Суббота, 20 апреля
Общество

«Судить «по-соседски» — значит брать грех на душу!»

Председатель Верховного суда РМ Сергей Штанов — «Столице С».

sergej-shtanov

Председатель Верховного суда РМ Сергей Штанов — «Столице С».

Об условном приговоре бывшему главе Теньгушевского района Александру Дементьеву председатель Верховного суда Мордовии Сергей Штанов узнал из… «Столицы С». В эксклюзивном интервью он рассказал, почему вершители правосудия вынуждены подавать в отставку в расцвете сил и лет, поведал о предстоящей масштабной реформе в районных судах и подвел первые итоги года в преддверии всероссийского съезда служителей Фемиды. Вопросы задавал Валерий Ярцев.

…Недавно в Атяшевском райсуде во время рассмотрения громкого дела об убийстве корр. «С» вдруг увидели… Сергея Штанова. Он тихо зашел в зал и, как обычный гражданин, присел на одну из скамеек. Надо отметить, что председательствующая в этот момент немножко опешила, прокурор и адвокат смутились. И вот — первый вопрос!

«С»: Сергей Валентинович, почему вы появились в районном суде, да еще и перед самым ответственным моментом — вынесением приговора?

— Ничего удивительного! Такие посещения начал практиковать давно — еще в бытность председателем Пролетарского райсуда. Но это не значит, что сразу надо объявлять перерыв, как это спешат сделать некоторые председательствующие. Я просто прихожу узнать, как ведется процесс. Такое может произойти в любом райсуде. Конечно же, это коллег дисциплинирует, но вовсе не означает, что сам председатель Верховного суда республики решил каким-то образом повлиять на готовящийся вердикт. Но при этом всегда говорил и говорю: вы просто рассматривайте дело так, как это предусмотрено законом! И тогда не будет поводов за что-то переживать. А некоторые судьи, случается, выступают против того, чтобы представители СМИ осуществляли фото- и видеосъемку, освещая процесс. Надо четко понимать: если судья знает закон, ему не за что переживать! Вы же сами пришли на эту ПУБЛИЧНУЮ должность! А если случается ситуация, что и в самом деле не знаешь, как в определенный момент поступить (например, в зале начали сильно шуметь), тогда, действительно, объявляй перерыв. Обратись к приставам, чтобы навели порядок. Дабы никому не давать повода сомневаться в своей компетенции и справедливости!

«С»: Чем вам запомнился уходящий год?

— Главное событие — 27 октября прошла конференция судей Мордовии.
За свою 4-летнюю работу отчитались Совет судей, Квалификационная коллегия и Экзаменационная комиссия по приему квалифицированного экзамена на должность судьи. В итоге работа нашего сообщества была признана удовлетворительной. Избран новый состав этих органов. В скором времени изберут их председателей. Также на этой конференции я проанализировал работу судейской системы Мордовии. Присутствующим доложили о проекте IX Всероссийского съезда судей, который состоится в начале декабря в Москве. Основными задачами по-прежнему являются повышение качества и доступность правосудия. Надо отметить, что в этом году в республике значительно меньше стало случаев, когда приходилось отменять приговоры первой инстанции. Следует также отметить, что решения Верховного суда Мордовии, особенно по гражданским и административным делам, сейчас находят практически полную поддержку в Верховном суде России. Это свидетельствует о том, что наши судьи работают грамотно, в соответствии с законом. В качестве положительной тенденции нужно отметить, что из районных судов стали заметно меньше возвращать гражданам их исковые заявления без рассмотрения по существу. Таким образом, мы стараемся полностью исключить любой формальный подход. Недавно был случай, когда у одного гражданина несколько месяцев не могли в суде принять заявление лишь потому, что он никак не мог самостоятельно рассчитать сумму причиненного материального вреда. Но ведь это со стороны истца довольно несущественное нарушение законодательства, которое легко можно было устранить в ходе досудебной подготовки! Кроме того, сейчас мы активно разрабатываем планы и практические рекомендации для молодых судей и кандидатов на эту должность, имеющих необходимые юридические знания, но пока что не обладающих необходимым опытом работы.

«С»: Еще одна актуальная тема — предстоящее укрупнение судов…

— Этот вопрос активно обсуждается. Суть законопроекта заключается в том, чтобы с помощью реформы оптимизировать нагрузку на служителей Фемиды. Если придется объединять несколько судов, то постараемся сделать так, чтобы к одному сравнительно крупному присоединить другой, небольшой. Но при этом обязательно постараться сохранить кадры. А пока получается так: в одном суде одновременно рассматривается всего 10 дел. А в соседнем — больше 50. А почему бы судье, например, из Кочкуровского районного суда одновременно не рассматривать «дополнительные» дела непосредственно в Саранске? И наоборот, вершителям правосудия из столицы республики, в случае необходимости, заниматься тем же самым в каком-либо районе?.. Разумеется, при этом должно быть сделано все, чтобы такое нововведение никак не отразилось на гражданах. Доступность к правосудию пострадать не должна ни в коем случае. Как бы то ни было, здания судов в каждом районе останутся на тех же местах. Но планируется, что в итоге в республике после такого объединения останется примерно 16 райсудов.

«С»: Другое важное нововведение — в райсудах с июня 2018 года станет возможным рассматривать дела, связанные с тяжкими преступлениями, с участием присяжных заседателей. Не получится ли, что заседатели тоже столкнутся с проблемой оказаться «с глазу на глаз» с подсудимыми, учитывая стесненные условия?

— Такая проблема существует. Мы уже запросили дополнительное финансирование для создания необходимых условий для присяжных заседателей. Некоторые залы придется реконструировать, также необходимо оборудовать специальные комнаты, где их никто не будет тревожить при вынесении вердикта. И при этом важно, чтобы там были все необходимые условия: санузлы, возможность приготовить пищу… Ведь порой присяжные совещаются по несколько суток, а покидать помещение им категорически запрещено. Отдельно стоит напомнить, что быть присяжным заседателем — это обязанность каждого гражданина России, а вовсе не прихоть какого-либо судьи. И человек не вправе сказать: «А я не хочу, потому что мне, дескать, некогда! Зачем вообще вы меня в список включили?» По этому поводу мы, судьи, включая и меня, будем проводить в районах разъяснительную работу, встречаясь с трудовыми коллективами на различных предприятиях.

«С»: Коллегии присяжных в районах будут формироваться из местных жителей? Ведь наверняка в таком случае некоторые из них окажутся сватьями и братьями подсудимых или других участников процесса.

— Здесь мы пойдем по другому пути. Планируем, что список присяжных станет межрайонным. То есть будут представлены граждане из других районов, скорее всего, соседних. Чтобы исключить фактор «родственного влияния».

«С»: До сих пор не решен вопрос о новом здании для Верховного суда Мордовии, которое планируется возвести на ул. Толстого, на месте разрушенного здания ФСБ …

— Мы уже отправили в Судебный департамент России для окончательного утверждения проект нашего нового 4-этажного здания… Нынешние условия не соответствуют современным требованиям — коридоры очень узкие, а в самих залах присяжные вынуждены располагаться напротив подсудимых, буквально в трех-четырех метрах. Складывается, мягко говоря, не очень хорошая психологическая обстановка. В новом проекте предусмотрено, что присяжные «отдалятся» от подсудимых, судьи, адвокатов и прокуроров. Ведь они должны наблюдать за процессом со стороны, чтобы быть еще более объективными. Также предусмотрели отдельный вход, как для работников суда, так и для посетителей, чтобы они сразу могли попасть в нужный зал заседаний, минуя различные коридоры. Планируем оборудовать отдельные помещения для участвующих в процессах прокуроров и адвокатов.

«С»: Немалый общественный резонанс вызвал вынесенный на днях условный приговор в отношении бывшего главы Теньгушевского района Александра Дементьева, которого гособвинитель предлагал отправить в колонию почти на 10 лет. При этом одним из смягчающих обстоятельств, принятых судом во внимание, было письмо, написанное в защиту подсудимого. Его подписали около 600 местных жителей…

— Честно сказать, даже не знаю, какое было вынесено решение!.. А вы об этом уже написали? (С интересом открывает газету — «С») В любом случае, при несогласии с приговором прокурор или адвокаты вправе его обжаловать, направив соответствующую апелляцию в вышестоящую инстанцию. То есть в Верховный суд Мордовии. Мне не предоставлено право комментировать соотвествующий приговор суда. Можно предположить, что в случае введения в районах института присяжных, они также будут обращать внимание и на подобные письма в защиту подсудимых. Так что гособвинителям для поддержания своей позиции потребуются дополнительные усилия. Иначе оглашенный вердикт может быть вовсе не в пользу стороны обвинения. Мне, кстати, недавно поступала из Ковылкинского района любопытная коллективная жалоба. Местные жители возмущались приговором, которым было назначено наказание в виде лишения свободы. Они были с ним абсолютно не согласны. Потому что осужденный, как сообщалось, постоянно заботился о деревенских бабушках, привозил им хлеб с молоком… Но в любом случае, прежде чем учесть мнения, изложенные в таких коллективных письмах, служителям Фемиды необходимо удостовериться, что за люди их подписывают. Ведь в одном случае может оказаться, что это действительно, как говорится, «глас народа». А в другом — «воззвание» могло быть составлено родственниками обвиняемого, чтобы тот смог избежать заслуженного наказания. Письма в защиту суду можно учитывать как смягчающее обстоятельство, но это только прерогатива суда первой либо апелляционной инстанции.

«С»: Спрошу иначе. Не могло ли столь отличное от позиции гособвинителя решение Теньгушевского райсуда быть вызвано, к примеру, каким-либо влиянием или давлением?

— Отвечу так: вершители правосудия назначаются Президентом Российской Федерации. А как на федерального судью может в таком случае повлиять глава района, тем более, если он бывший?.. От главы в данном случае практически ничего не зависит. Могут обратиться к независимому судье «по-соседски»? И такие случаи, я думаю, окончательно ушли в прошлое. Сегодня судить «по-соседски» — это, мягко говоря, неправильно. Это значит грех на душу брать! Скажу больше. Недавно проводились выборы в местные органы власти, в Госсобрание РМ… Некоторые жаловались, что эти мероприятия проходят якобы нечестно. И суды эти жалобы рассматривали, выносили решения. Но при этом никакого давления на суды со стороны органов власти не было! Тем более, мы уже получили разрешение на то, чтобы монтировать в судебных залах специальные аудиокомплексы. Со следующего года эта аппаратура будет записывать весь ход судебного заседания!

«С»: Немалый общественный резонанс вызвало и условно-досрочное освобождение бывшего директора саранского бюро ритуальных услуг Ивана Петрова. В этом случае на вас и на суд тоже никто не влиял?

— Не знаю, честно говоря, в чем там суть дела. А что, его досрочно освободили?!

sergej-shtanov-2

«С»: А вы не знаете?! Освободили, да… Значит, никто с вами или коллегами не пытался «поговорить в кулуарах» по поводу Петрова?

— То, что Петрова наказали, знаю. А что досрочно освободили — нет. Да и вряд ли кто-нибудь попытался, как вы выразились, «поговорить в кулуарах». Ведь прекрасно все знают мою позицию. Всегда всем и везде говорю: работать надо только по закону! Помогать нужно только тем, кто нуждается в защите от каких-либо противоправных действий! Иначе это будет не правосудие! Причем в своей работе я не касаюсь конкретных уголовных дел, если, конечно, по этому поводу нет жалоб от граждан. Прежде всего я анализирую судебную практику в соответствии с требованиями закона. Проверяю, насколько то или иное вынесенное решение обоснованно и мотивированно. «Разговоров в кулуарах» или печально известного с советских времен «телефонного права» на сегодняшний день не существует. Эти времена ушли. И дай Бог, чтобы больше никогда и не возвращались! Да и публичность, существующая в настоящее время, дает о себе знать. Еще раз выскажу благодарность вам, журналистам, за освещение процессов. Ведь суды — орган публичный. И все наши граждане должны знать, как именно работает правосудие. Не надо бояться людей!.. Впрочем, я не берусь утверждать, что судьи у нас совершенно неприкосновенны. К примеру, в этом году рассматривался вопрос о применение мер дисциплинарного характера в отношении судьи из Зубово-Полянского района. Она допустила волокиту при рассмотрении дел, хотя нагрузка, следует признать, и в самом деле была большая. Но это никак судью, пусть и молодого, начинающего, не оправдывало. В итоге ей вынесли предупреждение.

«С»: Взятки в судебной системе тоже полностью искоренены?

— Бог миловал! Но, если у вас есть какие-либо факты, обязательно сообщайте! Будем избавляться. Но думаю, все судьи прекрасно понимают, чем это грозит. Я считаю, что пусть это и тяжело, но при малейшем появлении пятнышка от него надо незамедлительно избавляться, прежде чем оно расползется и запачкает всю судебную структуру!

«С»: В Мордовии есть уникальное место — Дубравлаг. Приходилось слышать, что некоторые ушлые осужденные умудряются обратиться в Зубово-Полянский райсуд с ходатайством об УДО, не известив об этом, как положено, администрацию УФСИН…

— С этим вопросом знаком… Прежде чем направить дело в суд, администрация колонии обязана предоставить на осужденного характеризующий материал. Не важно, согласна ли она сама с УДО или против, но ведь по каждому конкретному случаю решение принимает только суд. Обратиться с таким ходатайством — неотъемлемое право осужденных. Но порой они этим законным правом злоупотребляют. Отправляют документы с просьбой об УДО в суд, минуя администрацию колонии. Либо через знакомых, либо через адвокатов и родных во время свидания. А потом жалуются, почему их обращение в суде оказалось не зарегистрировано!

«С»: Судьи выносят приговоры, связанные с лишением свободы на долгие годы. А вот на них самих «распоряжение» чужими судьбами как-то отражается?

— Если даже судить по себе, скажу так: ничто не проходит бесследно! Судья — тот же человек, и приговоры проходят буквально через его душу.
Нервная система разрушается, ведь столько эмоций приходится сдерживать! Причем другие стороны могут выплеснуть свои чувства прямо в суде или на улице, а судья-то лишен такой возможности. Он не имеет права ничего высказывать, выкрикивать, молча все воспринимает. Вот пример из моей практики. Судили несовершеннолетнего по обвинению в изнасиловании. Прежде он проблем с законом не имел, но первое же преступление оказалось из категории тяжких и дерзких. Судя по всему, сам факт пребывания на скамье подсудимых мог стать для парня отличной профилактикой на всю жизнь. Но в итоге мы, как положено по закону, лишили молодого человека свободы. Как того требует Закон. А ведь это же наши дети! Неприятно видеть их на скамье подсудимых, за решетками — ну как тут душа не будет болеть?! Поэтому законодатели и «наградили» вершителей человеческих судеб различными льготами. Только у нас беда: никак не предоставят нашему ведомству свой лечебно-оздоровительный санаторий. У всех других представителей власти есть, а у нас… Этот больной вопрос мы также будем ставить на предстоящем съезде судей. Куда в первую очередь отправляется судья, получив отпуск? Правильно, подлечиться в санаторий, где можно восстановить деятельность сердечно-сосудистой системы. Съездишь на 10–15 дней — немножко успокоишься…

«С»: А что можете порекомендовать коллегам, работающим в условиях постоянного стресса?

— Хорошего здоровья! Чтобы и в дальнейшем успешно справлялись со своей непростой работой!.. Например, я люблю отдыхать, пересматривая советские комедии, читая приключенческие и исторические романы. А еще привык заниматься огородничеством. Хотя из-за моей занятости этим занимается все больше супруга. Надо заметить, в этом году урожай оказался хорошим: картошка, моркошка, лук и свекла, помидоры с огурцами и даже виктория. Только вот животноводством нам нельзя заниматься, учитывая выбранную профессию!.. Согласен, судить людей — это все-таки призвание! Далеко не каждый может этим заниматься. Недаром так много внимания у нас уделяется подбору кадров. Сколько я знаю случаев, когда замечательные грамотные юристы не смогли стать судьями.

Так и говорят: «Нет, это не мое!» А настоящая мудрость, я считаю, приходит нередко в 50–60 лет. Но в этом возрасте многие судьи вынуждены подать в отставку и снять мантию. Потому что, к примеру, его дочь или сын устроились работать адвокатом, прокурором и т. д. Таковы требования закона! Не будет же родитель препятствовать продвижению своего ребенка по службе?! Поэтому судья, случается, вынужден сам уходить в самом расцвете сил, чтобы дать дорогу своим детям. Хотя, на мой взгляд, это не совсем правильно. Об этом мы тоже будем говорить на предстоящем съезде судей. … Ну и, конечно же, в заключении хочу пожелать коллегам… поменьше дел (улыбается — «С») и побольше профилактики!

Материалы по теме
Закрыть