Понедельник, 15 апреля
Общество

«Мои ребята сбили три американских самолета!»

«Неизвестная» Корейская война сержанта Айсы Шарибжанова.

Айса-Шарибжанов

«Неизвестная» корейская война сержанта Айсы Шарибжанова.

В мире было немало военных конфликтов, где интересы России и США сталкивались косвенно: на территориях третьих стран. Происходят они и сейчас. А первым противостоянием, в котором лицом к лицу сошлись вооруженные силы двух мировых держав, стала Корейская война 1950–1953 годов. Многие историки до сих пор называют ее «неизвестной». В СССР вплоть до перестройки участие советских войск в схватке Северной и Южной Кореи не афишировалось, а с некоторых документов по-прежнему не снят гриф «секретно». 86‑летний житель Саранска Айса Шарибжанов почти два года воевал в Стране утренней свежести. О том, что довелось ему пережить в боях с американцами, пенсионер рассказал Михаилу Джумблатову.

В «неизвестной» войне погибло немало наших солдат и офицеров.

Но о них мало что известно. Некоторые участники боевых действий лишь 20 лет назад получили статус ветерана и соответствующие льготы. Их грудь не украшают ордена и медали, их не приглашают на встречи со школьниками. Но мы должны знать о послевоенном поколении, которое с честью выполнило воинский долг, когда Родина призвала их защищать государственные интересы на Дальнем Востоке…

Облава в Белозерье

«Я родился 5 мая 1929 года в селе Иняте Лямбирского района в татарской крестьянской семье, — рассказывает Айса-бабай. — Был младшим из шести детей. Отец когда-то служил на императорском флоте, участвовал в Русско-японской войне 1905 года и в Первой мировой. Он умер в 1935 году, и я его почти не помню. Жили мы тогда очень трудно, в основном, за счет натурального хозяйства, держали скотину, обрабатывали огород. Я посещал школу в соседнем селе Белозерье, где все предметы преподавались на татарском языке. Однако получить среднее образование мне было не суждено…» Однажды в 1945 году 16‑летнего парнишку остановили на улице председатель колхоза с двумя милиционерами и отправили в Лямбирь пешком за 25 километров. В райцентре его поджидали представители Саранского фабрично-заводского училища. В добровольно-принудительном порядке юношу зачислили в это учебное заведение, которое располагалось на ул. Димитрова. Почти год Айса Шарибжанов учился на плотника, а потом остался по распределению в столице республики. Попал на стройку многоэтажного дома на перекрестке ул. Васенко и проспекта Ленина…

Айса-Шарибжанов

Прямо на границу

В апреле 1950 года парня призвали в армию. Товарный поезд повез его с Рузаевского вокзала в Забайкальский военный округ. «Сопровождающий заметил мои командирские способности и назначил старшим по вагону-«теплушке», — вспоминает Шарибжанов. — В мои обязанности входила раздача пайка 74 новобранцам…» Через 18 суток они выгрузились на станции Оловянной в забайкальской степи. В части, недалеко от китайской границы Айса восемь месяцев учился на сапера. Затем ему присвоили звание младшего сержанта и доверили командовать отделением саперного батальона. «Месяца через два меня вызвал капитан и сказал: «Шарибжанов, вы поедете в командировку». Спрашиваю: «Куда, если не секрет?» Он отвечает: «Пока в Иркутск». Однако я сразу понял, что гораздо дальше. В моем отделении служили двое рядовых из Мордовии: Айса Рамазанов из Белозерья и Василий Неверов из Ширингушей. Они тоже поехали со мной и прослужили до самого дембеля». В Иркутске формировалась дивизия для отправки за границу. Шарибжанов прошел ускоренные двухмесячные курсы командиров зенитных артиллерийских расчетов. «В Корею отбирали очень тщательно и придирчиво, внимательно изучали личные дела, — рассказывает ветеран.– Кандидаты не должны были иметь судимостей, то же самое касалось их родственников. Я отвечал всем требованиям…» В июне 1951 года дивизия отправилась на войну и провела за границей почти два года. «На советско-китайской границе мы перегрузили зенитки из нашего состава на платформы местной узкоколейки, — продолжает Шарибжанов. — Командование приказало переодеться в форму китайских добровольцев без знаков различия. Она оказалась лучше нашей: широкие брюки, обшитые кожей зимние брезентовые сапоги со шнурками, удобные ботинки, головные уборы типа бейсболок, а также широкополые шляпы. В зимнем обмундировании было тепло, а летняя форма отличалась элегантностью. Нам было приказано на весь срок командировки забыть имена и фамилии сослуживцев. Каждому бойцу был присвоен номер, на который он должен отзываться. Я воевал под номером 225».

Приказ: летчиков не расстреливать!

Полтора месяца дивизия стояла в городе Андуне на китайско-корейской границе, а потом перешла реку Янлуцзян и передислоцировалась в корейский город Синыйджу. Зенитчикам была поставлена задача: охранять мост и аэродром с истребителями МиГ‑15. «У нас было три полка и в каждом по три дивизиона ПВО с восемью орудиями. Я командовал расчетом 37‑мм автоматической зенитной пушки, — рассказывает Шарибжанов. — Под моим началом находились семеро солдат: двое наводчиков, двое заряжающих, подносчик снарядов, установщик курса и стрелок. Рядом с позициями мы выкопали землянки на восемь мест с нарами, где личный состав находился круглые сутки. По команде «воздушная тревога» каждый занимал свое место, и мы открывали огонь по американским истребителям F‑80. Они совершали налеты на штаб дивизии, командный пункт и охотились за МиГами. Когда самолет противника пытался зайти нашему в хвост, мы отсекали его заградительным огнем…» Американцы подавляли советскую ПВО с помощью тактики «звездный налет». Самолеты выстраивались в «карусель» и на бреющем полете расстреливали позиции зенитчиков из пушек и сбрасывали бомбы. «После их атак у нас были раненые и погибшие, — говорит ветеран. — Помню, однажды вражеские истребители хотели уничтожить командный путь, но промахнулись и вывернули с корнем огромное дерево. Тогда я стал свидетелем гибели сослуживца Хасанова, его мозги забрызгали стену здания. Мы тоже в долгу не оставались. За весь период службы мой расчет сбил три американских самолета. Вообще наши зенитчики часто это делали. Командиры всегда нас строго предупреждали, что ни в коем случае нельзя расстреливать пилота, когда он спускается на парашюте. Мы неукоснительно выполняли приказ, я не помню ни одного нарушения. Когда недавно в Сирии туркоманы застрелили российского летчика в небе, я очень расстроился. В наше время такое преступление трудно было представить…»

Командиры всегда нас строго предупреждали, что ни в коем случае нельзя расстреливать пилота, когда он спускается на парашюте. Мы неукоснительно выполняли приказ, я не помню ни одного нарушения.

«Волчий билет» за триппер

Американцы пытались любой ценой нанести урон советским войскам и разложить их боевой дух. «Наш аэродром охраняло тройное кольцо из китайцев, корейцев и советских военнослужащих, но «янки» хотели во что бы то ни стало показать всему миру, что никакие мы не китайцы, — рассказывает ветеран. — В увольнение нас отпускали исключительно в сопровождении офицера. Поэтому враг пошел на хитрость: подослал к нам кореянок, зараженных венерическими заболеваниями. Пятеро наших солдат подхватили сифилис, шестеро — триппер. Начмед подполковник Сурских в бешенстве орал: «Я вас так вылечу, что вы меня надолго запомните!» Слово свое он сдержал: несколько дней подряд всаживал заболевшим в мягкое место огромный шприц. Мы смеялись, а им было не до шуток. Во‑первых, после инъекций ребята с трудом ходили, хватаясь за стенки, а во‑вторых, всех потом отправили в Союз «за аморальное поведение». Точно так же поступали с любителями спиртного. Тех, кого заставали за распитием алкогольных напитков, заставляли разбить бутылку перед строем и затем немедленно отправляли на Родину».


Корейская война — конфликт между Северной и Южной Кореей, длившийся с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года (хотя официального окончания войны объявлено не было). Часто этот конфликт времен холодной войны рассматривается как опосредованная война между США c их союзниками и силами Китая и СССР. Советский Союз официально не участвовал в войне, но во многом взял на себя ее финансирование, а также снабжение китайских войск. Многочисленные военные советники и специалисты были отозваны из Северной Кореи еще до начала войны, а во время войны отправлены назад под видом корреспондентов ТАСС. Со стороны Юга в войне принимали участие Южная Корея, США, Великобритания и ряд других стран в составе миротворческих сил ООН.
Корейская война была первым вооруженным конфликтом времен холодной войны и явилась прообразом многих последующих баталий. Она создала модель локальной войны, когда две сверхдержавы воюют на ограниченной территории без применения ядерного оружия, не заявляя прямо о присутствии в войне своего ключевого противника. Корейская война вывела холодную войну, в то время больше связывавшуюся с конфронтацией между СССР и некоторыми странами Европы, в новую, более острую фазу противостояния.
По разным оценкам, в Корейской войне погибло более 4 миллионов человек. Советский Союз, по официальным данным, потерял 282 военнослужащих.

По словам Шарибжанова, американцы применяли против советских войск бактериологическое оружие. «Я несколько раз видел, как вражеские самолеты сбрасывали на наши позиции бомбы с насекомыми, зараженными чумой и холерой, — утверждает собеседник. — Ни я, ни мои подчиненные не болели, возможно, потому, что нам делали прививки от этих инфекций. Бомбы представляли собой мешки, которые лопались от удара о землю, из них разлетались мухи, кусавшие людей». Гораздо более коварным недугом была дизентерия, ею переболели многие солдаты. Не миновала участь и Шарибжанова, он провалялся в санчасти две недели.

Секретность

Никого из погибших военнослужащих, видимо, по соображениям секретности, не отправляли «грузом 200» в СССР. Они захоронены в китайском Порт-Артуре, который русская армия занимала в начале XX века, и там уже было солдатское кладбище. Родные сержанта сначала не знали, что он находится на войне. «Нам категорически запрещалось писать, где находимся и что делаем, — вспоминает ветеран. — Военная цензура читала каждое письмо и вычеркивала все лишнее. Я не умел писать по-русски, но среди проверяющих были носители татарского языка. Поэтому пошел на хитрость: написал матери, что нахожусь в местах, где воевал племянник отца. Родительница сразу догадалась, о чем идет речь. Наш родственник участвовал в Советско-японской войне, громил в этих местах Квантунскую армию в 1945 году». В Корее советским бойцам запрещалось фотографировать, все снимки при отъезде изымались и уничтожались.

Айса-Шарибжанов

Ветеран

В Советский Союз Айса Шарибжанов вернулся в марте 1953 года, но демобилизовался только в декабре. Согласно приказу министра обороны, прослужил дополнительно полгода. Он до сих пор не знает, почему так произошло, командиры этого не объясняли. Впрочем, пенсионер не обижается на такую мелочь. «Самое главное, что я и мои земляки вернулись с войны живыми и невредимыми, выполнив свой долг, — говорит Айса Шарибжанов. — После демобилизации я окончил водительские курсы. Вплоть до выхода на заслуженный отдых в 1989 году работал шофером. Сначала на урановых рудниках, потом в строительных организациях Мордовии. Мы с женой воспитали дочь и сына, сейчас у меня четверо внуков. Являюсь ветераном труда и ветераном войны. В Корее я был награжден двумя китайскими медалями, а в собственной стране меня 42 года не признавали участником войны. Восстановить справедливость помогла газетная статья «Нас бомбили мухами», которую случайно прочитал в 1995 году. Я пошел в Октябрьский военкомат и показал ее: «Вот написано о войне, в которой я участвовал». Мне говорят: «Почему же вы так долго не приходили?» Так в 66 лет я получил удостоверение фронтовика и с тех пор приравнен по льготам к ветеранам Великой Отечественной войны. Я не в обиде на государство, получаю пенсию в 36 тысяч рублей, на жизнь мне хватает. Каждый год Президент присылает мне на 9 Мая поздравление с Днем Победы. Я испытываю большое удовлетворение от того, что в стране действует свобода вероисповедания. За последние 12 лет я три раза совершил паломничество в Мекку. Полностью поддерживаю усилия нашего Верховного Главнокомандующего Владимира Путина по уничтожению ИГИЛ, которое убивает женщин, стариков и детей. В Коране написано: «Убийство одного невинного человека равносильно убийству всего человечества». Поэтому никакого оправдания этим варварам нет и быть не может»

Материалы по теме
Закрыть