Вторник, 27 февраля
Общество

Пожизненно осужденный оленевод мечтает вернуться в тундру, где заживо сжег свою семью…

dubravlag_olenevod (16)27-летний уроженец Ненецкого автономного округа Андрей Выучейский получил самый страшный срок — пожизненный! Оленевод заживо сжег своего 6-месячного ребенка Аркадия, жену Галину, мать Надежду, тетку Любу и малолетнюю племянницу Таню. А все из-за того, что ему не дали вовремя выпить водки. Но молодой мужчина не верит, что навсегда оказался за решеткой. Он надеется, что когда-нибудь сможет покинуть зубово-полянский поселок Сосновка и вернуться на Крайний Север — туда, где мало людей, но так много оленей. Туда, где до сих пор бродит по тундре его любимый Черныш… С узником Дубравлага встретился ВАЛЕРИЙ ЯРЦЕВ.

«У вас в Мордовии совсем зимы нет! — печалится Андрей Выучейский. — Одни дожди да оттепель. Не то, что у нас — 35 градусов мороза!.. Я вырос в палатках. С детских лет вместе с родителями пас оленей. Мы работаем вахтовым методом. Бригады состоят из 5—6 человек.

На каждую — по два стада из нескольких тысяч голов. Оленей держим на пастбищах с июля по октябрь. А в декабре загоняем в специальные загоны. Животных забивают и сдают на мясо… Сколько зарабатывали? К примеру, в 2012-м получил 16 тысяч рублей! Браконьеры из города Мезинь тогда оленей перестреляли, а мы за них расплачивались. Ведь мы же за каждую голову отчитываемся…»

Досье «С»

Ненецкий автономный округ — самый малонаселенный регион России. Население — более 43 тысяч человек, в том числе 7,5 тысячи — ненцы. Округ расположен на севере Восточно-Европейской равнины, при этом большая часть — за Полярным кругом. Омывается Белым, Баренцевым, Печорским и Карским морями Северного Ледовитого океана. Административный центр — город Нарьян-Мар, где проживает 23 тысячи человек.

Андрей Выучейский верит, что рано или поздно увидит родную тундру и придет на могилу родных, чтобы попросить прощения...

Андрей Выучейский верит, что рано или поздно увидит родную тундру и придет на могилу родных, чтобы попросить прощения…

«У меня был ручной олень, — улыбается Андрей. Для него это воспоминание, пожалуй, одно из самых светлых в жизни и, похоже, таким до конца жизни и останется. — Я нашел его в тундре. Маленький такой — месяца полтора от роду. От стада отбился. Он был весь черный, и я назвал его Чернышом. И жил в моей палатке и везде за мной ходил. Как собачонка! У входа его привяжу — лежит и охраняет…» Впрочем, воспоминания о родных тоже вызывают у Андрея улыбку. Правда, грустную. «Мою жену Галиной звали. Ей было 19 лет. Вместе пасли оленей, вот и подружились… Чем она понравилась? Ну, как сказать… Не знаю… Обычная была. Просто так все у нас в жизни сложилось… Молодые у нас обычно в город уезжают, а она вот осталась. Официально, правда, расписаться не успели. Заявление подали 19 апреля 2013 года. Но загс — в поселке. Далеко было ехать с пастбища на нашу свадьбу, да к тому же распутица началась. Так и не успели оформить все на бумаге. Но Галина все равно мне настоящей женой была. А сыну Аркадию едва минуло полгодика…»

Ночь 30 апреля того же года его бригада остановилась в нескольких километрах от ненецкого села Несь. Оленеводы, как обычно, разместились в брезентовых палатках. Около 3.00 Андрей облил пятерых родственников горючим из канистры. И поджег! Обитателей соседних палаток разбудил гул и треск! А потом они услышали истошный вопль женщин и ребенка!

Палатка Выучейского моментально превратилась в огромный факел. В итоге мать Андрея и малолетняя племянница сгорели заживо, а еще трое вскоре скончались в больнице… Среди них — сынишка, которого подбежавшие на помощь мужчины достали из пожарища с помощью шеста. Как рассказывали свидетели, все это время Андрей бегал вокруг с криками: «Что я наделал?! Что мне будет?!» «Если бы жена дала спиртное, то ничего бы ЭТОГО не случилось!» — пояснил он потом…

В суде обвиняемый от дачи показаний отказался. «Галина много раз Андрею говорила: «Хватит пить! Ложись спать!» —а он в ответ грозился ее убить!» — свидетельствовали коллеги обвиняемого в храме правосудия. 11 декабря 2013 года суд Ненецкого автономного округа признал Андрея Выучейского, имеющего начальное образование, к пожизненному заключению в колонии особого режима. Впрочем, и сейчас оленевод придерживается своей версии. «Как произошло? Буржуйку подтапливал. Помню, еще генератор завел… А родные рядом спали. Плеснул солярой — и случайно жене в лицо попал! Сам не понимаю, как на них огонь перекинулся… Успел Галину из палатки вытащить. Но она уже обгорела сильно, не спасли. Я и тетку тоже вытащил… Тут и двоюродный брат подбежал, сынишку достали. Потом свою мать пытался достать — но не смог… И сам при этом сильно обгорел…»

«С»: А в приговоре сказано, что вы умышленно своих близких подожгли…

— Вот так у нас суды судят! Все понаписали по словам соседей, которые в это время за 100 метров находились и ничего видеть просто не могли. Не обливал я никого специально… Никакого скандала с женой тогда не было. И водки у Галины я не просил. Зачем мне эта водка? Хотя не отрицаю — был тогда нетрезвый. В тот день белый олень убежал. Выяснилось, что он в чужое стадо ушел. Мы за ним поехали, там с другой бригадой и выпили… Я сам потом две недели с ожогами в реанимации лежал. Лицо, руки — все обгорело!.. Маму похоронили на кладбище в поселке рядом с отцом, которого не стало еще 10 лет назад. А Черныш после этого пожара от людей стал бегать, в руки больше никому не давался. Как будто почувствовал, что со мной беда случилась. Мне об этом брат рассказывал. А мне прямо в больнице обвинение предъявили. Обвинять меня в ТАКОМ! Это стало настоящим потрясением! В суде надеялся доказать, что это была случайность. Но не удалось. Да я в таком состоянии находился, что не мог по-настоящему защищаться. Решил: пусть все идет как идет… Без разницы! Вы знаете, я намного сильнее переживал из-за того, что родные погибли, а не из-за того, что меня в дальнейшем ждет. И все-таки, признаюсь, до последнего надеялся — много не дадут, лет 25, не больше! Мне и конвоиры об этом говорили. А когда судья сказал про пожизненное заключение, поначалу ушам не поверил. Написал в Москву кассационную жалобу, но получил отказ. В прошлом году меня привезли в Дубравлаг. О Мордовии раньше ничего не слышал. Сразу подумал, что куда-то за границу повезут. Оказалось, что это недалеко от Москвы… Сейчас как бы со сроком смирился. Понимаю, что предстоит здесь всю жизнь провести, до самой смерти… И все равно надеюсь, что заменят мне пожизненное, пусть и через 25 лет. Рано или поздно! Именно надеюсь, но не молюсь. Потому что в Бога не верю… Здесь я работаю, шью рукавицы. Так незаметно время летит… Еще книжки всякие читаю. Какие? Да все подряд, какие есть…

Теперь Андрея Выучейского ставят в пример вновь прибывающим осужденным. Тем, которые на предложение заняться изготовлением рукавиц отвечают: «А я не умею!» И тогда начальство рассказывает об Андрее. Дескать, человек с Крайнего Севера, и то вон как научился! А ты что же, не сможешь? Новички неловко улыбаются и соглашаются…

Досье «С»

Ненецкий автономный округ расположен в северной части Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, которая по запасам нефти занимает в стране 4-е место. Здесь открыто более 80 высокорентабельных месторождений углеводородного сырья. Также есть месторождения каменного угля, никеля, меди, молибдена, золота, алмазов.

«С»: Погибшие родственники во сне не являются?

Бывает… Чаще всего — жена с сынишкой. Нет, ничего плохого они не говорят. Там, во сне, у нас все нормально. Потому что все живы и здоровы… Да, и Черныш, конечно, тоже приходит! (Улыбается — «С».) И другие олени снятся. И тундра, конечно! Я ведь, кроме нее, в своей жизни больше нигде не бывал. Только один раз в городе оказался, когда меня в больницу положили. Но там была такая скука! Больше трех дней выдержать не смог — так сильно тянуло на природу. Что может быть лучше тундры? Каждый день переходишь с оленями на новое место, вся жизнь — в палатках… Много вещей не нужно — потому что тяжело перевозить. Обходимся по минимуму. Из продуктов самое основное — оленина, рыба, хлеб, каша… Нефть, газ, алмазы — про это мы только краем уха слышали. Хотя, говорят, они у нас под ногами лежат, в земле. Но для нас самые большие богатства — олени и тундра!.. Я мечтаю, что рано или поздно получу свободу. Обязательно приду на могилу, где родные мои лежат. Помянуть, прощения попросить. Но не за убийство, а за свою неосторожность…» Наш собеседник верит, что снова окажется в белом безмолвии — там, где его ждет верный Черныш. «Нет, о том, чтобы снова завести семью, совсем не думаю, — вздыхает Андрей. — Если честно, живу надеждой, что пусть и под конец жизни, но обязательно встречусь в тундре с моими оленями…»

Материалы по теме
Закрыть