Авто

Юрист из Саранска сделал вазовскую «девятку» заднеприводной

 

Самый яркий внешний элемент, который может выдать переделанную «девятку», — глушитель под передним бампером Самый яркий внешний элемент, который может выдать переделанную «девятку», — глушитель под передним бампером

Почти полтора года назад мы расстались со студентом Петром и его самой низкой в регионе машиной, когда ее — машины — двигатель застучал. Встав на долгий ремонт, Петр попутно получил диплом юриста и неожиданно задумал сменить — нет, не пол, а привод. Была «девятка» с передними ведущими колесами, а стала… Немного жуткое и полностью заднеприводное Петра творенье оценил ДЕНИС ТЮРКИН.

 

Корч

Под капотом Под капотом

Задний мост Задний мост

«Украшение» «Украшение»

«Лаборатория» юриста с задатками Франкенштейна расположилась в старом гараже под мостом на улице Титова. Туда еще нужно добраться! По ямам, буеракам, петляя и еле различая повороты из-за пыльной взвеси. Петр на своем чудо-агрегате едет впереди, показывая дорогу. Зад агрегата уже не волочится по земле, как раньше, а вот передняя часть даже стала ниже — туда врезали самодельные винтовые стойки, позволяющие регулировать клиренс. Но можно считать, что ушел-таки владелец от концепции занижения. Надоело, говорит, потому и переделал машину.

Зато сам Петро не изменился. По-прежнему интеллигентен, бородат, глазаст — в смысле, носит очки и, как всегда, с грязными руками. Он постоянно что-то подкручивает то в салоне, то под капотом, из-за чего машина все больше становится похожа на работу доктора Франкенштейна.

«В прошлом году меня должны были забрать в армию, но, к сожалению, не забрали, перенесли на эту осень. А я очень хотел, — говорит автолюбитель. — Нужно было как-то провести лето, вот и занялся постройкой корча». Интересно, что к петиному творению подходят оба автомобильных значения слова «корч» — старый, ветхий автомобиль и одновременно — автомобиль со сниженной массой и улучшенными динамическими характеристиками для некоторых видов соревнований. Если с первым все понятно, то со вторым… Да, вы можете относиться к этому как угодно, но «девятка» строилась для дрифта. Шумоизоляции нет, передней консоли нет, заднего дивана нет. Везде — крашеный металл. Кое-где — ржавый. Еще в некоторых местах — дырявый.

Капот, как и положено для сверхскоростного авто, держится на гоночных запорах. Каждый из них прибавляет по нескольку лошадиных сил к максимальной мощности двигателя. Родной замок из салона не открыть — трос то ли заело, то ли его вообще нет… Лапку замка нужно отодвинуть, потянув… за болтающуюся нитку.

Бедной «девятке» уже трижды делали пересадку сердца, и это не предел: в планах у «хирурга» — установка 16-клапанника. Нынешний восьмиклапанный мотор — серьезно переделанный. Родным остался только блок цилиндров. Шатуны от «Приоры», поршни — от «Гранты», другой коленвал. Ресивер полусамодельный, обмазан каким-то пластилином. «Это герметик, ты что…» — поправляет Петр. Как и положено организму, он старательно отторгает инородное тело: двигатель уже дымит. Живого места под капотом не осталось, переделано все, в том числе рулевое управление. Точнее, укорочена рулевая сошка. Это чтобы колеса поворачивались на больший угол. И не беда, что они в таком положении задевают за арку («Буду кромсать кузов», — отвечает на это автор проекта). Едва не забыл самое главное: мотор-то стоит иначе! Не поперек отсека, а параллельно оси авто! Само собой, сделано так из-за переделок привода. Из-за этого же пришлось менять конфигурации выпускной системы, и теперь глушитель «Стингер» (кстати, его цена недалеко ушла от стоимости самого авто) блестит нержавейкой под передним бампером. Вдобавок по причине укорачивания системы (резонатора-то нет!) он еще и довольно громко ревет, а также время от времени радует прохожих огненными выхлопами. За глушителем — два родных «восьмерочных» вентилятора, сваренных вместе. Радиатор один, и он тоже от ВАЗа.

Двигатель висит на самодельном подрамнике, сваренном из труб прямоугольного сечения.
Я-то думал, что трубы Петя вырвал из близлежащего забора, ан нет. Покупал новыми на металлобазе. Причем пришлось брать две шестиметровые, короче не продают. Остатки пригодятся для другого корча, но скорее Петр сварит из них раму для своей «девятки». Есть и такие планы. Итак, к переделанному мотору пристыкована жигулевская четырехступенчатая коробка передач. («Она выдерживает больший крутящий момент по сравнению с пятиступенчатой», — говорит парень.) Чтобы провести столь сложную операцию, пришлось переделывать маховик, сцепление, коленвал.

Наколдовал и с тормозной системой: изъял «колдун», заглушил часть трубок, оставив лишь один контур. Якобы для того, чтобы машина «не перетормаживала». В планах и установка гидроручника. Спрашиваю, не боится ли он участи печально известного «водителя от Бога» Саши Ганичева, который тоже мудрил с тормозами, а закончилось все это ДТП… Петр говорит, что по дорогам общего пользования не гоняет. «На ней быстро ездить страшно, — считает автолюбитель. — Да и все выкрутасы вроде дрифта мы производим на закрытых площадках. Собираемся там с ребятами, общаемся…»

Выезжает и на нелегальные гонки, которые проводятся в выходные на неоткрытом еще участке объездной Саранска недалеко от Макаровки. Самый первый выезд корча был именно на это мероприятие. Не доехали, само собой. Отвалился рычаг КПП, появилась течь в системе охлаждения. Короче, корч встал на пути к славе. Да и сейчас, как признается парень, каждая покатушка становится проблемной для автомобиля. Недавно на главной улице города — Коммунистической — у «девятки» почти отвалился задний мост. Благо Петр сделал дополнительный крепеж, за счет него конструкция и удержалась. «Сырой еще проект!» — говорит он. Кстати, про мост. Деталь эта взята от вазовской «шестерки», как и кардан. На удивление удлиненный кардан не бьет, зато редуктор, как и положено для «классики», уже воет.

Самое время заглянуть в салон, в котором остались лишь передние кресла. Ни обшивки, ни панели, как я уже говорил… Но, чтобы открыть дверь, придется постараться. Лучше, конечно, когда кто-нибудь толкает изнутри, а ты тянешь ручку снаружи. Задние двери не открываются. Зачем? На месте дивана установлена непростая конструкция из прямоугольных труб. По мнению Петра, она выполняет две функции — поддерживает мост (благодаря ей он и не отвалился окончательно в тот примечательный момент), а также увеличивает жесткость кузова. Эта же конструкция заменила тягу Панара, а та, в свою очередь… стала частью системы охлаждения! Да-да, теперь внутри полой трубы течет антифриз. Бак отныне «проживает» в багажнике. Видимо, освободил место для редуктора. Господи, вы видели, что роль рычага КПП исполняет пруток арматуры? Давно так не смеялся, честное слово! Кстати, ранее вместо него передачи «месили» распредвалом. Продержался, правда, недолго — отвалился в первую поездку.

Вокруг руля — туча проводов, хоть косы заплетай. На рулевой колонке торчит инородное тело в виде тахометра (и откуда он его только снял?). И это единственный работающий прибор в машине. Родные тахометр и спидометр, как и топливомер, мертвы. Похоже, окончательно. Зато автор проекта установил итальянский руль, о котором так давно мечтал.

«В эту машину девчонки не садятся, — признается Петр. — Это в «копейках» и «шестерках» шарм, потому они туда лезут. А в ржавой «девятке» какой шарм? Я делал ее для дрифта. Пробовал, вроде получается. «Попа»-то легкая, пустить в занос можно даже без ручника. Ну и едет машина интереснее «классики», само собой. Двигатель ведь гораздо мощнее. Сколько — не знаю, не измерял».

Не прокатиться на таком чуде за рулем — грех. Пристегиваюсь в продавленном вазовском кресле. С помощью владельца завожу мотор («Сначала поверни ключ… Подгазовывай! Теперь нажми вон ту кнопку, что висит на проводке под рулем. Так включишь генератор. Ну все, поехали!») Далеко с непривычки не уедешь: хилые журналистские ручки еле ворочают рулем без какого-либо усилителя. А усилие по сравнению с обычной «девяткой» выросло в разы! Зато педаль сцепления (гидравлического!) легчайшая. «Месить» рычагом КПП, скажу вам, непросто — информативность близка к нулю. Стартует с места машинка легко, да осадить ее — стоит постараться! Тормоза «схватывают» в самом конце! Нет, Петро, управляйся-ка ты сам со своим монструозным созданием! Кстати, можете записаться на тест-драйв к нему и вы, если вам не нравится ваш личный автомобиль. После корча любая машина становится тихой, мягкой лапочкой.

 

Философия тюнинга

Салон Салон

Нынешняя мода на «Жигули» — явление временное. Современные школьники проявляют больший интерес к иномаркам Нынешняя мода на «Жигули» — явление временное. Современные школьники проявляют больший интерес к иномаркам

Все эти работы Петр делал с помощью друзей прямо там — в «лаборатории». «Нас было человек пять-шесть. Тех, кому нечем заняться», — уточняет автор. Утверждает, что ребята не пьют. Якобы их объединяет только интерес к технике. «Как можно пить, когда ты знаешь, что вечером за руль?» — недоумевает Петр. Любопытно, что сам он не заканчивал никаких курсов автомехаников. Более того, этот парень — дипломированный юрист, который, по его же признанию, после армии хочет устроиться на «нормальную работу». Где трудится сейчас — не говорит. «Военная тайна! — смеется Петр. — Откуда же научился автоделу? Так эта «девятка» и научила. Пока занижал ее, поднаторел. Вдобавок читал кое-что в Интернете. Корч я этот собираю из всего, что валяется под ногами. Поэтому и стоимость окончательная моих доработок смехотворна и приближается к цене простенького айфона четвертого поколения. Соглашусь, наверное, с тем, что переделка «классики» вошла в моду. Для меня это не только развлечение. Тюнинг именно отечественного авто — от безысходности, думаю, как и у других. На что хватает средств!»

Конструкция на месте заднего дивана Конструкция на месте заднего дивана

В прошлую нашу встречу Петя обещал со временем «девятку» покрасить. Соврал. Для него, оказывается, внешность вообще не имеет значения (тоже врет, думаю). Передние крылья пол­ностью ржавые, как и капот с крышкой багажника, а на дверях (вот дизайнерская находка!) болгаркой вырезаны украшения в виде черепа и еще чего-то страшненького. Есть и теги, куда без этого. На фаре — «строимкорч», на спойлере — два матерных глагола (написаны с ошибкой, надо заметить). На задней правой двери еще и надпись «Станс» (направление «занижающего» тюнинга). Правда, составлена она так, что я прочитал «Спаси и сохрани». В принципе такой девиз машине не помешал бы…

А пока владелец спасается от гаишников. Понимает, что такие переделки сулят лишь большие неприятности со стороны Закона. И это логично. «Страшно — кто знает, на кого ты нарвешься? Поэтому гаишников объезжаю… — признается он. — Полис ОСАГО у меня есть. Благо еще и талон техосмотра к нему в довесок можно купить. Так что я и последнюю процедуру не делаю… Есть ли у меня вариант использовать машину только на закрытых площадках для дрифта? Нет, это мой повседневный транспорт».

Под конец нашего общения откуда ни возьмись выскочили два школьника лет одиннадцати. Аккуратно одетые, вежливые. И не проявили ни капли интереса к ржавому петиному чудищу. Потому что на крыше гаража увидели остов старенького — но все-таки! — «Лексуса». «Вы не знаете, как туда эту машину закинули? Кра-а-а-а-аном…» И полезли на гараж. Даю сто очков — эти ребята, когда вырастут, если и станут делать корч, то только из иномарки.

340x240_mvno_stolica-s-noresize