Вторник, 16 апреля
Общество

«Мы как на вражеской территории!»

Как мэр Саранска Петр Тултаев участвовал в бое при военном городке, победитель в котором не определился.

мэрская-суббота

Как мэр Саранска Петр Тултаев участвовал в бою при военном городке, победитель в котором не определился.

В Саранске продолжаются мэрские субботы – обходы городских кварталов разной степени благоустроенности, инициированные и возглавляемые главой местной администрации Петром Тултаевым ради всеобщего блага и решения давно назревших проблем. Первую половину дня 30 июля чиновники и коммунальщики провели на территории бывшей военной базы на улице Мордовской. Денису Тюркину это мероприятие больше напомнило военное сражение с двумя противоборствующими армиями (чиновников и горожан), которое местами походило на перестрелку всех со всеми. О жертвах боя и его героях, а также о том, как армия дошла до Тихого океана и Берлинской стены – в материале.

Скопление сил было намечено на 9.00 на въезде в городок, который горожане по привычке называют военным. Издалека могло показаться, что над армией высится штандарт с надписью «Бухен хаус». Нет. Это было всего лишь название пивной. Там (не в пивной, среди привычного круга чиновников и коммунальщиков) были замечены почему-то депутат Госсобрания и директор «Технопарка» Виктор Якуба, еще один депутат и ректор МГУ Огарева Сергей Вдовин, а также директор саранского транспортного Управления Игорь Белорунов. Вроде двое первых живут не в банальных многоэтажках военного городка, чтобы отстаивать здесь свои интересы, а что касается интересов последнего, то транспорт сюда не ходит.

И это, в принципе, не проблема, потому что на транспорт никто не жаловался. Милая дама, местная жительница, начавшая солировать в начале (потом выяснится, что она крепкий боец!), говорила о тесной застройке, детских площадках и выпивающих компаниях, мешающих жить. Отражал атаки все больше Сергей Вдовин. Он время от времени говорил то про песочек в песочницах, то про парковки… Армия чиновников стремительно двигалась по территории противника, нигде поначалу особенно не задерживаясь.

«Что за цирк…» — пробубнила какая-то бабушка на лавочке, когда мимо прошла процессия. На нее никто не обратил внимания. Во-первых, некультурно это как-то, обращаться ко всем сразу. А во-вторых, это удел бабушек на лавочках — бубнить.

Остановились у импровизированной парковки, которую жильцы устроили прямо на газоне, предварительно подсыпав камушки под колеса. Здесь чиновники не оказали никакого сопротивления – всем было понятно, что нужно строить полноценную стоянку. Выяснилось, что в том месте проходит теплотрасса. О перемирии пришлось забыть: местные жители открыли огонь словами «Гнилые трубы!» «Ржавая вода!» «Горячей воды днями не бывает!» и т.д. Успешнее всего выстрелы получались у колоритного дядечки в черных носках и синих сланцах, салатовой футболке и модных чёрных очках с белыми дужками. Откуда-то из тыла долетала картечь: «Нет песочка в песочнице!»

«Все надо менять, деньги где?!» — безуспешно отражал атаки представитель системы ЖКХ. Горожане стали по пунктам перечислять, что именно нужно менять в теплотрассе, показав себя знатоками системы водоканала. «Вы как это определили?» — отстреливался другой коммунальщик. «Да там после сварки тут же все рвёт!» — следовало в ответ. «Наследие советской армии…» — обреченно согласился коммунальщик. И это было поражение. Локальное, конечно.

Петр Тултаев резюмировал: администрация выделит 30 миллионов рублей на ремонт теплотрассы. Может, даже еще 20 дополнительно. «Без обмана!» — заметил градоначальник. Прозвучала странная просьба разграничить площадку с тренажерами и футбольное поле. По сути, их и так разделяет несколько метров. Да и зачем разграничивать? «Обезопасить детей», — объяснили люди. Хотелось спросить — от чего и кого? Но проявлявший активность Сергей Вдовин не спрашивал, а говорил, что нужно правильно расставлять приоритеты.

Кто-то из коммунальщиков (видимо, ответственных за территорию) говорил по телефону: «Тебе осталось 15 минут! Чтобы весь мусор был в контейнерах! Это тебе не по бабам ходить!»

В бой рвалась женщина с гламурной собачкой на поводке. Как собачкой… Собачюсенькой со стразами на ошейнике. «Кому задать вопрос? Кто главный? — вопрошала она почему-то у корр. «С». — Имею я такое право спросить про дорогу у дома?» Конечно, имеете. Но тут собачка завизжала: хозяйка в спешке наступила ей на лапку. Ой! Первые раненые. С поля боя и собачку и хозяйку пришлось, видимо, эвакуировать. Во всяком случае, потом их никто не видел…

мэрская-суббота

Марш по территории противника продолжался. Кто-то из коммунальщиков (видимо, ответственных за территорию) говорил по телефону: «Тебе осталось 15 минут! Чтобы весь мусор был в контейнерах! Это тебе не по бабам ходить!» Интимного разговора, наверное, никто и не заметил, потому что большинство были поглощены перестрелкой Петра Тултаева. Нет, не с жильцами. Тут шел внутренний бой. Градоначальник высказывал за нерасторопность представителю домоуправления. И в пылу боя предложил делать медали из консервных банок. «За доблесть!» — резюмировал он. У того, кто секундами ранее острил в телефонном разговоре про мусор и баб, грохнулся на асфальт мобильник. Да так, что экран покрылся трещинами. Вторая жертва боя. Первый кандидат на медаль.

Дошли до дома, вдоль которого протянулась грязная разбитая дорога. Сами жители оставляли свои машины таким образом, что вывезли мордовский чернозем на и без того разбитый асфальт. Локального сражения не было: порешили отремонтировать. Внимание мэра привлекла стройка на территории коттеджа. Или рядом, раз мэр назвал это самостроем. Приказал разобраться.

Следующий коттедж. Рядом — куча песка. Градоначальник зовет представителя административной комиссии: «Вы что там идёте, как генерал?! Заставьте убрать!» Это и точно было сражение. Войско редело. Оставшиеся утирали пот. Только неутомимые Тултаев и Вдовин были на краю атаки. Вдовин местами вырывался вперёд. Якуба был, похоже, в запасе. Молчал. Белорунов — в глубочайшем запасе. Как транспортник, наверное, символизировал конницу.

мэрская-суббота

Углубившись максимально по территории противника, армия стала возвращаться. По пути встречались шикарные почти столетние дома из кирпича. Экскурсии бы здесь проводить, а не осовременивать! Даю сто очков, местные жители предадут меня военному трибуналу за такое предложение. На обратном пути открылся неплохой вид на ушаковский собор. Передышка. Спокойно стали говорить о зеленой зоне и установке скамеек и урн. «Урн нет!» — подтвердили все. А Сергей Вдовин сказал: «Даже я бы здесь намусорил!» И непонятно, то ли это была угроза, то ли констатация… Но, когда урны будут, видимо, и у Вдовина шанса намусорить не будет.

«Все вылизали перед приездом комиссии!» Тултаев этого вроде не замечает, зато кто-то реагирует в толпе: «Всех сдала!»

Далее был совершён неожиданный манёвр. Или армия попала в запланированную засаду. «Нужно повернуть налево!» — воскликнул кто-то из жильцов. Мордовская 35, корпус 50/1. Тут была плохая подъездная дорога к дому. Но это французы и немцы вязнут на плохих русских дорогах. Саму армию чиновников этим не возьмёшь. С лёгкостью форсируют препятствие. Неожиданно появляются партизаны. Бабушка с флягой, завидев процессию, громко говорит: «Все вылизали перед приездом комиссии!» Тултаев этого вроде не замечает, зато кто-то реагирует в толпе: «Всех сдала!»

Ближе к концу военной кампании на 100 процентов стало понятно (самым непонятливым) присутствие Сергея Вдовина и Виктора Якубы. «Я от партии иду, а он одномандатник! Вы ещё меня не выбрали!» — говорил первый встреченным жильцам, намекая на предстоящие выборы.

Тут к толпе подошёл какой-то парень в кроссовках и футболке, появлению которого мэр крайне обрадовался. «О, вы здесь живете? Ну и как? А то жильцы жалуются!» Тот ответил: «Меня все устраивает!» Единственный боец противоборствующей стороны, воевавшая ещё с «Бухен Хауса», сказала: «Потому что жена, наверное, занимается делами!» Это был еще и намек на то, что боец в кроссовках стоит вовсе не на стороне горожан в этом сражении. Оказалось, этот улыбчивый парень — директор саранского расчётного центра Владислав Коновалов.

мэрская-суббота

Идем дальше. Давно стало очевидным, что противник, окопавшийся на этой территории, умеет вести боевые действия. Запутать неприятеля для него – легче легкого. Пойди, например, узнай, где какой дом! А дома здесь все под номером 35. Разнятся только корпуса. Но они разбросаны в таком порядке, что нет никакой логики. Хотя, глупо, наверное, ждать от военных логики… Жители пятиэтажки, пронумерованной как корпус 232, просили новую крышу и новые трубы, а также жаловались на автомобилистов, паркующихся на тротуаре. Да и в тот момент машины занимали пешеходную площадь, хотя рядом были две внушительные парковки. Естественно, полупустые. «Как с ними бороться? Меня скоро убьют здесь! Я и бумаги клею, и ругаюсь с ними!» – говорила местный домком. И в этой армии нет единства! «Это люди из вашего дома!» — логично отвечали чиновники.

Настал час Виктора Якубы. Он вышел из запаса: «Да что здесь такого? – принялся он защищать припаркованные на тротуаре машины. — Это нормально! Человек поставил, зато скорая по дороге проедет!» Теперь вы знаете, кто оправдывает стоянку на тротуаре. Слышите, электорат, владельцы таких машин? Вы знаете, кто может отстаивать ваши интересы! Знаете, за кого голосовать! Жители предложили сделать карманы, убрав деревья. «Нам обрезание делали, а теперь, может, вообще?» – говорила домком. «Да это ж зелёный щит для вашего дома! – логично отвечали чиновники. — И проблемы не решит…» Победитель боя был неочевиден.

Далее последовал выстрел по некоему Андрею Бурнайкину, владельцу коттеджа, расположенного на значительном расстоянии от 235 корпуса. Этот прекрасный человек, как утверждали жители пятиэтажки, провёл сточную канализацию от коттеджей по новой дороге, и вода, переполняя колодец, затапливает подвалы двух многоквартирных домов. Неизвестно, попадет ли снаряд в цель: самого Бурнайкина на поле брани не было, а его коттедж с красной крышей визуально остался целым после жалоб горожан.

Дальше армия столкнулась с непонятным явлением. Возле 194 корпуса все встали перед высокой сухой березой, торчащей из свежеуложенного асфальта на парковке. Почему её сразу не срубили? Была пушистой. Почему бордюром не отделили? «Нас трудно понять… – оправдывался за всех и вся Петр Тултаев, с трудом подбирая слова. — Нас трудно понять… (видимо, он сам пытался понять, как это произошло, потому повторялся – «С») Мы как на вражеской территории! Запомните, если будем так работать, нас проклянут. И наших детей, и внуков…»

мэрская-суббота

У корпуса 201 армия вышла к берегам океана. Во всяком случае, так сказала местная бабушка, указывавшая на лужу. «У нас тут Тихий океан! Со всей военной базы вода течёт!» Долго решали, расширять или нет дорогу перед домом. И строить ли тротуар. Жильцы почему-то были против. «40 лет здесь живём, и раньше машин не было», — твердила одна бабушка. Вот как: люди до сих пор живут счастливым (наверное) прошлым без машин. Далее беседа, точнее, локальный бой, зашёл в тупик. Противоборствующая чиновникам армия местного дома не смогла определиться с военачальником. Председателем ТСЖ то есть. Или домкомом. «Нынешний самозванец! Его никто не выбирал. Пора его выкинуть!» – кричали жильцы. Тултаев стал указывать в толпу, предлагая самым активно кричащих стать председателем. Один отнекивался, намекая на какой-то секретный статус. Второй оправдывался возрастом : «Мне 76 лет!» Другая тем, что скоро отправится на кладбище (в сущности, почему бы тогда не броситься на амбразуру?). Вот так всегда: толпа крикнет «Вперёд!» А вперёд никто не идёт… Эх…

Наконец, взору уставшей армии предстали остатки (метров десять) кирпичного забора, закрывавшего пустоту. «Это что, Берлинская стена?! – удивился градоначальник. – Снести…» Жара усиливалась. Представители полиции и МЧС ушли в тень. Надеюсь, в настоящем бою этого не произойдёт…

Материалы по теме
Закрыть