Воскресенье, 19 мая
Общество

«Я перешел на новое место работы с высоко поднятой головой! 99 процентов задач выполнены!»

Виктор Прокин — ​о своем переводе из Дубенского в Атяшевский район, аграрных успехах и просторе для творчества.

Виктор Прокин — о своем переводе из Дубенского в Атяшевский район, аграрных успехах и просторе для творчества.

Виктор Прокин 11 лет проработал главой Дубенского района, а месяц назад по предложению Главы Мордовии и при поддержке местных депутатов занял аналогичный пост в Атяшеве. Это первый случай в истории республики, когда районный руководитель передвигается по… горизонтали. Сам чиновник рад такому повороту в карьере, утверждая, что в дубенских масштабах ему стало тесно. В каком направлении будет мести «новая метла» в Атяшевском районе? Почему сельское хозяйство — это не только рога и копыта? Как деревенского жителя сгубили лень и строители коммунизма? О работе, ошибках прошлого, аграрных проблемах и своей семье 54-летний Виктор Прокин рассказал Ирине Разиной.

«С»: В должности главы Атяшевского района вы уже месяц. Как впечатления от нового места работы?

— Она для меня не новая. Единственное отличие — Атяшевский район заметно больше Дубенского. Масштабы другие. И коллектив пока еще новый для меня. Идет процесс адаптации.

«С»: Расставание с Дубенским районом, которым вы руководили с 2005 года, было тяжелым?

— Конечно, далось это непросто. Столько лет напряженного труда и души вложено. За время моей работы в Дубенском районе выросло еще одно поколение. Дети, которые в 2005-м пошли в первый класс, в этом году уже окончили школу. 25 мая я был на «последнем звонке» у выпускников, желал им достойно вступить во взрослую жизнь, не бояться перемен. А на следующий день уже стал главой Атяшевского района. Но я хорошо помню, в каком ужасном состоянии 11 лет назад была дубенская школа. Часть детей занимались в тех кабинетах, где крыша еще была целой. А остальных «переселили» в помещения училища. Конечно, такое положение сильно отражалось на получении знаний. И родители, и дети были этим недовольны. Волна возмущения была такая, что едва не доходило до крайностей. Многие родители говорили: «Мы перестанем отпускать детей в такую школу!» Пришлось срочно заняться этой проблемой. Новое здание школы начали строить в декабре 2005-го, а через 1,5 года там уже начался учебный процесс.

К 2005 году из Дубенок на заработки в Москву, Нижний Новгород или на российский север уезжало до 3 тысяч человек в год! А сейчас число тех, кто отправляется за «длинным» рублем, не превышает 500 жителей. Все остальные вернулись

«С»: Чем еще из сделанного за 11 лет работы в Дубенском районе вы довольны?

— 99 процентов задач, которые передо мной были поставлены в 2005 году в момент вступления в должность, я выполнил. Это развитие сельского хозяйства, решение социальных проблем и прочее. Мы полностью модернизировали социальные объекты, промышленные предприятия и аграрную отрасль. Дубенский район в числе первых подключился к появившимся в то время в России нацпроектам «Образование», «Здравоохранение» и «Развитие АПК». Построен свиноводческий комплекс в Морге, молочный комплекс в Петровке, который сегодня лучший по продуктивности. В большинстве хозяйств появилась новая техника. В аграрный сектор вложили огромные инвестиции. Но поначалу картина была удручающая. Все старые предприятия колхозно-совхозного типа советского периода рухнули, народ разбежался, зарплаты не платили. Кругом банкротства и долги. К 2005 году из Дубенок на заработки в Москву, Нижний Новгород или на российский север уезжало до 3 тысяч человек в год! А сейчас число тех, кто отправляется за «длинным» рублем, не превышает 500 жителей. Все остальные вернулись. Нам удалось этот отток остановить. Сейчас в Дубенках даже есть предприятия мирового уровня! Например, кирпичный завод, построенный два года назад. В его создание было инвестировано 2,5 миллиарда рублей. И теперь там есть 150 высокооплачиваемых рабочих мест. Кроме того, в Дубенках построены физкультурно-оздоровительный комплекс, стадион. Ежегодно, начиная с 2006 года, мы вводили по 4 тысячи квадратных метров жилья. Построили новый микрорайон. Теперь приятно проехать по этой части села. Вместе с многоквартирными домами появились все необходимые социальные объекты. Причем они и дорожная инфраструктура строились полностью за счет бюджета. Недавно определили площадку под еще один подобный микрорайон.

«С»: То есть вам спустя 11 лет перед жителями Дубенского района краснеть не за что?

— Абсолютно! Я перешел на новое место работы с высоко поднятой головой. Хотя расставаться, конечно, было тяжело. Но, по крайней мере, за годы работы я дубенцев ни разу не обманул. Они мне полностью доверяли. Поэтому у нас многое получилось.

«С»: А как вы узнали о том, что вам предстоит сменить Дубенки на Атяшево?

— Глава республики сообщил. Мол, есть такое намерение, перевести вас в другой район, как на это смотрите? На что я ответил: «Наверное, это правильно». В Дубенках я уже «перезрел». Можно сказать, что в какой-то момент мне в масштабах этого района стало тесно и неинтересно. Тем более что атяшевская земля — моя малая родина. Так и получилось, что 25 мая вечером мы с Владимиром Дмитриевичем об этом поговорили, а утром следующего дня в Атяшеве уже провели сессию депутатов, которые меня утвердили в новой должности.

«С»: Как все стремительно…

— А я и в Дубенки в 2005-м так же приехал. Работал заместителем министра сельского хозяйства Мордовии. 5 июня Николай Иванович Меркушкин меня вызвал ближе к обеду и спросил: «Поедешь?» Я согласился. И в 17.00 в Дубенках прошла сессия депутатов, на которой я возглавил район.

«С»: Вы, как солдат. Приказ получен, и он не обсуждается?

— Да.

«С»: А страшно не было? Все-таки работа в Минсельхозе — одно, а руководство одним из проблемных на тот момент районов — совсем другое.

— До работы в министерстве я прошел серьезную школу. Учился в аспирантуре, стал доктором наук. А потом начал работать с самых «низов». 10 лет был зоотехником в племсовхозе им. Ленина под Рузаевкой. Потом почти столько же времени руководил этим хозяйством. В подчинении было 500 работников. И вся социалка была на мне. Это сейчас сельхозпредприятия подобные заботы переложили на плечи местных администраций. А раньше председатель колхоза или совхоза по статусу был не ниже, чем нынешний глава сельской администрации. У него было все: деньги и возможности, чтобы решать какие-то социальные вопросы. Но это все происходило в 1970-1980-е годы, когда Леонид Брежнев еще был генсеком! (Смеется — «С») Так что в руководстве Дубенским районом для меня не было ничего принципиально нового — тот же совхоз, только границы побольше.

«С»: А в Атяшеве как вас приняли?

— Большинство о моем назначении не знали до последнего. Хотя, возможно, предположения были. Бывший глава района Михаил Сурков много сделал. И для того, чтобы все это удержать, нужен немалый опыт. Наверное, руководство республики учитывало этот момент, когда принималось решение о моем переводе. А моя главная задача — не затеряться здесь и определить вектор движения, в соответствии с которым будет развиваться Атяшевский район.

«С»: С чего вы начнете работу?

— Все акценты были сделаны Главой республики. Прежде всего, нужно подтянуть животноводство: разобраться по продуктивности КРС, по воспроизводству стада и т. д. Рецепты решения этих проблем мне известны — как теоретические, так и практические. Я знаком и с мировым опытом, и с подходами советского периода. Вся моя жизнь с этим связана. Главное — начинать заготовку качественных кормов. А для этого нужно учитывать биологию. Рацион коровы должен быть таким, при котором ее организм будет вырабатывать молоко, не тратя дополнительной энергии на переработку пищи. Воспроизводство стада — тоже сложнейший биологический процесс. Генетикой закладывается даже качество будущего молока! В Атяшевском районе есть современные молочные комплексы, только отдачи большой пока нет. Нужно будет разобраться, в чем причина. Работают и такие предприятия, в которых пока еще используются технологии и оборудование советского периода. Посмотрим, что с ними можно сделать. Вопросов много. Но я планирую вплотную заняться модернизацией животноводства. И если с собственниками сельхозпредприятий мы будем понимать друг друга, то все у нас должно получиться. Пока не все хотят вкладывать средства в развитие, не понимая, насколько это важно. Считают, что надо сначала поднять цену молока, чтобы совершенствовать производство за счет прибыли от его продажи. Но это ошибочный путь. Как раз модернизация может повысить доход за счет увеличения объемов продукции. А стремительного роста цен на молоко в стране никто не допустит: это социальный продукт.

«С»: А нынешнее сельское хозяйство имеет много общего с тем, что было у нас во времена, когда страна строила коммунизм?

— Советские методики сильно устарели. Тогда мы даже не знали о возможностях, которые есть сегодня! Можете себе представить, что звание Героя труда давали за 200 граммов привеса на одну свинью или надои в 5 тысяч килограммов молока на одну корову?! А сегодня уже 10 тысяч килограммов на буренку считается низким результатом. Не было тогда и нынешнего набора современной техники. Да и сама система животноводства советского периода очень энергозатратна. Сейчас, используя старые технологии, прибыль не получишь никогда. Но в то время чего мы только ни делали! Из соломы пытались получать сено. Кормоцеха строили, пар туда пускали, чтобы она запрела и т. д. Усилий прилагалось много, а результата не было. Коров доили вручную! В конце концов, «в верхах» было решено перевести хозяйства на машинное доение. Но коровы сементальской породы, которая тогда у нас преобладала, не были приспособлены к этому. Соски у них были настолько большими, что доильный аппарат их не захватывал. Тогда была поставлена задача изменить качество вымени, сохранив высокую продуктивность этой породы. Представляете? А в то время у нас в стране вообще не было качественного племенного материала. Впервые работу по совершенствованию поголовья коров в Мордовии начали мы в том самом племзаводе под Рузаевкой, которым я руководил. Тогда впервые в Советский Союз из Канады была завезена сперма быков-производителей. В результате Мордовия стала местом выведения красно-пестрой породы, которая значится сегодня в реестре и очень распространена. И я являюсь одним из ее авторов, на что имею соответствующий патент.

«С»: А как вы следите за новыми направлениями в сельском хозяйстве?

— Хотя времени и не хватает, но стараюсь изучать все это с помощью Интернета и каких-то учебников. За последние 30 лет колоссальные изменения в аграрной отрасли произошли! Но мы по-прежнему завозим семенной материал из-за рубежа. Сожалею, что мы выбираем такой путь, забывая о развитии собственной науки. В этом наша слабая сторона. Мы испортили все существующие породы. С голштинцами перемешали все что можно. Получился бутерброд! К чему нас это приведет? Возьмите хотя бы нашу республику. Селекционеров-то нет! В Мордовском университете их вообще не готовят. И это большая проблема.

«С»: Сельское хозяйство в Мордовии вроде бы хорошо развивается, туда вкладываются огромные инвестиции. Но в то же время в аграрном институте ежегодно хронический недобор студентов…

— Это плохо. Сельский труд никогда не был привлекательным. Желание работать на своей земле у людей отбили в советское время. Строили коммунизм, в ходу были такие понятия, как концентрация, специализация. Мысли там оказались не нужны. За тебя все решали, только исполняй, что требуется. И люди в подобных реалиях стали ленивее, отвыкли проявлять инициативу. А село без трудолюбия не выживет. Поэтому у нас сегодня и нет такого большого количества фермерских хозяйств. А это мировая практика. Именно на небольших сельхозпредприятиях, семейных фермах основана аграрная отрасль на Западе. Мы же выбрали другой путь: агрохолдинги, крупные животноводческие комплексы и т. д. Может быть, в этот период они действительно нужны. А что дальше с ними будет? Риски очень высоки. Если один такой холдинг закроется по каким-то причинам, то это будет очень болезненно: снизятся объемы производства, люди потеряют работу и т. д. А когда много мелких фермеров, то все проще: закрываются одни — их место занимают другие. К тому же за каждым крестьянско-фермерским хозяйством, как правило, стоит большая и крепкая семья, несколько поколений которой объединены общим делом, они живут в родном селе и не стремятся куда-то уезжать. У ребенка, воспитанного в духе фермерства, в мыслях не будет променять свою жизнь на городскую. Это самое ценное, что поможет селу выжить.

«С»: Может быть, фермерство могло бы излечить село от одной из главных российских бед — пьянства?

— Конечно. Хотя, думаю, что это явление было повальным в 1990-е годы, а сейчас все-таки идет на убыль. Я вообще не представляю, как можно пьянствовать в селе! Там круглый год найдется работа. Сейчас есть программы по развитию личного подсобного хозяйства. Открывай мини-ферму или заведи приусадебный участок. Кто мешает? Все травой кругом заросло — коси сколько угодно! Не хочешь животноводством заниматься — начни что-нибудь выращивать, займись садоводством. Стыдно деревенскому жителю польские яблоки в магазине покупать или куриные яйца у соседа! Сельское хозяйство — это не только рога и копыта. Здесь огромный простор для творчества! К чему душа лежит, тем и займись. Только трудиться надо. К примеру, в Левже много лет занимаются выращиванием виктории. Зайдите сегодня на рынок — почти вся ягода оттуда. Я знаю, что некоторые левженцы на ней зарабатывают по 700–900 тысяч рублей за сезон. Конечно, есть сложности для сельчан с выходом на рынок, нет необходимой кооперации. Но это все решается, было бы для кого.

«С»: Рабочий график у вас напряженный?

— В 5.00 я уже обычно на ногах. К 7.00 приезжаю на работу и — до позднего вечера! Хотя пока времени все равно не хватает. Поэтому в выходные тоже тружусь. Надо во все вникнуть, разобраться. Справимся… Мне нравится такой ритм жизни, когда все вокруг кипит. Решать какие-то проблемы, чувствовать, как ситуация меняется в лучшую сторону и т. д. Противоречия тоже дают источник развития.

«С»: Может, в Атяшевском районе есть те, кто не рад вашему назначению?

— Меня это вообще не интересует. Я приехал не разборки устраивать, а работать и приносить людям пользу. Поэтому хочет меня кто-то видеть в этой должности или нет, мне безразлично.

«С»: А как у вас складываются отношения с главным атяшевским предпринимателем Виктором Бирюковым?

— Хорошо. Я его давно знаю. Мы оба работали заместителями министра в Минсельхозе. Потом он ушел в производственники, а я — в районные начальники, и пути разошлись. А сейчас вот опять доведется вместе поработать. Думаю, что больших разногласий не будет. Тем более что цель одна — обеспечить дальнейшее развитие Атяшевского района. Чтобы буква «А» в его названии всегда была только первой! (Смеется — «С»)

«С»: Ваше родное село Чукалы-на-Нуе еще живо?

— Да, но там осталось всего 20–25 жителей. Я в 1977-м окончил восьмилетку и уехал оттуда в Козловку, где как раз открыли СПТУ. Отучился на тракториста-машиниста широкого профиля и получил диплом № 1. С этим документом я начал учиться в Саранске на зоотехника. Почему выбрал такую специальность? У нас в семье было семь детей: три сестры и четыре брата. Отец рано умер. И мы выживали только за счет своего хозяйства: коровы и прочей живности. Летом надо было заготавливать и корма для скотины, и дрова. Мы с детства понимали, что трудолюбие — главный источник богатства. Другой жизни, кроме сельской, никто из нас не представлял.

«С»: Как ваша семья восприняла новость о смене места работы?

— Супруга была первой, кто меня поддержал. Сказала: «Все хорошо. Надо ехать». Тем более что Дубенки и Атяшево не так далеко друг от друга. Так что прежнее место жительства пока покидать не планируем. Я рад, что близкие меня поддерживают… Мы в Дубенках всегда боролись за то, чтобы мужчины не уезжали далеко на заработки. В ситуации, когда жена здесь, а муж уехал, для меня, как биолога, все понятно: этой семьи со временем не будет. Физиологию не обманешь, природа обязательно рано или поздно потребует свое. А страдают от разводов, прежде всего, дети. Так что вместо того, чтобы ездить куда-то, можно правильно организовать свое подворье и, живя со своей семьей, зарабатывать не меньше, чем на отхожих промыслах. Если не лениться, на хлеб с маслом точно заработаешь. А когда еще голову грамотно подключишь к делу, то и на икру хватит!

«С»: А у вас личное хозяйство большое?

— Сад огромный: 16 яблонь, четыре вишни и т. д. Сам все сажал и ухаживаю тоже я. Деревья подрезаю, обрабатываю. Яблоки растут, как на картинке, никаких польских не надо. Своих хватает от одного урожая до следующего. Это моя отдушина, что-то вроде отдыха. На то, чтобы развести побольше живности, конечно, времени с этой работой не хватает. Но кур-то мы, конечно, держим. Есть индюшата, бройлеры. Они, знаете, как растут! Приятно смотреть. Да и мясо у них диетическое. Так что стараемся, чтобы на столе было больше своих, натуральных продуктов, а не магазинных. А домашнее хозяйство с супругой ведем вместе. Если надо, я могу ей и с уборкой помочь, и приготовить что-то. Не на диване же лежать, пока она трудится! Это как-то неэтично.

«С»: А какой вид отдыха любите?

— Обычно мы раз в год выезжаем на море или в горы на Северный Кавказ. За границей на отдыхе я ни разу не был и не стремлюсь туда. Поедем ли в этом году куда-то, пока не могу сказать. Надо сначала здесь с делами разобраться…

Материалы по теме
Закрыть