Суббота, 20 апреля
Общество

О сложностях взаимоотношений с бюрократической машиной

МВД

Вам приходилось ждать год встречи с человеком? Нет, речь не о вас, детишки, торопящихся вновь встретиться с Дедом Морозом. И не о вас, взрослые, отбывающих последние 365 дней заключения. Ждать без объяснения причины, без какого-либо слова от того, кого ждешь. А я ждал. Встречи с одним транспортным чиновником. Ожиданию предшествовала первая встреча, где я выразил вовсе не робкое желание подготовить статью в газету о работе ведомства, возглавляемого чиновником. Был услышан, как говорят эти люди. Было обещано, как выразился бы Жванецкий. Прокатили меня, как сказали бы во дворе. Потому что чиновник на звонки по мобильному не отвечал, а «поймать» его по рабочему, через секретаршу, было невозможно. «Ввиду того, что начальник… был видным представителем работников, которые «минуту тому назад вышли» или «только что здесь были». Это не я сказал, это еще Ильф и Петров написали.

Планета вертелась, вертелись и людишки вместе с ней. Примерно после 365-го с небольшим оборота я добился-таки встречи, написал-таки материал. То есть целый год держал в голове тему, звонил время от времени, ждал… Знаете, сколько длилась наша встреча? Не больше часа. Год ожидания из-за 60 минут. Чиновнику вряд ли это стоило больших усилий: сказать подчиненным, чтоб подготовили отчет, а затем пересказать его мне.

Было это несколько лет назад, но с ведомством этим у меня сложности до сих пор. Мобильный часто не отвечает, а на стационарном — «минуту тому назад вышли». А есть еще другой тип власть­имущих. «Ничего не скажу, никаких комментариев», — бросают они трубку. Таких больше среди силовиков. «Скажите пару слов о случившемся ДТП, люди должны знать!» — «Нет, звоните в пресс-службу! Я не буду ничего говорить!» Идет обзвон ответственных по цепочке, идет поиск «главного». Тяжелый поиск. И минимум информации на выходе. Случись что резонансное — пресс-конференции, где можно было бы задать все интересующие вопросы, не дождешься. Собери ответственных, посади их перед журналистами, все расскажи, проинформируй общество, которому ты служишь, но нет. Недавний случай то ли с пенсионером, то ли пьяной сотрудницей ГАИ, допустившей наезд на патрульную машину на Химмаше, тому пример. Они считают, что лучше давать (если давать, конечно) информацию методом капельного полива. Да и дают не начальники, а делегированные и от того знающие меньше, чем журналисты, сотрудники. А начальники — за спинами делегатов. Их и не увидеть обществу, их и не отпорицать, в случае чего.

И когда я годами жду назначенных обществом типов, чтобы рассказать обществу и себе что-то нужное… И когда я получаю в ответ немотивированное «Без комментариев!», а затем капли информации… Я закипаю. Да мы все тут кипим часто, приходите в редакцию, посмотрите, как мы тычем в неповоротливое жирное тело бюрократической машины, чтобы получить хоть что-то. Машина хочет максимально закрыться, придавив пузом то, что делает, чтобы потом выбросить в общество готовым продуктом то, что делало.

Хочу посещать планерки в саранской мэрии — нельзя. И без журналистов там разберутся. Пытаюсь наладить открытый контакт с разными ведомствами, чтобы оперативно оповещать людей о заменах дорожных знаков, изменениях в режиме работы светофоров, перекрытиях дорог — упираюсь в стену нежелания. Да, иногда вырываю из-под пуза бюрократической машины какую-то информацию в этом роде. Но чувствую, будто украл. Потому что — не дай бюрократический бог опубликовать несогласованную информацию! — поднимается вой. Ох, сколько нервов потеряно на этом фоне… Сколько пресс-служб разных ведомств костерило, огрызалось и защищало жирное тело… И продолжает защищать.

Можно показать себя глупцом и распространить закрытость на госведомства целиком, объяснив это естественностью бюрократизма и волокиты. Но отдельные примеры говорят, что положение зависит от конкретных людей. Если бы не все эти добрые замначальники, отдельные специалисты, легко и свободно сообщающие мне информацию (не секретную, заметьте), вам, читателям «Столицы С», было бы гораздо скучнее. Да наплевать можно на все это и мне, и читателям. Но, знаете что… Нет. Потому что это государство. Это мы. Это наши дороги, это наш общественный транспорт, это наша полиция, это наш город, это наше общество. Мы должны знать о нем максимально много, потому что мы ездим по нашим дорогам, мы пользуемся общественным транспортом, каждый день встречаем полицейских (и лучше бы эти встречи были только позитивными), живем в этом городе. Да здравствует открытое общество

Материалы по теме
Закрыть