В деле псов-убийц потерян след

Родственники погибшей от собачьих укусов Ольги Батушевой ищут справедливости в федеральных инстанциях.

olga-sorokina

Родственники погибшей от собачьих укусов Ольги Сорокиной ищут справедливости в федеральных инстанциях.

До сих пор не установлены подозреваемые в деле о гибели 41-летней жительницы атяшевского села Батушево Ольги Сорокиной, которую загрызли собаки. Даже эксгумация не помогла сбору улик. Трагедия произошла ночью 18 января, когда женщина возвращалась домой из гостей. Без матери остались 13-летняя дочь и 9-летний сын.

После шокирующего случая в конце февраля был принят рес­публиканский закон «О наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями по организации мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных животных». Для его реализации предусмотрены субвенции из бюджета. Но существенного эффекта эта мера не принесла. По словам родственников погибшей, местные жители по-прежнему не соблюдают правила содержания собак и отпускают их на улицу без намордников. Местная администрация закрывает на это глаза… Сотрудники правоохранительных органов собрали биоматериал со всех домашних сельских собак. Сделано более 80 экспертиз, но подтвердить их причастность к нападению на женщину не удалось. «Уголовное дело возбуждено в день гибели Ольги Сорокиной по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека», — рассказывает руководитель Ардатовского МСО Рошан Мурадов. — Одежда погибшей была изъята в течение двух суток. Собачей шерсти на ней не нашли, но на одном из следов зубов была слюна животного. Мы обошли все дворы и собрали необходимый биологический материал собак. Никаких совпадений эксперты не обнаружили…»

Вина местной администрации в происшествии также не установлена, поскольку на тот момент отсутствовала соответствующая нормативно-правовая база. «Раньше органы местного самоуправления не несли ответственность за то, что игнорируют отлов бродячих собак, — продолжает Рошан Мурадов. — Теперь за подобный случай чиновники понесут наказание… Проводить экспертизы можно бесконечно. Хозяйских собак мы проверили, а есть еще и бездомные. Причина случившегося в том, что администрация не осуществляла контроль над животными, не вела разъяснительные беседы с их хозяевами. Но мы не можем привлечь местных чиновников к ответственности, так как закон обратной силы не имеет. Если владелец отпускает собаку или она сорвалась с привязи, то имеет место административное правонарушение. Любая собака без поводка и хозяйского присмотра считается безнадзорной. Но у нас не ведется работа по их отлову и установлению личности хозяина. Родственников Ольги Сорокиной я по-человечески понимаю, но найти виновных в этом случае нереально…»

На следующий день после похорон состоялась эксгумация. А биоматериал собак, по словам сестры погибшей Надежды Моисеевой, стали собирать только через две недели. «Нас не предупредили, что вещи Ольги будут нужны для следствия, — рассказывает сестра. — По настоянию батюшки мы положили их в могилу. В день похорон старший следователь Ардатовского МСО Валерий Тюгашкин уговаривал нас не подавать заявление. Уверял, что виновных не найти. В районной прокуратуре приняли заявление только после звонка от начальства из Саранска. Результаты анализов нам не сообщали. Сначала только обещали, а потом вовсе замолчали. Объяснили: «Ничего говорить не будем, иначе вы все адвокату передадите». Кстати, односельчане Степкины и работница сельского совета после происшествия своих собак умертвили. Сузьмины, которые проживают рядом с местом происшествия, подобного делать не стали.

41-летняя женщина совсем немного не дошла до дома…
41-летняя женщина совсем немного не дошла до дома…

Семья Сорокиных получила материальную помощь от районной администрации в размере 85 тысяч рублей. Также материально помог мясокомбинат, где работала Ольга. «Дети очень по ней скучают, — говорит Надежда Моисеева. — Пожилым людям и то матери не хватает, а что говорить о них? Зять первое время злоупотреб­лял алкоголем с горя, сейчас вроде пришел в себя. Завел скотину, делает ремонт, занимается детьми…»

По словам Надежды, односельчанка Елена Максимова, у которой Ольга в ту роковую ночь была в гостях, теперь избегает общения. «Отчасти она тоже виновата в случившемся, — считает Моисеева. — Помню, как она уговаривала Олю вернуться к ней на празднование дня рождения. А следователю стала врать, якобы та сама навязалась. Ее версию в ходе следствия опровергли, телефон Оли был проверен на входящие и исходящие звонки. Я сама являюсь свидетелем их разговора».

Ольга Сорокина и Елена Максимова учились в одной школе, но после ее окончания общение прервалось на несколько лет. Они сблизились за месяц до несчастья. «Оля была слабохарактерная, — вздыхает Надежда. — Боялась сказать лишнего, чтобы никого не обидеть. Вот и согласилась по просьбе Лены выйти из такси в поле». С корр. «С» Максимова разговаривать не захотела.

Родственники Ольги Сорокиной собираются обратиться в суд, если их не удовлетворят результаты расследования. «В настоящее время дело переквалифицировано по статье «Причинение смерти по неосторожности», — комментирует ситуацию адвокат Андрей Елистратов. — Предварительное расследование приостановлено из-за отсутствия подозреваемых. Непонятно, когда вновь приступят к работе. После публикации в СМИ следователи усиленно искали виновных, а потом расследование было спущено на тормозах. На что указывает его переквалификация и приостановление. Мы с юристом Артемом Князькиным делаем все возможное, пытаемся содействовать правоохранителям в раскрытии преступления, настаиваем на проведении дополнительных экспертиз. Были на приеме у главы Следственного комитета РФ по РМ Эдуарда Новаковского. Он сказал, что уголовное дело на особом контроле. Нами были поданы обращения в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет РФ от имени родных погибшей и возмущенных гибелью Ольги жителей села. Все они надеются, что виновные лица в любом случае должны быть установлены и наказаны. Отмечу, что Конституция РФ гарантирует каждому право на жизнь и никто не может быть ее лишен».

Закрыть
Закрыть рекламу