С»: Как с покрытием мобильной связи?

— Отъезжаешь на несколько километров от вышки — и все. Связи нет. В сущности, ради этого и ехали. Это же прикольно: ни благ цивилизации, ни связи, ни полицейских… Только ты и природа. Жаль, в песчаную бурю не попали. Хотелось для полноты ощущений. Но, говорят, это очень плохо. Ветер дует четыре часа, и песок попадает даже в закрытые места. Короче, путешествия — это классно. Приобретая автомобиль или мотоцикл, мы получаем отличную возможность быть мобильными. Жаль, что большинство пользуется ею только для того, чтобы доехать в деревню в Ковылкинский район. Не обязательно двигать за границу. России на всю жизнь хватит! Ты проехал вот от Находки до Саранска, увидел, насколько огромна и разнообразна наша страна. Это же невероятный опыт!

Новости партнеров